О российском философе Канте, янтаре и космическом органе

Дата публикации: 15.05.2018 - 12:09
Просмотров - 344

«Чудеса. Несбыточные мечты – сбываются!» – сказала я себе, получив приглашение принять участие в медиафоруме «Правда и справедливость», как победитель конкурса СЖР «Почему я иду на выборы». Ведь местом проведения пятого форума был выбран Калининград – город, в котором  мечтала побывать с детства, но возможности, увы, не позволяли совершить путешествие. А тут выпал счастливый шанс.

ЛЕГЕНДАРНЫЙ КЁНИГСБЕРГ

Интерес к самому западному городу нашей страны появился, когда мне в руки попал старенький библиотечный томик Константина Бадигина «Кольцо великого магистра». Книжка была зачитана, страницы разлохмачены, вместо родной обложки – картонный переплёт с названием, и всё же чем-то сразу тронула книга, захотелось её прочитать. А сев за повесть, не смогла оторваться, пока не закрыла последнюю страницу.

Приключения новгородского морехода, который попадал в разные истории, чтобы спасти свою невесту, проходили на фоне древнего Кёнигсберга – монахи воинственного ордена, узкие улочки города, мастера по янтарю, яркие, живые картины.

К сожалению, того старого Кёнигсберга уже не увидишь. Лишь редкие одиночные старые здания сохранились в городе. Как и Дрезден, и Вену, и множество других городов западной Европы, его разбомбила авиация союзников ближе к концу Второй мировой войны. В августе 1944 англо-американские ковровые бомбардировки, по сути, смели с лица земли древний город. Тысячи жителей погибли, десятки остались без крова. Именно на Кёнигсберге британцы опробовали «новинку» - фосфорные бомбы, главная цель которых заключалась в уничтожении всего живого. Историки говорят, что в отдельных случаях на квадратный километр городской площади сбрасывалось до ста тысяч бомб!

А ведь первое здание в городе – кирпичный замок - появилось ещё в середине 13 века! Так что к 40-м годам 20 века Кёнигсберг в архитектурном и историческом отношении представлял немалую ценность. Но… вся эта древность и красота были сметены английскими и американскими бомбами. Кстати, по плану Черчилля Кёнигсберг вместе с двумя десятками других немецких городов предполагалось обработать в довершении фосгеном, и лишь наступление советской армии помешало союзникам привести план в исполнение. Иначе от древнего города не осталось бы и последних крох.

Сегодня же визитной карточкой города считается кафедральный собор, построенный в 14 веке, и хотя во время войны церковь выгорела, стены сохранились. Уцелели в войнах и пожарах несколько старых фортификационных укреплений, жилых домов и административных зданий. Они придают уникальный колорит городу, напоминая, что не так давно территория принадлежала Восточной Пруссии, с её культурой, архитектурой и традициями озеленения.

В остальном же Калининград (так город стал называться после окончания войны. По решению Постдамской конференции Восточная Пруссия была передана СССР) не слишком отличается от многих городов нынешней России. Обычные кирпичные или панельные «хрущёвки», девятиэтажки времен Брежнева, новостройки нынешнего века. И всё же отличия есть.

Местные жители иронически называют часть домов на Ленинском проспекте «потёмкинской деревней», и в целом, они правы. Дело в том, что незнающий турист, гуляя по проспекту, в восхищении вертит головой, оценивая множество тесно стоящих пятиэтажных домов с красочными фасадами, которые однозначным образом говорят о том, что здесь жили немцы.

В отличие от безликих «панелек» наших городов, здесь архитектурные детали имеют ярко выраженную национальную окраску. Но есть одно «но» - за яркими фасадами скрываются точно такие же бетонные и кирпичные, что и у нас на Дзержинского, Космонавтов и других черногорских улицах. Власти Калининграда решили  придать центральным улицам более привлекательный вид, и одно из средств – разнообразить стены домов таким оригинальным образом. 

Если честно, пусть это и «потёмкинские деревни», но зато красиво. Амбарно-барачный стиль зданий, который нередко используют черногорские строители, вгоняют в тоску, тогда как яркие домики, словно сошедшие со старых фотографий, на самом деле поднимают настроение.

Что ещё отличает Калининград – так это море зелени. Парки и скверы, аллеи и посадки во дворах многоэтажек радуют глаз. И что самое главное, деревья никто не режет до уровня столбов, не «облагораживает» до штакетника, как это происходит у нас. Стоят себе огромные вётлы и тополя, липы и дубы, яблони и абрикосы. И никого не волнует, что птицы сидят на ветках и могут, ах, какой ужас! случайно запачкать кузов автомобиля. Или что в ветер упадёт ветка, а то и ствол.

- Ураганы у нас нередко случаются, Балтика же! – говорил мне местный житель.   - так что теперь, в пустыне жить? Город должен быть зелёным! Вот, правда, в сквере часть деревьев пообрезали, вид ужасный стал, говорят, что старые. Но всё равно, мы считаем, зря рубят…

Эх, не видел этот калининградец, как пилят деревья у нас. Там-то на самом деле санитарная обрезка, чуть-чуть  веток сняли, только чтоб засохшие убрать, и то весь город возмущён! А у нас…

МУЗЫКА ДЛЯ БОГА

Одно из старых зданий, что сохранилось до нашего времени, – кафедральный собор. Построен он на острове, вокруг заповедный парк, и кроме классических пропорций католического храма да высоченных деревьев ничто больше не нарушает вид.

Надо отметить, что судьба у собора была непростой. В бомбёжку 1944-го храм почти дотла сгорел, остались лишь стены, после войны у властей не хватало средств, чтобы заняться восстановлением, все силы были брошены на строительство домов для горожан, школ и детских садов. Да и, видимо, не считалось таким уж важным восстанавливать религиозное здание.

Судьба улыбнулась храму в 1992 году, когда вышел в отставку полковник Игорь Одинцов. Бывший военный строитель задумал грандиозное дело – восстановить собор! И ведь смог это сделать, опираясь лишь на поддержку таких же энтузиастов, как он. Причём полковник не просто вернул городу памятник архитектуры, но и два органа, в восстановлении которых принял участие Владимир Путин.

В 2005 году президент России был в Калининграде, посетил уже восстановленный собор, экскурсию по которому проводил Игорь Одинцов, и последний, не растерявшись, попросил помочь в изготовлении органа, Владимир Путин откликнулся и выделил собору четыре миллиона евро. Орган – инструмент очень сложный, в мире их не так и много, но тот, кто хоть раз слышал живые звуки органа, думаю, никогда не забудет этого великолепного звучания.

Так десять лет назад в калининградском соборе появились два органа – хоровой и классический. Говорят, что калининградский орган – самый большой в Европе, а помещение собора – лучшее по акустике, даже Домский собор уступает.

Не знаю, как с размерами, но то, что этот орган удивительный, – подтверждаю. Больше того, в соборе работает титулярным органистом превосходный Евгений Авраменко. Конечно, гений и на венике может сыграть так, что заслушаешься, а на инструменте, изготовленном мастером, даже человек без слуха извлечёт прекрасные звуки, но когда сходятся воедино  талант исполнителя и мастерский инструмент, эффект получается поразительным.

Мне в жизни повезло – я слушала прекрасные органы, гениальных органистов, но такой игры, как в калининградском соборе, встречать не приходилось. У Евгения Авраменко свой, очень индивидуальный исполнительский почерк, его понимание токаты и фуги ре минор Баха отлично от привычного. Сложно представить, но в его исполнении ещё больше силы, ещё слышнее взывание к Богу. Кажется, что звуки органа разрывают пространство собора и, увлекая за собой осколки стен и черепицы крыш, уносятся в космос.

Честное слово, ради одного органного концерта уже стоит приехать в Калининград – гарантировано бесподобное переживание!

 НАШ РОССИЙСКИЙ КАНТ

Про философа Иммануила Канта, основоположника немецкого классицизма – головной боли всех, сдающих в вузах философию, слышали наверняка многие. Впрочем, и без экзамена имя Канта на слуху, хотя бы благодаря пассажу в «Мастере и Маргарите» Булгакова, помните: «Взять бы этого Канта, да за такие доказательства года на три в Соловки!», когда шёл разговор о шестом доказательстве Канта существования Бога.

А ведь Кант всю свою жизнь жил и преподавал в Кёнигсберге. Там же умер и похоронен у стен кафедрального собора. Поэтому неудивительно, что калининградцы считают имя немецкого философа знаковым для своего города. Надписи «Кант» можно увидеть везде, порой, на самых неожиданных местах. Например, мне встретилась булочная «Кант».

Футболки, колокольчики, кружки и фигурки с именем знаменитого немца охотно раскупаются туристами.

Однако не многие знают, что Иммануил Кант был не только основоположником немецкой классической философии, а и подданным Российской империи. И умер, будучи российским гражданином!

Случилось это в середине 18 века, во время Семилетней войны Восточная Пруссия добровольно вошла в состав России, присягу императрице Елизавете Петровне кёнигсберцы принесли в кафедральном соборе. Правда, через четыре года провинция вышла из состава нашей империи, однако Кант отказался от новой присяги Фридриху Второму, заявив, что клятвы и обеты даются лишь раз в жизни. Так что большую часть жизни Кант прожил россиянином.

Кстати, примечательно – когда передовые отряды Красной армии ворвались в Кёнигсберг в 1945 году, то один из солдат написал на могиле Канта «Осторожно – памятник культуры!», и таким образом историческое место было спасено.

СОЛНЕЧНЫЙ КАМЕНЬ

Ещё один из главных символов Калининграда – янтарь. Напоминание об этом камне встречается буквально на каждом шагу – в названиях магазинов и спортивного комплекса, микрорайона и посёлков, игровой зоны и улицы. Да и немудрено, ведь именно в Калининградской области находится одно из крупнейших в мире месторождений янтаря.

И если вам удастся попасть в этот город, обязательно посетите музей янтаря.

Во-первых, он расположен в старой фортификационной башне, чей возраст насчитывает уже полтора столетия, что интересно уже само по себе.

Во-вторых, в небольшом музее отличные экспозиции, проведя в его залах час-полтора вы не просто увидите великолепную коллекцию изделий из солнечного минерала, но и узнаете массу информации о том, как рождался янтарь, научитесь разбираться в его видах.

В-третьих, компетентные и очень доброжелательные сотрудницы музея ответят на все ваши вопросы, а в-четвёртых, там же, в музее, расположены магазинчики, в которых продают всевозможные поделки и украшения из янтаря. При этом, что крайне важно, всё сертифицировано, так что, покупая янтарь, вы можете быть уверены – это не подделка, а настоящий камень. При этом цены совершенно не кусаются. Конечно, есть изделия стоимостью и в десятки тысяч рублей, но можно купить красивые украшения и за пару сотен.

КАЛИНИНГРАДЦЫ

Заинтересовавшись Калининградом-Кёнигсбергом в детстве, я влюбилась в этот город и его жителей, побывав в нём. Порой, охватывало чувство нереальности – не могут все окружающие быть настолько приветливыми, учтивыми и отзывчивыми! Безусловно, и у нас хватает сердечных людей, которые готовы прийти на помощь незнакомцу, объяснить дорогу, подсказать нужную информацию. Но в Калининграде создалось ощущение, что каждый житель просто мечтает помочь тебе.

Едешь в троллейбусе, спрашиваешь, на какой остановке лучше выйти – и тут же кондуктор, пассажиры начинают объяснять: где и как. Подъезжая к остановке, напоминают: «Ваш выход здесь! И удачного отдыха!»

В магазинах продавцы обращают внимание на интересные и доброкачественные товары, а про другие говорят, мол, не стоит это брать.

На улицах не раз подходили прохожие и предлагали сфотографировать на особо красивом фоне.

Коллега умудрилась опоздать на поезд, забыла, что час разницы с Москвой, так её таксист бесплатно (!) отвёз на соседнюю станцию, которая, между прочим, располагается в почти сотне километров от Калининграда.

И что ещё примечательно – это гордость горожан за свой город, любовь к нему. С кем ни разговаривала, все говорили о Калининграде с теплотой и душевностью, переживали за то, что не всё так хорошо, как хотелось бы. И, кстати, хоть нередко приходилось встречать в интернете замечания, высказывания на тему, что Калининград мечтает отделиться от России, стать членом Европы, сами калининградцы с возмущением опровергали эти слухи.

- Мы – Россия! И пусть живём в анклаве и до страны добираться сложно и дорого, но жить мы хотим только в нашем государстве. В Европу – ну разве на отдых съездить. Так и передайте – мы из России не уйдём! А вы приезжайте к нам почаще, гостей мы любим.

Валентина КОРЗУНОВА,

фото автора

«ЧР» № 36 от 15 мая 2018г.

Музей океана. Научно-исследовательское судно «Космонавт Виктор Пацаев» — единственное в мире судно космической связи, имеющее на борту музейную экспозицию.​

Старые дома Кёнигсберга, их запрещено перестраивать, портить внешний вид, вырубать или подрезать деревья. Вот бы чему поучиться черногорским архитекторам!

Сохранившиеся с середины 19 века фортификационные сооружения

Новости по теме: