Жизнь после детского дома

Дата публикации: 29.09.2016 - 03:31
Просмотров - 322

alt

Какая она, жизнь после детского дома?

Кто-то думает, что довольно-таки обеспеченная и безоблачная, ведь сиротам положены льготы при поступлении в вуз, им платят повышенную стипендию, они получают жилье в то время, как другие берут ипотеку на 30 лет… А кто-то просто знает правду, потому что сам прошел весь этот путь - на деле серый, затянутый тучами проблем.

Лена (все имена в статье изменены) прошла. Мало того, она прошла его достойно, не растеряв лучших душевных качеств, которые воспитал в ней детский дом, а также человек, по сути со стороны, который стал мудрым наставником и лучшим другом.

…В детский дом Лена попала, будучи совсем малышкой. Мама отказалась от нее не потому, что не любила, - она не могла ухаживать за ребенком: у женщины не было одной кисти руки. Ситуацию усугубляло и то, что она была глухонемой. Оттого с раннего детства девочка привыкла к железной дисциплине, которая царит, наверное, во всех интернатах. Только для нее это было не минусом, а скорее, жирным плюсом, потому что, как она сама сейчас говорит, очень пригодилась в жизни.

С седьмого класса ребят приучали к труду: зимой они драили кабинеты, летом мыли посуду. За это даже платили, причем, неплохо: однажды Лена купила хороший спортивный костюм, его она помнит до сих пор. Другие девчонки предпочитали покупать спиртное и сигареты. На них Лена совсем не была похожа. Скорее, наоборот, разительно отличалась – посещала кучу кружков, стараясь всему научиться, а по ночам на окне при свете фонаря читала книги.

А еще мечтала о том, чтобы ее забрали в семью. Настоящую, где есть мама и папа, пусть не родные, но добрые и заботливые. Где по вечерам за большим столом дружно пьют чай. Где любят и ждут. Время шло, других детей забирали либо навсегда, либо на лето – у всех были какие-то дальние родственники. У Лены не было никого. Поэтому с июня по август большое здание пустело и становилось только ее «владениями». Правда, это совсем не радовало - на сердце становилось так же пусто.

…Она появилась на пороге детдома внезапно. Светлана рассказала директору, что удочерять никого не собирается, а вот забирать ребенка на выходные, праздники, каникулы готова. Зачем ей было это нужно? Толково ответить на вопрос она не может до сих пор – так сердце подсказало. Лену вызвали в кабинет. Она шла по мрачному коридору и думала, что ж такое натворила? А после увидела «тетьСвету» - так она сразу стала ее называть: искреннюю, открытую, с добрыми глазами – как девочка себе и представляла.

Так между взрослой, мудрой женщиной и девчонкой-подростком завязалась дружба, которая длится до сих пор. Вместе с семьей тети Светы они гуляли, встречали праздники, даже копали картошку. Не все было гладко, бунтарский характер взрослевшей Лены давал о себе знать. Тете Свете часто приходилось «включать» стойкость, но вместе с тем не терять мягкость – боязнь навредить человечку, которого и так на прочность испытывала жизнь, была велика.

Лена окончила школу без единой тройки. В пятницу вечером громко прошел выпускной, после все ребята разъехались по родственникам. А она опять осталась. Куда идти? Лихие 90-е, каждый выживал, как мог, чего уж тут добавить. Начались скитания по друзьям и знакомым. В копилку горестей добавилось и то, что ей не удалось поступить в вуз на литературный факультет, куда так хотелось попасть, - провалила один экзамен. Навязываться тете Свете она не хотела. А та и не знала о Лениных бедах, потому что была уверена – круглую сироту государство никак не может бросить.

29 августа Лена все-таки заглянула в знакомый дом, который почти стал родным, чтобы сообщить «радостную весть» - ее приняли в сельхозтехникум. Как винила себя тетя Света за то, что не приехала в тот важный момент, не поинтересовалась, как дела у ее девочки!.. «Да куда ж тебя, худенькую и хрупкую, в агрономы, на поля!» - говорила она. И решила постучать в двери ближайшего техникума. Что произошло там, и как ей удалось достучаться уже до сердец педагогов, в подробностях не рассказывает. Известен итог, который повлиял на всю дальнейшую жизнь Лены, - ее взяли на экономический бесплатно.

Дальше – больше. Дали комнату в общежитии, получила талончик на питание. Стипендию Лене не платили, да и вообще каких-либо выплат от государства не было. Чем могла, помогала тетя Света. На жизнь хватало. Лена всегда увлекалась спортом, да так, что физрук однажды воскликнул: «Где ж таких спортсменов выращивают?» Лена и ответила: «В интернате!» И все закрутили головами: кто из интерната? Она никогда не производила такого впечатления.

После окончания техникума было новое общежитие. Тетя Света с мужем сделали в комнате ремонт, привезли мебель. Быстро нашлась и работа – вновь подсуетилась тетя Света и одна из преподавательниц, за что Лена до сих пор искреннее им благодарна. Полгода девушка трудилась совсем не по специальности, но не жалела – нарабатывала опыт, показывала себя с лучшей стороны. Постепенно начала подменять постоянных бухгалтеров, а потом и вовсе получила заслуженную должность по своей стезе. Года через три начали говорить, мол, высшего образования-то у тебя нет, получай! Привыкшая всего добиваться Лена тут же поступила на «вышку», причем бесплатно, – отлично сдала вступительные экзамены. Учеба давалась легко, все шло по накатанной.

Бежали деньки, месяцы складывались в годы, и однажды Лена пришла к тете Свете и сказала, мол, хочу ребеночка. Пусть мужчины достойного рядом пока нет, но подарить накопленную любовь кому-то нужно. Вскоре родился сынок. Маме-одиночке помогали все - тетя Света, коллеги и друзья. Благодаря им в съемной квартире появились комод, кроватка, пеленальный столик, стиральная машина.

И жизнь вроде бы сложилась, а вот своего жилья (положенного по закону!) все не было. Лена надеялась, что когда-то детдом поставил ее в некую очередь, которая вот-вот подойдет. Оказалось, надежда была напрасной. Начались перебежки по разным инстанциям, письма президенту, суды, нервотрепка… Но встречалось много и хороших людей – Лена не устает повторять, что ей на них везет. Они вносили свою лепту в то, чтобы, в конце концов, пазл сложился. Так и получилось. Мама с сыном въехали в новый дом, который… принес свои разочарования.

Лена полагала, что ее соседями станут взрослые, серьезные люди, семьи с детьми. Но нет, ими стали молодые, буйные, курящие и пьющие особы. Ей было невыносимо по вечерам укачивать ребенка под нецензурные крики за стеной и громкую музыку. В итоге чудом «однушку» с ремонтом в новом доме удалось поменять на убитую «двушку» в старой многоэтажке. Одним махом она решила две проблемы: во-первых, избавилась от неприятного соседства, а во-вторых, у сына появилась своя комната.

Несмотря на то, что в детском доме равнодушно отнеслись к ее проблемам с поступлением, с жильем, обиду где-то внутри себя Лена не накопила. Время, проведенное там, вспоминает с теплотой, мол, всему научили, разве что чай заваривать не умела. Тетя Света до сих пор вспоминает с улыбкой историю о том, как однажды она попросила Лену заварить чаю, та решительно направилась на кухню, налила в стакан кипятка… и все.

Сегодня она по-прежнему трудится по своей специальности, хоть и пришлось сменить насиженное место – не устраивал график. Находиться в офисе приходилось чуть ли не до полуночи, домой приходила, когда сын уже спал. Сейчас в пять вечера она железно дома. Говорит, ощутимо потеряла в зарплате, зато видит, как растет сын. Скоро он пойдёт в секцию по волейболу либо по дзюдо – пока в раздумьях. Радует, что будет время встречать его после тренировки, а не пропадать сутками на работе. «Она очень заботливая мама, дай Бог всем такими быть», - говорит тетя Света.

На вопрос «Что помогло не свернуть с верного пути?» Лена без раздумий отвечает: «ТетьСвета.» Мол, она показала правильный путь, по нему и пошла. А та отмахивается: «Она всегда была очень самостоятельной! Мне кажется, я совсем немного для нее сделала, а она так часто меня благодарит...».

Они до сих пор прекрасно общаются, только роли сменили – из «почти что» мамы и «почти что» дочки стали хорошими подругами, близкими людьми, членами одной семьи - пусть это и не зафиксировано документально. Духовная связь – она важнее всяких печатей и бумаг.

Вера ДАНИЛЕНКО, «ЧР» № 81 от 29 сентября 2016г.

Новости по теме: