Нет тех, кто не стоит любви

Дата публикации: 12.10.2017 - 09:33
Просмотров - 622

13 ОКТЯБРЯ В ТЕАТРЕ «СКАЗКА» ПРЕМЬЕРА СПЕКТАКЛЯ «СТАРШИЙ СЫН»

 

Для чего мы ходим в театр? Наверное, этот вопрос хоть раз в жизни задавал  себе каждый  и отвечал в меру способностей и склонностей характера. Для развлечения, для того, чтобы отвлечься от жизненных неурядиц, а быть может, напротив, для того, чтобы что-то понять в себе, в окружающем мире.

И чем больше скапливается проблем, сваливается на голову неприятностей, чем чаще хочется воскликнуть: «Ну что за жизнь!», тем, наверное, полезнее хоть ненадолго очутиться в атмосфере театра, где сложное вдруг может стать если не простым, то хотя бы понятным.

И тут главное - найти ту самую труппу, тот спектакль, который поможет тебе выбраться из лабиринта рефлексий. 

Да как же любить их -

                таких неумытых,

Да бытом пробитых,

          да потом пропитых?

Да ладно там - друга,

           начальство, коллегу,

Ну ладно, случайно

                 утешить калеку,

Дать всем, кто рискнул

                           попросить.

А как всю округу - чужих,

                      неизвестных,

Да так - как подругу,

       как дочь, как невесту?

Да как же, позвольте

                          спросить?

Так пел, светлой памяти, рано ушедший из жизни Александр Башлачёв, и тут же отвечал себе на вопрос: «Нет тех, кто не стоит любви».

Об этом же говорит в своей пьесе «Старший сын» другой безвременно ушедший творец смыслов и текстов Александр Вампилов. Многие наверняка видели прекрасную экранизацию этого произведения, в которой великолепно сыграли Евгений Леонов и Николай Караченцов, Михаил Боярский и Наталья Егорова.

И вот «Старший сын» на сцене театра «Сказка». В минувший понедельник состоялся предпремьерный показ, завтра, собственно, премьера спектакля. Подозреваю, что немало сомнений было у создателей постановки перед тем, как приступить к работе. С одной стороны, груз авторитета гениального фильма, с другой, вопрос совмещения традиционного спектакля с куклами. Признаться, и у меня перед началом первого акта были опасения – удастся ли «сказочникам» передать силу и простую красоту вампиловских сцен?

Увиденное – восхитило, поразило, увлекло и вовлекло. Постановка великолепна во всех отношениях, начиная от лаконичных, но очень красноречивых декораций и музыкального сопровождения, заканчивая отличной игрой актёров и крайне органичным введением в тело спектакля кукол. Когда ты буквально растворяешься в том, что происходит на сцене, когда нет нужды насильно связывать воедино различные фрагменты сцены, а ты словно плывешь в захватывающем потоке – тогда можно уверенно сказать:  работа труппы удалась.

- Спектакль поставил замечательный петербургский режиссёр Александр Стависский, - рассказал директор театра «Сказка» Игорь Окольников. – Отмечу, что он мастер курса и доцент кафедры режиссуры и актерского мастерства факультета театра кукол СПбГАТИ. Очень творческий человек с интересным видением, и это его заслуга, что спектакль получился именно таким. Он  много работал с нашими молодыми актёрами, проигрывал буквально каждый жест.

Актёрский состав провёл спектакль на одном дыхании. Удивительно было видеть в трагикомичной роли Сарафанова хорошо известного мастера сцены Андрея Тимофеева. Прекрасен в своей убедительности Антон Семавин, сыгравший Бусыгина. Вызывала сочувствие своим женским одиночеством, но при этом нерастерянной добротой, незадачливая Макарская в исполнении Юлии Рысюковой. Трогателен в своей наивной и немного смешной первой любви Васенька, роль которого сыграл молодой актёр театра Елисей Тимофеев.

«Старший сын» - это пьеса о Любви, именно так – с большой буквы. О том, что маленькие, смешные люди способны на большие чувства и большие дела. У Вампилова совершенно отсутствует интеллигентский снобизм по отношению к этим простым человекам, в чём-то неудачникам в жизни. Для него, как и для Достоевского, «маленький человек» не значит ущербный. Напротив, он видит, как именно этот маленький горемыка способен на большое чувство, великое благородство души.

Апофеоз спектакля – сцена, в которой Сильва злобно раскрывает  тайну Бусыгина, мол, не сын он Сарафанову. Но столь велика вера неудачливого музыканта в чудо, во вновь обретённого старшего сына, что он восклицает: «Не верю! Не понимаю! Знать этого не хочу! Ты – настоящий Сарафанов! Мой сын! И притом любимый сын!.. Что бы там ни было, а я считаю тебя своим сыном. (Всем троим.) Вы мои дети, потому что я люблю вас. Плох я или хорош, но я вас люблю, а это самое главное…»

Вот центральные слова пьесы: «Я вас люблю». И уже неважны семейные неурядицы, убогий быт, опостылевшая подработка, ведь есть любовь, есть родные люди, которых любишь ты, а они любят тебя.

Как в любой трагикомедии в «Старшем сыне» полно курьёзных и потешных моментов, вот только… смеяться не хочется. Эти пронзительные сцены пронизывают всё тело постановки, вызывая слёзы сопереживания героям и напоминая нам о собственных проблемах и неудачах. 

В очерке о родном посёлке «Прогулки по Кутулику» Вампилов писал:

«Ведь среда – это мы сами. Мы, взятые все вместе. А если так, то разве не среда каждый из нас в отдельности? Да, выходит, среда – это то, как каждый из нас работает, ест, пьёт, что каждый из нас любит и чего не любит, во что верит и чему не верит, и, значит, каждый может спросить самого себя со всей строгостью: что в моей жизни, в моих мыслях, в моих поступках есть такого, что дурно отражается на других людях?

Спросить, ответить на этот вопрос, а потом жить по-новому? Как просто! Как легко на словах и как нелегко на деле.

Да, задать себе такой вопрос – не шутка, ответить на него труднее, потому что в этом случае уже надо понимать, что хорошо и что плохо. Но какая сила нужна, чтобы от ответов и вопросов перейти к действию. Какая для этого нужна совесть, какая вера в лучшее, какое чувство справедливости, словом, сколько для этого нужно всего того, что называем мы духовным богатством человека!»

У древнегреческих философов был такой термин – катарсис, суть его в том, что, испытав определённые переживания при чтении или просмотре трагедии, человек очищается от грязи, скверны, злобы. Новым, чистым и светлым он возвращается в мир. И это одна из самых сильных и жизнеутверждающих способностей, что есть у человека. Однако редкое произведение способно по-настоящему вызвать такое чувство.

Специалистом в этом отношении можно назвать Достоевского, его истории о бедных, маленьких людях заставляют переживать и сочувствовать. Да, это очень больно понять и принять страдания другого, любить «неумытых, да бытом пробитых, да потом пропитых», но только так можно расти, как Человек.

Это понимал Башлачёв, чувствовал Вампилов, и это смогли передать в своём спектакле мастера республиканского театра кукол.

 И признаться, я завидую тем зрителям, кому ещё только предстоит открыть для себя новую постановку нашей удивительной и удивляющей «Сказки».

 

 

 

Валентина СОСНОВСКАЯ, фото автора

«ЧР» № 80 от 12 октября 2017г.

 

 

Новости по теме: