Зайнулины: «Пройтись по улицам, знакомым с детства»

Дата публикации: 05.12.2017 - 12:46
Просмотров - 83

Все шахтёры сильны духом,

И в руках  их мощь земли.

В шахтах, где темно   и глухо,

Их сердца всегда светлы.

 

 

Отец.  Зайнулин Шиездан родился 20 февраля 1907 года в семье рабочего, в городе Бугульма, в Татарии. В 20-х годах в  Центральной части России был страшный голод, от которого многие умирали. Чтобы выжить и сохранить семью, Зайнулины  старшие  решили переехать на новое место жительства. Так в 1922 году они оказались в Сибири,  в  посёлке Анжерка (ныне  Анжеро-Судженск).

В семье было трое детей, когда их отец умер. Было это в 1924 году. Чтобы помочь матери, Шиездан, как старший, в 17 лет  пошел работать на шахту, где  проработал 5 лет.

В 1930 году семья переезжает в посёлок Черногорские копи,   где Шиездан устроился на работу на шахту № 3. Здесь он  познакомился с мамой, Зарыповой  Таисьей  Садыковной, которая работала  на  шахте  табельщицей.

Мама.  Таисья Садыковна Зарыпова родилась 12 июня 1912 года в городе Альметьевске, в Татарии,  в крестьянской семье. По той же причине, из-за голода, они переехали жить в Сибирь. Поселились в улусе Катанов Аскизского района. Родители отдали маму учиться в медресе, в Минусинск. Не знаю, сколько лет она проучилась, но  однажды, когда  приехала  домой и сказала отцу, что бога нет, на  что  он  твёрдо  сказал: «Всё! Учиться заканчиваешь - уже грамотная!»

 Когда маме исполнилось 16 лет, они с подругой пешком пришли в посёлок Черногорские копи. Здесь она устроилась на шахту № 3. Получив хорошее образование в медресе, мама писала грамотно не только на русском, но и на родном, татарском (арабском)   письма  родственникам. 

На шахте  Таисья Зарыпова вступила в комсомол,  принимала  активное участие в общественной жизни шахты. Тут и заметил папа активистку Тасю, а  в 1934 году они  поженились. Восемь лет мама проработала на шахте   табельщицей,   мотористкой, но приходилось  и  в ламповой, и вагонетки с углём  толкать,  пока  в 1936 году  не родился  первенец.

  Жила семья тогда в деревянном бараке по улице Кирпичная. На работу Таисья Садыковна больше не вышла - какая уж тут работа, когда в семье столько детей родилось! Девять детей вырастили и воспитали супруги Зайнулины: 5 мальчиков  и  4 девочки. Большая семья – это  большая ответственность и огромный труд, и в первую очередь это касается мамы, такой заботливой, какой была Таисья Садыковна.  За рождение и воспитание детей награждена  медалью  «Материнская  Слава»   трёх степеней.

Чтобы обеспечить семью, отец работал  навалоотбойщиком,  взрывником. Он был мужественным, настоящим  мужиком! Труд в забое  был тяжелым всегда: хоть киркой работаешь, хоть отбойным молотком - потеешь не оттого что устал, а оттого что сыро,  темно и лава  трещит (пощёлкивает)!

Отец редко рассказывал о своей работе - только когда немножко выпьет после баньки, расслабится…

…Как случился обвал и завалило его помощника - молодого парнишку, когда они шли по штреку. Обернулся отец,  пацана  нет, а в нескольких шагах груда породы и угля! Когда  откопали, он был мёртв. Слёзы на глазах у него были, когда он об этом вспоминал.

…Как на фронт не взяли, вернее не отпустили, когда он просился,  а начальник  ещё  и  накричал:

-  А кто будет уголь  добывать  для  фронта?

…Как экономили на всём во время войны - всё на фронт отдавали! Когда  взрывником работал - произошёл такой случай. Заложил взрывчатку в забое, чтобы лаву посадить, а проводов не хватает. Отбойным молотком выработал себе «ширму» и крутанул ручку… Очнулся в больнице  - живой! Главное - лаву посадил. 

Часто  говорил отец, что кто-то бережет его: два  раза  заваливало  -  живым остался...

… Как не хватало кадровых специалистов, и  отца, имеющего большой опыт практической работы, назначили начальником участка.

… Как  после победы над Японией в шахте работали пленные японцы. В память врезался случай: закончилась смена, соседний участок пошел на поверхность, а отец своих задержал. Один из японцев психанул, бросил лопату. А в  бригаде  пленных был свой командир, японский офицер. Отец подозвал его, отчитал за отказавшегося работать. Офицер подозвал к себе провинившегося.  Подходит он к офицеру строевым, честь отдал, а офицер его с размаху ударил в ухо, да как закричит!   Бегом тот побежал, схватил лопату и начал работать: строгая дисциплина была у них даже в плену. Отец, вообще-то, жалел их - труд был адский, а питались они  очень плохо:  из дома приносил серый хлеб и раздавал им. 

 3 ноября 1948 года Зайнулину Шиездану было присвоено  звание  «Почетный шахтёр». И в течение последующих четырёх лет   его награждали  дважды: в  феврале 1949 года – орденом «Трудового Красного Знамени», а в сентябре 1952 года – орденом Ленина. В мае 1957 года  к его парадному мундиру был приколот знак «Шахтёрская Слава» III степени».

Зайнулин Шиездан проработал на подземных работах  28 лет, затем по состоянию здоровья, был переведен на поверхность. Всего в  родном  коллективе  он проработал  34  года.

  На шахте № 8 трудился и старший брат, Зайнулин  Михаил. Через  2 года  он  был направлен  от шахты на учебу в вуз.

Очень любили друг друга Таисья и Шиездан, прожив дружно 44 года.  Отец умер от тяжёлой болезни лёгких в 1978 году. Недолго  прожила  без него и мама - умерла от инсульта в 1979 году.

Из воспоминаний сына Равиля Зайнулина:

« Папа, работая  начальником  участка, был на окладе,  и  денег семье постоянно не хватало… Сколько раз он просил, чтобы его перевели на «выработку», но ему всегда отказывали. Тогда отец пришел к начальнику шахты и сказал:

- Я согласен работать начальником участка, даже бесплатно, но с условием, что вся моя семья придёт в  ваш кабинет  и  вы её будете кормить!

После такого заявления его перевели с должности  начальника,  и  он пошел  работать   «с выработки»».

Семья наша построила свой дом по улице  Белинского. Любил я встречать папу из забоя,  часто мылся с шахтерами под душем. Стою жду.  Шахтеры выходят после смены: в касках, в одинаковых  робах  и чёрные. Не узнать - где отец?  И вдруг  кто-нибудь  крикнет:

-  Саня,  смотри,  твой шахтёр пришел!

Отца на работе все «Саней» называли. Потом дружно все шли под душ: с хозяйственным мылом и мочалкой из рогожи! Помню, как мужики идут голые, а я стеснялся - банщиком женщина работала.

На  всю жизнь запомнился  мне  такой случай…

Был праздник большой, отец надел свой мундир Почетного шахтера с наградами, сверху пальто и пошел на Майский, к свату. Там посидели, и отец пошел домой, немного не дошёл, присел на улице  на лавочку у ворот, да и заснул.

Мимо проезжал «чёрный воронок» (так раньше милицейский бобик называли, потому что был выкрашен в тёмно-синий, почти чёрный цвет). Милиционеры забрали отца, привезли в отделение милиции  и  закрыли  в КПЗ.  Отец, от возмущения – ведь он ничего плохого не сделал, начал  кричать:

- Вызовите начальника милиции!

 А тот в это время проходил мимо. Заставил начальник открыть камеру,  посмотрел на  отца  и  сказал:

 -  Оформите  его на 15 суток!

Когда отец снял пальто, то присутствовавшие  увидели  на его мундире награды: орден Ленина, орден «Трудового Красного Знамени» и другие шахтёрские знаки. Хоть и небольшого роста был отец, но когда  он  встал, награды на груди громко звякнули,  а в  образовавшейся  тишине слова прозвучали гордо:

-  Вы кого сажаете - его или меня?

Начальник  милиции побледнел и коротко  приказал:

- Немедленно отвезти его  в машине домой -  и извинился…

Помню, когда папа ушел на пенсию, то  к нам домой часто приходили  люди, которым папа помогал при оформлении документов на пенсию. У них был потерян стаж работы по какой-либо причине, и с шахты №3 их посылали к отцу. Если папа подтверждал, что человек этот работал на шахте, то стаж ему засчитывали…

Только теперь я понимаю, какой заслуженный авторитет был  у моего отца, Зайнулина  Шиездана!..»

Послесловие

Из  девяти детей Зайнулиных  сегодня  остались шестеро.  Ушли из жизни  двойняшки: сестренка, из-за которой семья переехала  жить в деревню; сгорел  и  ее брат-двойняшка,  который работал  в геологоразведке, на Севере. Не стало  старшего  из братьев -  Романа.

Все дети семьи Зайнулиных в жизни состоялись, живут дружными семьями: одни  в Абакане, а Равиль – на Северном Кавказе. Радуются детям, внукам и правнукам. Когда   Равиль  приезжает  в гости, то  в первую очередь все дружно едут в Черногорск, чтобы пройтись  по улицам,  знакомым  с  детства, поклониться   родителям и родным…

Равиль Зайнулин, пенсионер министерства обороны, г.Изобильный Ставропольского края

«ЧР» № 96 от 5 декабря 2017 г.

 

Новости по теме: