День Победы: труженики тыла. Чтобы каждый день как Пасха

Дата публикации: 08.05.2018 - 11:33
Просмотров - 66

Я знаю о жизни в Сибири в годы Великой Отечественной войны из рассказов моей прабабушки. Знаю, что в Хакасии военных действий  не проходило, но война все равно была...

Она проявлялась в тяжелой работе детей, женщин, стариков,  коснулась каждой семьи, познавшей горе, утраты, страдания. На фронте погибали близкие, терялись без вести, попадали в плен, а здесь,  в Сибири, люди часто погибали от голода. Это не понаслышке знает моя прабабушка Ольга Михайловна Коробкова, труженица тыла.

   Моя прабабушка  совсем старенькая, маленькая и очень добрая. Сколько бы я раз ни зашла к ней в комнату, она обязательно достанет для меня из своего комода конфетку, ни всегда шоколадную, чаще простую, карамельную. И всегда при этом приговаривает: «Ешь, внуча, сейчас каждый день как в Пасху едим». Никогда не задумывалась над этими словами, но однажды решила спросить: «А почему, баба Оля, ты так говоришь? Почему как в Пасху?» И бабуля начала свой долгий рассказ.

 «Когда я была маленькая, я долго не знала, что такое конфета. Мы  жили очень бедно, мы жили в войну».  Я, конечно, не представляла себе,  как это - жить совсем без конфет и еды. Но, оказывается, это не самое страшное, что пришлось испытать маленькой девочке за своё долгое, безрадостное детство.

 Когда началась война, девочке Оле только исполнилось десять лет. Кроме нее в семье было еще четверо детей - сестра и трое братишек. Оля была самая старшая, с нее и спрос за все был больше.  Отца забрали на фронт еще в 1939 году, на Финскую войну. И они остались одни. Маленькие братья умерли от болезни, но бабушка говорит, что главной причиной был вечный голод.

С самого утра мама уходила на работу, а они вдвоем с сестрой оставались одни в пустом холодном доме, дрова надо было экономить.

Сначала девочку не брали на работу, хватало в колхозе взрослых рук. Но к 1942 году всех мужчин забрали на фронт, их заменили дети, в том числе моя бабушка. Сначала она пасла целыми днями колхозных свиней, потом трудилась в саду. С 13 лет работала в полях - ей доверили комбайн и грузовую машину. Часто техника ломалась, приходилось работать  вручную. Вставали рано и отправлялись на работу, было темно, шли пешком далеко,  молча, уныло, зная, что будет тяжело.

Ну, а в холодном 1943-м ее с другими деревенскими мальчишками и девчонками отправили на четыре месяца валить лес в тайгу. Мне нелегко представить, как это. Если подойти к высокому дереву и сравнить себя с ним, то становится страшно – а вдруг оно упадет на тебя? Бабушка рассказывала, что одну девочку придавило сосной, и она осталась калекой. Однако, говорит бабуля, бояться было некогда, потому что сильно хотелось увидеть отца и досыта поесть: «Так хотелось конфету!  Вот и были все мысли об этом».

На заработанные на лесоповале деньги бабуля купила рулон «ситки» да  красную рыбину. Сколько радости было у матери и сестренки! Пошили себе новое платье – одно на двоих с сестрой. Как так? Бабуля говорит, что с одеждой совсем было туго: носили одни валенки на несколько дворов, в косы вплетали бантики из бинтов.

И дальше снова пошла колхозная работа, надо было сеять зерно. Возвращаясь  с полей, собирали крапиву, жгучую, нелюбимую детьми. Но, оказывается, суп из этого растения получается сытный и полезный, то, что надо, когда некогда болеть и нет лекарств. А если удастся нарвать кислицы, значит, суп будет еще вкуснее. Добавляли немного картофельной кожуры, так было сытнее.

Готовили сами, потому что мама приходила поздно, ела и ночью отправлялась на другую работу - сторожить ферму. А днем пилила чурочки для тракторов и машин, потому как бензина и солярки не было.

«Мы были такие голодные, что даже спать не могли, и все время мечтали хорошенько поесть. Дадут три-четыре ложки муки, растягиваем ее на несколько дней, протираем крапиву и печем лепешки. А они безвкусные, твердые, зато сытные. Но и их было мало. А так хотелось конфету или хотя бы немного крупинок сахара...

 А еще помню, как было холодно и приходилось работать быстро, чтобы не замерзнуть. Вечерами вязали варежки с двумя отдельными пальчиками и носки для солдат, отправляли на фронт», - вспоминает баба Оля.

  А еще я спросила про школу. Бабуля посмотрела на меня с улыбкой и снова удивила: «Закончила всего три класса, а потом война, некогда учиться». Я было позавидовала - вот бы тоже в школу не ходить! Но тут бабушка продолжила:  «Главным предметом было военное дело, а совсем не математика и родной язык!» - «Какое военное дело? - сейчас бы спросили взрослые. - Они же дети!» Но война коснулась каждого.

«Мы не имели права плакать и играть, мы учились выживать и воевать, и ждать когда прозвучит это слово, самое долгожданное слово – Победа! А чтобы победить, нужно было учиться ползать по снегу, он попадал в рот и в нос, было неприятно, но злость на врага вела нас вперед, не давала плакать и унывать».

 «Еще метали очень тяжелые деревянные гранаты, – рассказала мне баба Оля. –Нужно было поднять их вверх и закинуть как можно дальше. Так далеко, чтобы враги не смогли вернуться. Пусть это были не боевые гранаты, а только учебные, но мы знали, что отцы и деды чувствуют нашу поддержку, и что они обязательно вернутся».

  Прапрадедушка действительно вернулся, спустя три года после окончания войны, он прошёл фашистские концлагеря. Но это уже совсем другая история.

Мою прабабушку Ольгу Михайловну наградили медалями уже в мирное время. Медаль обычно дают за подвиг, а это и есть настоящий подвиг - работать не за подарки, не за планшеты и телефоны, а за жизнь, чтобы каждый день был как Пасха – с тихой светлой радостью, богатым угощениями столом и осознанием, что трудное, полное лишений время осталось позади.

 Анастасия Чебыкина,

5 «А» класс, гимназия,

«ЧР» № 34 от 8 мая 2018г.

Новости по теме: