Сердцем ярый красноярец

Дата публикации: 15.02.2018 - 10:08
Просмотров - 443

Масленица приходит – зима уходит! Издревле этот русский народный праздник отмечался с размахом, удалью и радостью. Прощайте, морозы, да здравствует тепло! На протяжении веков одним из наиболее красочных действ Масленицы было взятие снежного городка, и тут, конечно, не может не всплыть в памяти одноимённая картина великого русского художника Василия Сурикова, нашего земляка, гордость сибирской культуры. Между прочим, 24 января исполнилось  170 лет со дня рождения мастера.

Подлинник полотна «Взятие снежного городка» давно уже входит в собрание государственного Русского музея, что в Санкт-Петербурге. Но этюд может увидеть каждый житель Черногорска, достаточно взять билет до Красноярска и там прийти в музей-усадьбу В.И.Сурикова. Этот старый (ведь построена усадьба ещё в начале 1830-х годов!), но отнюдь не дряхлый дом расположен в центре города на улице Ленина.

Именно здесь 170 лет назад родился будущий великий живописец России. Отсюда он уехал в Санкт-Петербург. И пока сибирский художник завоёвывал своё место на Олимпе, в усадьбе по-прежнему жили мама и брат. В 30-х годах прошлого века дочери художника передали дом в дар Красноярску, а спустя полтора десятка лет к столетию рождения Василия Сурикова в усадьбе открыли музей.

Наследники мастера-живописца и друзья дарили музею его картины, предметы быта, письма и фотографии, и сегодня именно в музее-усадьбе находится третья в мире по величине коллекция полотен художника. Десятки набросков, зарисовок, оконченных произведений доступны публике. Среди собрания полотен одно из центральных мест занимает «Взятие снежного городка», назвать его этюдом просто не поворачивается язык – это совершенно законченное произведение. Хотя окончательный вариант больше по размерам и, как уже отмечалось, хранится в Русском музее.

Что примечательно, сотрудники музея рассказывают – картину Василий Суриков писал с натуры. Прямо во дворе усадьбы казаки построили снежную стену и раз за разом разыгрывали перед мастером сцену взятия крепости. Говорят, что художник рисовал до тех пор, пока краски не застывали на морозе. Затем шёл отогревать их, грелся сам – и вновь за работу.

Максимилиан Волошин в очерке «Суриков»  приводит по памяти слова Василия Ивановича:

«В  Сибири  народ  другой, чем в России: вольный, смелый. И  край-то  у нас какой. Енисей течет на пять тысяч верст в длину, а шириною против Красноярска – верста. Берега у него глинистые, розово-красные. И имя отсюда – Красноярск. Про нас говорят: «Краснояры сердцем яры».

Искусствоведы утверждают, что до Сурикова в России не было художников такого масштаба и дарования, писавших на тему русской истории. Это потом уже появились мастера Василий Верещагин и Михаил Нестеров, Александр Бенуа и Павел Корин. Сам же Суриков про себя говорил, что его всегда интересовала тема истории, рода.

Поэтому и неудивительно, что художника потянуло к историческим полотнам, среди которых всемирно известные «Боярыня Морозова» и «Утро стрелецкой казни», «Переход Суворова через Альпы» и «Покорение Ермаком Сибири».

Об этой картине стоит сказать особо. Дело в том, что прообразы и главных, и второстепенных героев для полотна Василий Иванович нашёл в Хакасии. Да-да, прославленный мастер не единожды бывал в наших краях. Долго отдыхал и лечился на ширинских озёрах, ездил к хакасам пить кумыс, жил в Узун-Жуле и Немире, Таштыпе и Матуре. За это время были созданы десятки зарисовок, акварелей и набросков. В «Минусинском альбоме» мы сегодня можем увидеть, какой была хакасская степь полтора века назад, как одевались и какой образ жизни вели хакасы, которых в те времена называли минусинские татары.

Возможно, именно здесь и пришла идея эпического полотна о покорении Сибири Ермаком. Ведь предки Сурикова пришли с Дона в наши края именно с известным атаманом.

Как писал в 1821 году Кондратий Рылеев в поэме «Смерть Ермака» (четыре года спустя он станет одним из пяти казнённых декабристов, уверенный, что погибает во имя свободы Отчизны):

Своей и вражьей

                       кровью смыв

Все преступленья

                      буйной жизни

И за победы заслужив

Благословения отчизны,—

Нам смерть

не может быть страшна;

Свое мы дело совершили:

Сибирь царю покорена,

И мы — не праздно

                      в мире жили!

Позже часть поэмы стала песней – «Ревела буря, дождь шумел, во мраке молнии блистали...».

Вот этих покорителей Сибири и отобразил в картине Суриков. Да, казаки не были мирными людьми, не отличались изысканными манерами, но верили в свою правду и добивались её, невзирая на опасности. И это чувство мощно передал великий Художник. Вглядитесь в лица казаков – энергия, жесткость, напор. Так и видишь, что они говорят словами Велимира Хлебникова:

Мы желаем звездам

                              тыкать,

Мы устали звездам

                               выкать,

Мы узнали сладость

                                рыкать.

Между прочим, в Хакасии Василий Иванович нашёл типажи не только для изображения воинов хана Кучума, но и самого Ермака! Как-то в Узун-Жуль приехал десятник казачьего полка, и художник, увидев бравого казака, сразу понял – вот он настоящий Ермак!

О Василии Ивановиче Сурикове можно долго рассказывать, но лучше вживую видеть его картины. От них просто удивительная энергетика – сильная, но какая-то очень чистая, не злая.

В довершение могу лишь ещё отметить, что экскурсоводами в музее-усадьбе работают увлечённые своим делом люди, настоящие энтузиасты, поэтому рассказы их слушать необыкновенно интересно. Они с такой теплотой говорят о прошлом, что минувшие полтора века просто растворяются. И ты, словно передвигаясь  на машине времени, оказываешься в конце девятнадцатого столетия. Вместе с юным Васей сидишь за круглым столом в избе, гуляешь по берегам Енисея. Потом с уже сложившимся художником едешь на лошади по хакасским степям, любуешься ласковой водой озера Шира. И каждую минуту общения с мастером чувствуешь, как он любил и уважал свой народ, его историю и традиции.

Валентина КОРЗУНОВА,

фото автора,

«ЧР» № 12 от 15 февраля 2018г.

Новости по теме: