Поспорим

Дата публикации: 23.10.2012 - 03:59
Автор:
Просмотров - 483

Кто жалеет розги своей,

тот ненавидит сына

Я бы не стала спорить с утверждением, что ребенок еще будучи в утробе матери уже имеет свой характер. И он приходит в мир таким, каким приходит. Но это совсем не значит, что родители должны опустить руки и позволять ему все что угодно.
 

Малыши очень умные и на уровне инстинктов понимают, как из родителей веревки вить. Уступите хоть раз в магазине, купив то, что требует дитя, лишь бы оно не кричало - и готово! Вы получите регулярные истерики у любого прилавка, на котором чадо узрит что-то интересное для себя. Причем  даже понимать не будет, нужен ли ему этот предмет. Как безобразно выглядят бьющиеся об пол дети, ревущие «Купи-и-и!». При таких сценах всегда испытываю чувство неловкости.

Меня Бог миловал, мой ребенок никогда не закатил ни одной истерики ни по поводу чупа-чупса, ни по поводу робота-трансформера. Мы умели договариваться. Я объясняла сыну, что у мамы сегодня денежек нет.

- А когда будут, купишь? - уточнял он.

- Обязательно. И конечно, обещание выполняла.

Но сын не всегда был столь послушен. Иногда приходилось и шлепать, и в угол ставить, а то и за ремень браться. Это случилось, когда мое чадо взялось за спички и развело на кухне костерок из газеты. Хватило сыну на это пару минут, пока я полоскала в ванной комнате белье. Вот тогда  впервые панически испугалась. И хорошенько отшлепав и наплакавшись вместе с ним, вспомнила передачу, в которой психолог объяснял, что детям недостаточно сказать слово «нельзя». Они должны понять, почему нельзя. И советовал не отдергивать руку малыша, который, например, тянется к пламени свечи. Пусть ребенок схватит огонь и почувствует, как он обжигает, в тот момент нужно сказать: «Нельзя, горячо!» Сильного ожога малыш не получит, но урок усвоит надолго. И тогда я зажгла газету и поднесла ее к ладони сына. С тех пор проблем со спичками не возникало. У него появилось  понимание того, что это больно и поэтому нельзя. Пусть кто-то скажет, что подобным образом поступать жестоко. Но я сделала так, чтобы уберечь его от большой беды, и рада, что метод подействовал.

А недавно мой взрослый уже сын рассказывал девушке, как мы учились понимать время.

Для этого купила ведерко, на пластмассовой крышке которого был нарисован циферблат и имелись стрелки. Потратив пару часов на объяснение, я заподозрила, что ребенок из вредности не дает правильных ответов (было ему тогда шесть лет), и  когда в очередной раз он ответил неверно, то, в сердцах, треснула его этим циферблатом. Скажу честно, удар был не сильным, но стрелки с треском соскочили с крепления. Я напугалась, и сын тоже, но время с того момента стал определять безошибочно.

Конечно, нельзя детей наказывать за непонимание, тем более за плохие отметки. Но вот так получилось. И сын со смехом вспоминает сейчас, как в него «вбили» науку понимания времени игрушечным циферблатом. 

Если родители в процессе воспитания не внушат ребенку, что такое хорошо, что такое плохо, как он поймет? У него ведь нет жизненного опыта. Когда малыш не понимает, что такое больно, как он будет сочувствовать тем, у кого болит? И как заставить ребенка слушаться (а в будущем не нарушать правила общежития и законы), если у него нет внутреннего тормоза и страха наказания за плохие поступки? Ведь все мы знаем, что кого-то удерживает совесть, а кого-то - страх. А еще меня «умиляют» родители, которые сюсюкаются над своими крошками, позволяя им все, готовые ждать, когда они повзрослеют и все поймут, но... при этом чужих детей считают отвратительно воспитанными и непротив того, чтобы родители их отшлепали  за плохое поведение.

Меня в детстве не наказывали. Но однажды мама отстегала сантиметровой лентой за то, что, убежав из дома играть, я вернулась, когда уже стемнело. Урок был усвоен. Хотя, только став матерью, я поняла, почему меня наказали. Чтобы уберечь. Я поняла, как  родители  испугались, что со мной случилось что-то страшное.

Да, детей прежде всего надо любить. Но иногда приходится давать шлепки - это  один из методов воспитания, причем действенный.  Просто так ребенка нельзя бить, но за плохие поступки наказывать нужно. Однако это должно быть чем-то из ряда вон, а не привычным положением дел. Тут уж родителям надо найти золотую середину.

Посмотрите, кстати, что натворили с педагогикой либералы. Учителей жалко! Мы видим сегодня неуважение ко всему, нигилизм, цинизм, злобу, нежелание учиться, неплохое знание своих прав и нежелание знать про обязанности... Дети ничего не боятся. Они посылают, извините, на три буквы и родителей, и учителей, и прохожих, которые делают им замечания. Так поступают, уверена, «крошки», которые не знали ремня. Недаром в священном писании говорится «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его».

 Ольга ПЕРШИНА

   

ЕДИНСТВЕННОЕ ТРЕБОВАНИЕ -

БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ

Не знаю, рождаются ли наши дети со своим характером и можно ли их сделать лучше, заставить хорошо учиться и вести себя прилично строгими наказаниями. Я даже не пыталась. Потому что когда (немногим больше 20 лет назад, если быть точнее) мне принесли крохотный комочек, милый и тепленький, совсем-совсем мой - я точно знала, что этого человека я никогда не обижу. Пусть он только не плачет так, и пусть ему будет хорошо!

 

Не подумайте, что я вся такая добренькая и неконфликтная. В юности  очень легко вступала в конфронтации и с родителями, и со школьными учителями. Потом недопонимания случались  с преподавателями в вузе. Я всегда очень решительно отстаиваю свои интересы перед начальством - им- то только дай слабину! Даже многим здоровенным мужчинам, имевшим неосторожность меня расстроить в бизнесе или жизни, не раз и не два приходилось довольно проворно искать пятый угол! Но к своей доченьке я всегда относилась очень мягко и старалась никогда не «давить на ребенка».

За эти годы она вела себя по-всякому. Не всегда могла справиться с собственными колготками, капризничала из-за ерунды, требовала незапланированных покупок. Сейчас вот может быть невыносимой, если вдруг какая-то проблема с парнем. И, подрастая, бывала разной: то беспокойным ребенком, то здоровенным подростком. То вдруг стала враз похудевшей, стройной девушкой, на которую оборачиваются мужчины независимо от их возраста...

И ведь что интересно! Я никогда не требовала от дочери хороших оценок (мои-то родители переживали из-за каждой моей «тройки»). Их и не было. В школе. А со второго курса института в зачетке - только «отлично» с очень редкими «хорошо».

Я дочку не контролировала, не проверяла ее телефон, не искала сигареты по карманам. Словно в знак признательности за это доверие  дочь не выносит курящих, решительно возражает против наличия дома алкоголя «для праздников», а порой рассказывает такие подробности из жизни молодежной тусовки, о которых я предпочла бы и не знать!

Вот и сейчас не требую, чтобы дочь взялась уже, наконец, за ум и немедленно трудоустроилась на высокооплачиваемую работу. Поступающие от работодателей предложения она отметает самостоятельно и, совершенно разумно, мотивирует это не слишком выгодными условиями. А в месяц порой зарабатывает не меньше моего, пробавляясь непостоянным представительством в судах и консультациями заказчиков. За это, как выяснилось, тоже платят.

Прекрасно понимаю, что я  - мама-разгильдяйка, каких поискать, и мне просто лень тратить силы, выдвигая повышенные требования к ребенку. Может быть это и страшное попустительство, но к дочери у меня единственное требование: чтобы она была счастливой!

Конечно, сейчас, в сорок с хвостиком лет, я еще очень молода, чтобы думать о грустном, но спустя много-много лет сэкономленные таким образом силы я планирую потратить на борьбу с собственным маразмом. Ну, чтобы и в дальнейшем  не брюзжать, что она неудачно вышла замуж, совершенно неправильно воспитывает детей, живет безалаберно и, вообще, непонятно, чем все это закончится.

Как знать, может быть все, чего дети могут добиться в жизни, они добьются без родительских окриков и ежовых рукавиц. А может быть мне просто повезло...

 Татьяна КРОМЕЛИНА

«ЧР» №121 от 18 октября 2012 г.

      

Новости по теме: