Прокурор Роман Стрельцов: «Из окна авто жизнь не разглядишь»

Дата публикации: 13.09.2016 - 05:48
Автор:
Просмотров - 853

alt

Роман Валентинович Стрельцов у руля черногорской прокуратуры – четыре месяца. Что за человек, откуда, каким наш город увидел – готовила ему вопросы. А на днях, прознав о нашем журналистском любопытстве, в гости пригласила… его мама Светлана Михайловна, сама – из прокурорских, можно сказать, родоначальник династии. Грех было от чая отказываться, сами понимаете!

В прокуроры –

из ветеринаров?

- В Хакасию вы перебрались с Алтая (агентурные данные никто не отменял!), ваш старший сын Роман успешно учился в абаканской школе, и вдруг решил уйти после восьмого класса, - обращаюсь к маме прокурора, - чтобы поступить в сельхозтехникум учиться на ветеринара. Представляю, что с вами творилось.

С.М.:- Столько слёз было, уговоров, да всё напрасно. Начал учиться – через какое-то время звонит бывшая судья, преподаватель техникума: «Рома Стрельцов – это ваш сын? Как он к нам попал?«Белая ворона» здесь, по-другому не скажешь!»

Вскоре сын стал ленинским стипендиатом – за время учёбы не было ни одной «четвёрки», получал 90-рублёвую стипендию.

- Роман Валентинович, что за «окольные пути» к профессии? Зачем маму расстраивали?

- Да так вот ходил–бродил, искал свою дорогу. После техникума поступил в институт, параллельно подрабатывал. И рисовал, и продавал, за всё хватался – это ж были 90-е! Пробовал предпринимательство, понял – не моё. Работал в Хакасской инспекции рыбоохраны, на черногорской базе «Соболь» заместителем начальника службы безопасности, юрисконсультом в селе Весеннинское Усть-Абаканского района – это когда перевёлся в Абаканский институт истории и права. Вскоре поступило предложение о работе в прокуратуре.

- А подробнее?

- В 98-м был принят старшим следователем прокуратуры Абакана, затем два года работал следователем в Саяногорске. После перевели старшим следователем в следственный отдел прокуратуры республики. Был прокурором-криминалистом в прокуратуре Абакана, старшим помощником прокурора республики по разным направлениям, основное из которых, в течение 12 лет, – исполнение уголовных наказаний.

- Это был прокурорский надзор за колониями?

- Да, кроме того, в обязанности входил контроль за деятельностью городских, районных прокуратур, обучение молодых специалистов.

Под моим непосредственным контролем был следственный изолятор, который организовали в республике в 2004 году.

В ноябре прошлого года прокуратурой Хакасии начал руководить Денис Геннадьевич Попов, молодой, знающий дело снизу, что очень важно. Он и рекомендовал на должность прокурора Черногорска.

- Дали ночь подумать?

- Нет, нужно было ответить сразу. К тому моменту долго занимался одним видом надзора, было желание что-то изменить.

- А Елена Викторовна Большакова, до вас выполнявшая обязанности прокурора города, теперь работает в прокуратуре Саяногорска. К слову, не каждый штатский согласился бы жить-быть под топором ротации – перемещения с места на место. Вот так живёшь, привыкаешь к родным стенам, грядкам, вдруг бац – поезжай в дальние дали.

- Мы госслужащие, люди в погонах. Сейчас, когда принимают на работу в прокуратуру, сразу ставят вопрос о согласии на переезды.

«Будет наш!»

- Светлана Михайловна, многие родители не хотят, чтобы дети шли по их стопам, потому что знают - трудно. А Роман вырулил–таки на вашу тропу.

С.М.:- Мне, честно скажу, хотелось видеть его в рядах правоохранителей, потому что было очевидно - целеустремлённым, упёртым, в хорошем смысле, растёт парень. Если знал, что прав, добивался, всегда так было. Чувствовалось – выстоит, будет наш.

- Из житейских моментов что старались донести?

С.М.:- Меня дед с бабушкой учили, по-русски говоря, вкалывать, не чураться любых дел. Надо – значит, надо. Вот и мы с отцом сыновьям внушали то же самое – чтоб были трудолюбивыми и работали в удовольствие. Мы с мужем сейчас с раннего рана, бывает, разогнуться не можем, а в огород идём. Помаленьку, потихоньку – и пошло дело. В конце дня подводим черту - что удалось сделать. Дово-ольные.

А ещё сыновья знают – людьми нормальными надо быть, не подличать. Я всегда старалась заступиться за человека, защитить. Исходила из соображения – сегодня кого-то накажешь или выгонишь, завтра придёт не лучше. Научи этого! Ещё воевала, чтобы не принимали в прокуратуру людей, которые по морально-этическим качествам не должны быть на этой службе.

- Удавалось?

- Да!

- Жёсткая у вас работа, всё – на букве закона, даже обороты речи меняются - «в соответствии…» Имеет ли право на жизнь в заданных обстоятельствах душевность?

С.М.:- А как же! Душа особенно была нужна, когда работала с кадрами (17 лет на одном месте – от ред.). Люди разные приходили. Кого-то надо было побранить, других пожалеть – все с разными проблемами. Вообще, отношения были такими, что прекрасно знали не только друг друга, но и всех детей сотрудников. Устраивали праздники, интересовались успехами.

- Думаете, это правильно - смешивать рабочие отношения с частной жизнью?

С.М.:- Чтобы лучше понимать коллег, думаю, это надо делать. К тому же, детям полезно видеть, как к маме или папе относятся на работе, как уважают и за что.

Походить пешком, поголодать

- Роман Валентинович, если б можно было заново принимать юношеские решения, сократили бы путь?

- Не жалею, что всё сложилось, как сложилось, что пришлось «продираться» через неугодья. Когда смотришь на жизнь из окна хорошего авто, гораздо меньше в ней понимаешь. Надо походить пешком, поголодать, узнать цену деньгам. У меня всё это было, понимаю проблемы людей, которым не хватает денег, знакомы эти ощущения.

- К слову, самый острый безденежный период?

- После техникума, когда работал то художником, то охранником.

- Кто-то и сейчас мечется, ищет себя. А зарплаты маленькие, работа тяжёлая, и её много!

- Давно понял, и дочери говорю – это наша ментальность, когда хочется всё и сразу. Но так не бывает! Надо приложить массу усилий, чтобы чего-то достигнуть. Читаем – хоп, повезло, и кто-то «на коне». Знаю людей, которые добились многого, но только благодаря титаническому кропотливому труду. Сегодняшние успешные предприниматели начинали в нечеловеческих условиях, с рынка, с баулов, с работы в морозы и жару. Все хотят получить быстрый результат, никто не хочет вкладывать силы в процесс. В этом ошибка. Чего-то добьёшься, достигнешь, лишь когда досконально всё изучишь. Во-вторых, нужно быть готовым к ежедневной кропотливой, нудной, порой тяжёлой работе.

Глубочайшее моё убеждение – живём в замечательной стране, у нас колоссальный людской ресурс и, правда, большие возможности.

- Многие, выбирая путь, рассуждают: эта ниша занята, и эта – тоже, а здесь – такие люди, выше которых не прыгнешь! Многие опускают руки, не знают, как быть.

- Надо просто начинать что-то делать. Старшая дочь, устроившись на работу, стала жаловаться, что устаёт, зарплата низкая. Я ей – подожди, Маша, у меня лишь через 18 лет получилось что-то зарабатывать, а сил всегда вкладывал много. В следствии раньше 11-ти из кабинета не выходил. За всю жизнь не научился на работе пить чай, стараюсь максимально насыщать день. Пытаюсь до неё донести – если хочешь чего-то добиться, отложи телефон, читай, изучай своё дело, шаг за шагом двигайся вперёд. А в сказки я не верю.

В семье знают, что при переходе в прокуратуру я сильно потерял в зарплате. Но это было любимое дело, что тоже немаловажно.

И общее ничьё,

и частное - плохо

- От одной из пожилых читательниц впервые услышала неожиданную для себя версию, почему раньше нарезали крохотные, по 5 – 6 соток, земельные участки. Потому что в шахтёрском городе заботились о горняках – мол, все силы они должны были отдавать работе, а не тратить их в огородах. У вас-то хватает времени, скажем, на дачу?

- Увы! Хорошо, что родители недалеко от работы живут, на обеды приглашают. У них, пожалуй, заряжаюсь вот от этой земли, зелени. А в выходные… всё лето обещал сыну рыбалку, в итоге выбрались, но не могли уговорить мотор, чтоб он работал, как положено. Поехали на пруд, что возле Пригорска, поймали карпа.

- Хорошо, что такая возможность есть!

- Да, чувствуется, сколько труда вложено в дело. Вообще, культура рыбоводства складывается из десятилетий развития – изучал тему когда-то! И вообще, чем больше будет у земли хозяев, тем чище, красивее станет вокруг, сдвинутся с мёртвой точки проблемы занятости, безденежья.

- Выходит, это вовсе неплохо - в чём-то быть деревенскими людьми, растить в себе хозяев.

- В нескольких поколениях воспитано пренебрежительное отношение к частной собственности. И общее ничьё, и частное - плохо. Так вышло. Но маховик потихоньку поворачивается в нужную сторону, так чувствую.

- О душевности с мамой поговорили, а вы как ответите, от работы с проблемами, людскими горестями кожа грубеет?

- Когда работаешь в невероятном темпе, вынужден быстро принимать решения. Если ошибёшься, последствия могут быть катастрофическими. А люди, особенно пожилые, иногда приходят… поговорить. С удовольствием бы слушал, но… Кстати, многих знаю, кто не смог в прокуратуре работать.

- Не удивительно.

- Восхищён коллективом Черногорской прокуратуры. Профессионалы, компетентные люди трудятся, горжусь каждым из них.

Власть, следствие, экология

- У вас что ни направление – то самое важное, главное. И всё-таки какие проблемы выделили бы в числе острых?

- Назову три, на которых акцентировал внимание прокурор республики. Это достаточно инертная исполнительная власть, серьёзные проблемы с качеством следствия и дознания, а также состояние экологии в городе.

Вообще, в Черногорске на многое стоит обратить внимание, в частности, на вопросы, связанные с формированием и исполнением бюджета, его налоговыми и неналоговыми доходами. Предстоит вникать, проводить большие проверки. У нас бюджет был принят с дефицитом практически 50 млн рублей (хотя это допустимые 10 %), потом случилась история с детсадом «Ягодка», дефицит увеличился на 106 млн рублей. По последним данным, долг несколько сократился – до 99,5 млн рублей.

В своё время администрация участвовала в конкурсе на получение средств по федеральной программе, разработанной для поддержки строительства детсадов, была возможность попасть в неё, но для этого надо было закончить строительство в середине 2015-го года. К сожалению, не получилось, соответственно, в федеральную программу не попали. Расходы легли на местный бюджет. К тому же проблемы возникли, когда представители отдела капитального строительства заключили контракт сразу на всю сумму, которая требовалась для строительства, а нужно было – в пределах лимитов, спущенных из республики. Возникла парадоксальная ситуация – детсад стоит, предприниматели вложили в него деньги, всё сделали, а средств для расчёта с ними нет.

- В чём видите выход?

- Гасить задолженность, иного пути нет. Уже состоялось, по заявлению предпринимателя, заседание суда, решение вступило в законную силу, выписан исполнительный лист. Часть средств выплачена, решается вопрос о реструктуризации задолженности, графике погашения.

Тема непростая. Если раньше предприниматели стремились получить муниципальные заказы, то в последнее время пошла волна проблем с расчётами. Люди берут для работы с заказами кредиты, приобретают средства производства или, элементарно, те же стройматериалы… и прогорают, некоторые – до краха. Они ведь должны выплачивать зарплату, платить налоги. Целый букет проблем. А на прокуратуре – обязательства, возложенные законом. Вступаемся за нарушенные права предпринимателей, проверяем, принимаем меры в пределах компетенции. При этом замечу, что беда не только с «Ягодкой», подобное происходит, в разных вариациях, на уровне России. Если ещё 2 - 3 года назад любой стремился заключить контракт именно с бюджетом, потому что гарантировалась стопроцентная оплата, сейчас, из-за экономического кризиса, возникают проблемы.

- С другой стороны, трагизм ситуации в том, что, выходит, лучше сидеть тихо, не проявлять инициативу, ничего не начинать, не строить детсады и школы, потому что это сегодня рискованно – успеешь или не успеешь завершить стройку, на которую ещё не выделили деньги… чтобы их выделили? Тоже неправильно. Наоборот, надо что-то делать, только тогда лёд тронется.

- Не спорю. Но когда есть нарушения, мы реагируем. Кроме того, участвуем в заседаниях сессий горсовета. Недавно возникли разногласия по поводу того, что предложили власти в столь тяжёлой финансовой ситуации отказаться от доплат - «золотых парашютов» для пенсионеров, замещающих выборные должности на постоянной основе. Но как-то не очень нам навстречу пошли. Понимаю, со стороны это выглядит, будто пытаемся людям в карман залезть. На самом деле я бы согласился с позицией депутатов, если б в городе царило полное благополучие, дефицита бюджета не было, зарабатывали хорошо. Но когда у многих сокращается зарплата, не хватает рабочих мест, когда люди лишаются части доплат и социальная напряжённость довольно высока, думаю, можно было с доплатами повременить. Однако ко мне не прислушались.

Ты – мне, я – тебе…

не платим

- Другой больной вопрос – состояние ЖКХ. Насколько известно, около 20% обращений в прокуратуру – по этому поводу. У населения и бюджетников - огромные задолженности перед ресурсоснабжающими организациями. У них, в свою очередь, долги перед поставщиками электричества и воды. Круг замыкается. Плюс изношенность сетей, жилья. К тому же, недавно в Новосибирский арбитражный суд поступило заявление по поводу банкротства ХакТЭК, что скажете?

- Прокомментировал бы только вступившее в силу судебное решение. Подали заявление энергетики, перспективы дела весьма туманны. Не думаю, что ХакТЭК попадёт под банкротство в этом году. В любом случае, никто город без тепла не оставит. Гораздо тревожнее, серьёзнее ситуация с «Теплоресурсом». Там беда с кругом неплатежей, есть вступившее в законную силу судебное решение по заявлению энергетиков, которые практически лишили предприятие средств для хозяйственной деятельности, – нет средств для приобретения угля, выплаты зарплат. Сейчас эти вопросы решаются. И мы, и прокуратура республики понуждаем руководство котельной активнее работать с должниками.

- А как видите работу управляющих компаний?

- Их деятельность лицензируемая, проблемы те же – неплатежи. В городе много должников. Не имея источника дохода, не платят, вместе с тем тарифы на обслуживание жилья невысокие, непросто работать в таких условиях. Есть предприятие, которое находится в стадии наблюдения – ООО «Альянс».

- Второй острой проблемой в городе вы назвали качество следственной работы.

- Когда дело возвращается из-за каких-то недочётов, жалоб – это и есть брак в работе следствия и дознания. Были случаи, когда судом выносились оправдательные приговоры. Мы много дел возвращаем для дополнительного следствия. Кроме того, если в суде возникает ситуация, когда человека оправдывают за отсутствием в его действиях состава преступления, безусловно, это брак в работе, в том числе – прокурора.

- Как наладить «машину»?

- Была большая текучесть в руководстве следственного отдела полиции, это наложило свой отпечаток. На днях назначен новый начальник следственного отдела ОМВД по Черногорску Роман Александрович Бельтиков. Раньше он работал заместителем начальника следственного управления Абакана. У него непростая задача, но нерешаемых вопросов нет.

- Третья проблема, с ваших слов, – экологическое состояние города. Недавно общалась с человеком, которому поставили страшный диагноз. Он теперь рассуждает так: мол, выделяются немалые средства на строительство больниц, диспансеров, а надо бы смотреть в корень, заботиться о чистоте воздуха.

- Не поспоришь! Моё первое образование связано с биологией, всегда задумываюсь – чем дышим, какую воду пьём. Это ведь накладывает отпечаток и на нас, и на следующие поколения. Вижу в связи с этим две основные проблемы: загрязнение воздуха и качество питьевой воды, в частности, в Пригорске. На котельных должны стоять современные фильтры, а посёлок за горой нужно обеспечить питьевой водой («Хакресводоканал» сообщает, что в 2018 году будут завершены работы для подведения в Пригорск воды надлежащего качества).

- Читатели ставят вопрос – мол, котельные-то контролируют, а разросшийся частный сектор ого как дымит. Как думаете, централизованное отопление для коттеджей, домов и домиков – это реально?

- Моё мнение – на сегодняшний день это утопия, поскольку требует колоссальных средств на подведение сетей и прочие работы. Хотя чистый воздух такие меры спасли бы, что и говорить.

Бунт в колонии: свободу в несвободе?

- Пара свежих вопросов от читателей. Первый - нас просили рассказать подробнее о бунте в 35-й колонии общего режима. Второй - посоветовать, что делать с «выбивальщиками долгов», которые звонят не поручителям по кредитам, а просто тем людям, телефоны которых, без согласия, их знакомые указывают в банковских документах при оформлении займов.

- Что касается бунта - считаю, что произошло ослабление режимных требований и провал в работе оперативного отдела колонии, поскольку была подготовка среди заключённых, прибывших из европейской части страны, но этого не заметили. Вообще, в Хакасию отправляют, скажем так, «на перековку». Здешняя система исполнения наказаний отличается тем, что строго выполняются требования закона. Вместе с тем, бунтари хотели иметь сотовые телефоны, настаивали на возможности выносить продукты из столовой, отказывались носить одежду установленного образца. То есть требовали то, что запрещено правилами внутреннего распорядка спецучреждения. У осуждённых есть комнаты для приёма пищи в каждом отряде, там они могут пить чай. Но курить в жилых комнатах нельзя, есть специально отведённые места.

- Хотели больше свободы в несвободе?

- Да, но это недопустимо. Могу сказать, что у нас в исправительных учреждениях уровень материального обеспечения очень высокий, многие впервые там видят белые простыни. Медицинское обеспечение, питание выше всяких похвал и в 35-й, и в 33-й колониях. Чтобы было именно так, сотрудниками вложено много труда .

Хорошо, что в ходе инцидента не было жертв. Участники, которые, видно, не от большого ума заварили «кашу», понесут строгое наказание.

- О проблеме с навязчивыми звонками наслышаны?

- Честно говоря, сам попал в такую ситуацию, когда в прокуратуре поменяли телефонные номера. Каждый час механическим голосом спрашивали Снежану. Дождался ответа оператора, вопрос решился. К слову, в настоящее время организована проверка микрофинансовых организаций республики, деятельность банков по работе с клиентами и коллекторских агентств.

Вернувшись из огорода, Светлана Михайловна показала вышивки. Мастерские! Она пояснила: «Внук Федя втянул, когда у них «труды» начались!»

А я между делом всё-таки ещё Романа Валентиновича спросила: есть желающие как-то договориться, «порешать вопросы» по работе? Ответил: «Со мной сложно договариваться. Есть закон – действую в его рамках, всегда так работал, не вижу оснований менять ситуацию».

Марина КРЕМЛЯКОВА,

фото автора, «ЧР» № 76 от 13 сентября 2016г.

Новости по теме: