Бездомная старость

Дата публикации: 30.08.2012 - 02:31
Автор:
Просмотров - 377

Очередь в регистратуру городской поликлиники продвигалась медленно, я и не заметила, как разговорилась со старушкой позади меня.

Маленькая, в больших очках с толстыми линзами, в нелепой шапке, сваливавшейся на лоб, она, как водится, незаметно выложила мне все  проблемы. Оказалось, 75-летняя бабушка не имеет своего угла и обитает у тех, кто приютит. Снимать квартиру слишком дорого для нее, еще бы: аренда сравнялась с величиной средней пенсии. Случайная собеседница настолько потрясла меня своей историей, что стала внимательнее к ней. Неужели в ее-то возрасте можно остаться без крыши над головой?

Поинтересовалась, есть ли у женщины дети, ответила: «Да». Квартиру ей пришлось уступить дочери, зятю и внучке. Для нее там места не нашлось. И не только потому что комнат не хватало. Близким людям должно быть и в тесноте не обидно.  Просто не может пожилая женщина смотреть, как несчастна ее дочь, на которую супруг-алкоголик что ни день кидается с кулаками. Никакого другого дела, кроме как заливать за воротник, у него нет. Целыми днями лежит на диване, уставившись в телевизор, пока не находится тот, кто разделит с ним рюмку водки. А вечерами, «уставший» и раздраженный, он возвращается домой, чтобы в очередной раз найти повод и хорошенько дать по шее жене и дочери.

На уговоры бабушки бросить опостылевшего мужа женщина не соглашается, умом понимая, что так жить нельзя, но не решаясь бросить хоть плохого, но своего! А то, что от такой жизни по чужим углам вынуждена скитаться мать, почему-то ее волнует меньше.

 

К ак часто старики остаются без крыши над головой? Оказывается, довольно часто, чтобы этого не замечать.

- Стоит пожилым родителям оформить дарственную на квартиру или продать ее по просьбе детей, отношение к ним меняется, - делится своими наблюдениями специалист по социальной работе центра соцобслуживания населения Антонина Ковтунова, которая помогает самым беспомощным черногорцам, оказавшимся на улице. – За три года мы оформили в пансионат для ветеранов и инвалидов 71 человека, многие из них ушли из дома из-за неполадок в семье.

К примеру, в центр соцобслуживания еще четыре года назад обратилась Марья Ивановна (назовем ее так), в собственности старушки раньше была двухкомнатная квартира, которую по настоянию сына она продала. Тот жил в Аскизе в квартире гражданской жены, тоже двухкомнатной, вместе с пасынком.

- Я найду работу, куплю машину, встанем на ноги, - строил планы молодой мужчина. Что ж, почему бы и не согласиться? Конечно, Марья Ивановна пошла навстречу сыну, только вот пожалела об этом почти сразу. Делить кров пришлось с новой семьей. Казалось бы, порой в тесной двушке годами дружно живут три поколения родственников. Внука можно разместить с бабушкой в одной комнате, а родителей – в другой. Но у Марьи Ивановны не сложились отношения с невесткой, не так ласков стал с ней и сын, который как-то незаметно истратил деньги от продажи квартиры, а теперь не гнушается маминой пенсией. Постоянные крики, недовольства, издевки довели старушку до того, что она готова бежать, но куда?

- Марья Ивановна впервые обратилась ко мне с просьбой поместить ее в дом престарелых еще в 2009 году, я сразу поставила ее в очередь, но она не решалась сама, иногда уезжала к дочери, но у той большая семья, а квартира тоже маленькая, не хочет стеснять, - рассказывает Антонина Клементьевна. – Сейчас, видно, ей стало совсем невмоготу, так что мы собрали пакет документов и ждем места в доме ветеранов в Абакане.

 

Пару недель назад в центр соцобслуживания постучался 80-летний мужчина, бывший шахтер. После смерти жены он продал квартиру и купил дом, который сразу оформил на дочь. Стали жить-поживать, правда, ладить не получилось. Старика определили в летнюю кухню, и стоит ему показать оттуда нос, как возникают конфликты. Про такие отношения в народе говорят: «Шаг влево, шаг вправо – расстрел». Пенсию дочь тратит по своему усмотрению.  Еще совсем недавно женщина вела себя по-другому, уговаривала отца жить под одной крышей, чтобы постоянно ухаживать за ним, жить одной большой дружной семьей. «Раньше всё было хорошо, а как съехались, стали рычать на меня, всё, мол, делаю не так», - жалуется старик, который втихую от родных пришел проситься в дом ветеранов.

 - Этот мужчина, как и многие, которые приходят к нам, приличный человек, уважаемый, он не пьет, не ведет аморальный образ жизни. Так почему же близкие люди обижают его, унижают, отбирают деньги, говорят гадости? – удивляется специалист центра соцобслуживания. – Долг детей – создать для родителей тепличные условия, чтобы те пожили подольше, а получается совсем наоборот. Я считаю, во всем виновата жажда наживы, она переходит все границы. А ведь старикам много не нужно – тарелку супа да теплую беседу. Но от всех слышу одно и то же: «Только переписал жилье, стал не нужен». 

Пожилые люди, конечно, часто обидчивы, капризны, но ведь многие находят с состарившимися матерями и отцами общий язык. А вот у некоторых доходит до того, что старики готовы бежать из дома, лишь бы больше не терпеть оскорблений от собственных детей. 

- При этом никто из родственников, когда старика увозят в дом ветеранов, не пытается уговорить его вернуться, все как будто рады, что избавились от груза, - продолжает Антонина Клементьевна. – В моей практике был только один исключительный случай. Бабушка жила с внучкой и переписала на нее квартиру. И вдруг девушка стала выживать ее, пренебрежительное отношение настолько расстраивало бабушку, что она, не проронив ни слова, ушла из дому. А кому понравится, когда его отовсюду гонят, говорят :«Иди, фу, от тебя старостью воняет!». Я положила ее в больницу (таковы требования), приготовила документы на устройство в пансионат, но в это время обо всем узнали дочери и вернули мать домой.

Нередко дети не ограничиваются одними словесными издевательствами, кто-то и руку поднимает на родителей. Так, одна старушка долго собиралась уйти от сына, который поколачивал ее, но никак не могла этого сделать из-за жалости… к своему дитяти.

- Часто к нам поступают звонки от председателей уличных комитетов, соседей о жестоком обращении с пожилыми,  выезжаем по адресам, чтобы хотя бы побеседовать о проблеме. Последний звонок был с улицы Парковая, где живут в одной квартире дочь, ее отец и муж. Соседи не раз звонили: «Приезжайте, посмотрите, дед-инвалид ходит голодный, грязный. Надо что-то делать!» Но там железная дверь, мы не можем попасть. Подключаем участкового. Приходится вмешиваться в семейные дрязги, хотя это не наше дело. Просто сил нет смотреть, как издеваются над стариками.

Картинки, которые предстают порой перед социальными работниками, говорят о крайней степени безразличия и верхе цинизма.

- Что ж они так рано переписывают квартиры? – вопрошают социальные работники, когда видят измученных, голодных и неухоженных стариков, доживающих свой век в атмосфере ненависти, переживающих брезгливость и неприязнь своих собственных детей. – Не надо торопиться, даже если у вас самые радужные отношения. Оформила бабулька дарственную на дочь, начались дрязги, она – к сыну, но тот обиделся, говорит, кому квартиру подарила, тот пусть за тобой и следит.

 

 Конечно, пожилые люди, продавая жилье или оформляя дарственные, не допускают мысли, что в доме детей не приживутся. А зря. Обратного пути в этом случае не будет. Претендовать на долю в новом жилье, купленном после продажи стариковской квартиры, бабушки и дедушки обычно не считают нужным, это и понятно: все равно имущество перейдет к детям, а начинать тяжбы потом, когда возникают конфликты, у них ни сил, ни знаний, ни совести не хватит. Многие не возьмут в толк, как можно выступать против собственных дочерей и сыновей?

Оспорить дарственную тоже крайне сложно, для этого придется идти в суд и указать особые причины, а именно: был причинен вред здоровью и жизни дарителя, или одаряемый обращался с подарком настолько безответственно, что создалась угроза его безвозвратной утраты. Также недействительной суд может признать сделку, если даритель не понимал значение своих действий, но чтобы доказать это, придется привлечь необходимые документы и экспертов (психиатр должен поручиться, что в момент совершения сделки даритель был невменяемым).

Конечно, если отношения в семье хорошие, ни старик, ни кто-либо другой из домочадцев не останется за порогом. Но все же юристы и просто умудренные опытом люди советуют всегда подстраховываться и оформлять на себя хотя бы долю общего имущества. Иначе при плохом развитии событий можно будет сделать только один решительный шаг – уйти, поменять родной дом на интернат, в котором хоть и хорошо, тепло, уютно, но все-таки это казенное учреждение. И вернуться оттуда, как показывает практика, потом вовсе некуда. Никто не будет ждать обратно.

 Анастасия ХОМА, «ЧР» №99 от 30 августа 2012 г.

Новости по теме: