Вместо чернил – уголь или пареная черника

Дата публикации: 22.03.2018 - 10:15
Просмотров - 223

(Продолжение. Начало в «ЧР» №№ 84, 95 2017 г, №№ 3, 17 за 2018 г.)

Для того чтобы строить социалистическое общество, нужно было прежде всего ликвидировать неграмотность населения, в начале 1920-х годов в Хакасии грамотных людей было не более пяти процентов, уровень знания русского языка коренными жителями был примерно таким же.

Ликвидация безграмотности – ликбез – стала одной из ключевых государственных программ Советской России. Хорошо понимал и принял эту задачу комсомол, сыграв в этом деле решающую роль.

В феврале 1921 года в уезде и в Черногорских копях были созданы чрезвычайные комиссии по ликвидации неграмотности. В их составе были представители и союза молодёжи.

В 1922 году в Минусинской газете «Власть труда» в статье «К пленуму РКСМ» говорилось: «… Мы не должны забывать, что в нашем уезде имеется три промышленных центра: Черногорские копи, Боградский рудник «Юлия» и Ольховский рудник, где мы имеем 400 человек рабочей молодёжи. Здесь мы должны развернуть нашу экономическую работу, чтобы рабочая молодёжь почувствовала, что защитницей её интересов является действительно организация РКСМ. Нам необходимо вести решительную борьбу с безработицей молодёжи. Не менее остро стоит вопрос с образованием и ученичеством рабочей молодёжи».

Население посёлка также в большинстве своём было неграмотным. Несколько лучше дело обстояло с молодёжью. И в этом была заслуга Веры Арсеньевны Баландиной. И вообще её следует считать первой просветительницей в Минусинском уезде, и в том числе в копях. Это она  ещё в 1901 году открыла частную народную бесплатную читальню. Это она в 1902 году стала попечительницей (спонсором) двуклассного сельского училища в селе Новосёлово. Здесь же открыла первые детские ясли, чего никогда не было в Енисейской губернии. Открыла она и частную школу в с. Усть-Сайда, не говоря уже о дешёвой столовой для малоимущих. А первая школа на копях открылась в 1916 году, но за неимением помещения она располагалась в клубе, где совмещались оба очага культуры. Во внеучебное время ставились спектакли, что несколько оживляло жизнь в посёлке.

В начале 20-х годов процент грамотности среди комсомольцев по Хакасии составлял примерно 33. На копях эта цифра была несколько выше. Так, по данным отчёта райкома комсомола, за сентябрь 1923 года из 55 членов РКСМ, состоявших на учёте, состояние грамотности выглядело так: 5 – неграмотные, 17 – на домашнем обучении, 32  имеют низшее образование, а неоконченное среднее – 6. Но и эти цифры не могли устраивать ни партийцев, ни комсомольцев. Задача в конечном счёте состояла в 100-процентной ликвидации неграмотности.

В начале и середине 20-х годов в национальных окраинах эта работа ещё не носила массового характера и растянулась на долгие годы. Сказывалось прежде всего тяжелое финансовое положение в экономике. Были и другие проблемы. И главная из них – это помещение. Вопрос со строительством новой школы постоянно откладывался. А пока занятия проходили в 3 смены с 7 до 23 часов в клубе.

Другая проблема – как быть со старой школой? Некоторые юные горячие головы предлагали искоренить всё старое как ненужное и вредное, ломать устои старой дореволюционной школы. Но эту позицию осуждали и Ленин, и партия, предлагавшие простой логический путь – брать со старой школы всё полезное. Поэтому спишем это на юношеский максимализм и недостаток простого жизненного опыта. Да и общество состоит не из одной молодёжи. Некоторые старики, например, требовали, чтобы в школе преподавали закон Божий. И это понятно, т.к. в целом Россия до революции жила по принципу «Без Бога ни до порога». И с этим нельзя было не считаться. Приходилось объяснять сущность декрета об отделении церкви от государства. Самим старикам читали интересные для их понимания книги и тем самым увлекали их за парты. 

Качество образования существенно страдало от недостатка или, что чаще, отсутствия учебных принадлежностей. «…Многое вредит делу и вызывает нежелание к занятию отсутствие карандашей и бумаги, в особенности карандашей, которых нет на местном рынке…», - констатировал рудничный профсоюзный комитет даже в 1925 году. Старожилы Черногорских копей вспоминают, что писали даже углём или в качестве чернил использовали пареную чернику. И такое положение было не только в Хакасии. Моя мать, 1919 года рождения, жившая в то время на Урале, вспоминает, что ученики писали на газетах между строк. Но, несмотря на трудности, нужно было решать эту важнейшую задачу, и именно комсомольцы возглавили многочисленные отряды и бригады ликбеза и всеобуча.

Сюда же добавляется проблема с учительскими кадрами, их перегруженность. Низкая посещаемость также долгое время оставалась проблемой. Партийная ячейка отмечала, что «…в вечерних школах дела обстоят неплохо, но не хватает учебников, учебных пособий. Члены партии плохо посещают школу, объясняя это усталостью, хозяйственными заботами».

Особенно большой размах движение за ликвидацию неграмотности приобрело после 8 съезда комсомола (1928г.), который обязал каждого комсомольца обучить одного неграмотного. В 1928 году по инициативе ВЛКСМ был начат так называемый культпоход. Он был направлен против безграмотности, бескультурья, невежества.

Игорь БЕГМА (Продолжение следует). «ЧР» №21 от 20 марта 2018 г.

Новости по теме: