Деду жал руку сам маршал Жуков

Дата публикации: 16.05.2017 - 11:28
Просмотров - 419

Ветеранов Великой Отечественной - свидетелей тех страшных и тяжелых лет, всё меньше. Но подвиг героев бессмертен, поэтому хотелось бы продолжить рассказ о тех, кто приближал Победу.

Дедушка эксперта-криминалиста ОМВД России по Черногорску Ирины Жуковой  не дожил до сегодняшней годовщины Победы - ушёл из жизни  в  2010 году.  Вот  что  рассказала Ирина:

- Мой дед  Леонид Михайлович Овчинников – ветеран 309-й Пирятинской Краснознамённой ордена Кутузова 2 степени Сибирской стрелковой дивизии. Это всегда было особой гордостью для нашей семьи, ведь  дивизия  принимала активное участие в крупнейших военных операциях на Воронежском и первом Украинском фронтах, на Курской дуге,  на  Букринском и Сандомирском   плацдармах, успешно форсировала крупные реки Европы: Дон, Днепр, Вислу и Одер.  На фронте дед был командиром отделения разведывательной артиллерийской части, а также командиром орудия 45-миллиметровой противотанковой пушки.  Кстати,  в 1944-м деду был вручен нагрудный знак «Отличный артиллерист».

Впрочем,  обо всём по порядку.  Родился дед в поселке Иртышск Павлодарской области в 1923-м в многодетной семье, где он был старшим. Младших – четверо.

Когда дедушке было 5 лет, семья выехала из Павлодарской области в Хакасию. Отец деда, мой прадед Михаил, очень хорошо шил костюмы и фуфайки, тулупы, жакеты, душегрейки. Мама занималась домашним  хозяйством  и   ребятишками.

В 17 лет дедушка устроился электрослесарем треста «Хакасуголь». А  13 декабря 1941 года был призван на военную службу Черногорским военкоматом.

В декабре 1941-го,  когда в воздухе уже чувствовался запах войны, дед поступил на обучение в полковую школу.  Когда  пришло известие о начале войны, в семье не было слёз, паники.  Было понимание неизбежного и  сосредоточенное  переживание.

По январь 1943-го дед обучался в полковой школе 955-го стрелкового полка, а оттуда сразу попал на фронт, где  был ранен в ногу при форсировании Днепра.

Вообще, с военных лет у него в памяти было два самых страшных события, непосредственным участником которых выпало стать, когда, с его слов,  казалось, горели небо и  земля.  Это форсирование Днепра и  битва на Курской дуге.

В сентябре 1943-го деду пришлось плыть через Днепр под огнем противника.  На правом берегу оказались наши разведчики, с левого берега дед увидел, как один из разведчиков жестикулирует руками, требуя лодку. Дед  и его товарищ сели в лодку и стали переплавляться на  правый берег,  прихватив с собой  патроны и гранаты.  Оказалось, разведчики захватили «языка», которого надо было незамедлительно  доставить  на  берег.

В лодку сели разведчики,  дед с товарищем и немец. Когда доплыли до середины реки, враги принялись активно обстреливать судёнышко. В этот момент фашист так напугался, что стал грести  что есть мочи.  И очень обрадовался, когда оказался невредимым на берегу. А вот деду не удалось уберечься от шквала артиллерийско-минометного огня  –  получил ранение.

Едва деду «подлатали» ногу, как он вернулся на фронт, попав в другое пекло – битву на Курской дуге. Дед рассказывал, что расчёт старшины, под началом которого он воевал, уничтожил  два «тигра» и три танка, один из них подорвал дед,  кроме того, он застрелил двоих фрицев. Дед говорил, что это были жестокие бои: в течение нескольких часов танки превращались в металлический лом, а от туч пыли,  поднятой  взрывами снарядов, и копоти горящих машин, земля и небо становились чёрными. Дед гордился тем, что сам маршал Советского Союза Георгий Константинович  Жуков  жал ему  руку,  вручая  медаль «За отвагу».

А ещё дедушка рассказывал, что на фронте  среди разрывов бомб и снарядов, среди смертей, стонов  и  боли ему согревали сердце не только мысли о тех, кто ждал его возвращения домой,  но и о степных просторах родной  Хакасии, о синеве Саянских гор, о тайге и реках. В чаду ожесточённых сражений дед всегда чувствовал вдохновляющую силу сибирских просторов,  он верил, что небо снова будет  голубым.

Победу дед встретил в Бреслау, после войны  практически каждый год встречался с фронтовыми товарищами.

В мирное время дедуля всю жизнь работал на деревообрабатывающем комбинате Черногорска. Здесь же в 49-м встретил свою вторую половину, мою бабушку - кстати, тоже ветерана Великой Отечественной, Надежду Суздалеву. Познакомились они в больнице, где дед проходил лечение, а бабушка работала фельдшером. Дед не умел красиво говорить, а бабушка всегда считала, что тот, кто о чувствах рассуждает пышно, редко искренен. Дед и бабуля полюбили друг друга с полувзгляда,  полуслова. А в 1950-м у них  родилась дочь  Мария – моя мама.

Дед с бабушкой, объединённые фронтовой судьбой, прожили душа в душу. О войне рассказывали редко, только когда мы, внуки, очень просили. Наверное, воспоминания доставляли жгучую боль…. Как  и  мне сейчас, когда мысленно восстанавливаю рассказы бабушки и дедушки о тех далёких и страшных днях.

Записала Алёна ТОТОРОВА. «ЧР» №37 от 16 мая 2017 г.

Новости по теме: