Семья – это когда тебя понимают

Дата публикации: 31.05.2018 - 10:56
Просмотров - 69

Когда Елена Баженова идёт в рейд по Девятому поселку, с ней здороваются и взрослые, и дети. Её хорошо знают здесь, ведь она – инспектор по делам несовершеннолетних. А уж своих подопечных Елена Владимировна знает, как говорится, вдоль и поперек – у кого какой характер, где учатся, чем занимаются родители.

В полицию Елена пришла в 2004-м году. До этого работала учителем пения в школе, окончив Абаканское педучилище, была воспитателем в школе-интернате. И до сих пор уверена, что сделала правильный выбор, поскольку чувствовала, что работа с подростками – это ее. Выбор в самом деле непростой, ведь работа с детьми даже в детском саду требует призвания и огромного терпения. А тут не просто дети, а трудные, или как принято теперь говорить, попавшие в сложную жизненную ситуацию. Чтобы работать с ними, нужно иметь одновременно и твёрдый характер, и душевную чуткость.

Безвольному, пугливому человеку не справиться. Подростки, повидавшие в жизни всякого, сразу попробуют инспектора на зуб, поймут, как себя можно с ним поставить. Но всё-таки они дети, хотя и считают себя взрослыми. У каждого за душой какая-то маленькая, а то и непоправимая трагедия,  и если подходить формально, для галочки, никогда с ребенком контакта не получится. А это очень важно – найти ниточку взаимопонимания. И у Елены Владимировны это получается. Всегда подтянутая, строгая она производит впечатление этакой железной леди. Но однажды побывав с ней в рейде, увидев, как  общается с подопечными, я поняла, насколько искренне она хочет помочь ребятам, уберечь их от ошибок, которые могут иметь серьезные последствия.

- Наверное, потому что по жизни я воин, не могу пройти мимо несправедливости, - ответила она на вопрос о выборе профессии. - Часто дети оступаются из-за простого непонимания, и с ним достаточно поговорить, объяснить ситуацию. К другим приходится применять более жёсткие меры - ставить на учёт или штрафовать родителей. Но в любом случае, очень важно разобраться, почему подросток нарушил закон, и не только наказать, но и помочь.

Когда беседуешь с юным правонарушителем, по ответной реакции легко понять, осознал ли он ситуацию. Кто-то плачет от стыда, жалеет о своем поступке. Но иногда подростки надевают маску наигранного бесстрашия и становятся колючими словно ёжики, замыкаются или придумывают такие сказки!

- Вы работаете в этой должности уже 14 лет. Контингент детей, попадающих на учет, как-то изменился?

- Правонарушители «помолодели». Если раньше на учете стояли подростки 14 – 16 лет, то теперь, к сожалению, есть и семилетние. Одна из причин – неумение родителей общаться с детьми и друг с другом. В поведении взрослых много агрессии. Иногда в присутствии своих чад они допускают такое, что приходится одергивать, а ведь дети, словно губка, впитывают модель поведения взрослых. Мамы и папы часто не готовы сесть за стол переговоров и спокойно обсудить ситуацию. Вот пример - мальчишки подрались. Как правило, в этом бывают виноваты обе стороны: кто-то кого-то обозвал, показал неприличный жест, и в ход пошли кулаки. А родители, не разобравшись, не выяснив причину конфликта, бегут в полицию с заявлением на обидчика. 

Я всегда предлагаю, если возник конфликт между детьми, давайте соберемся и вначале выясним причины. Если родители убедятся, что их ребенок не виноват, я тут же приму заявление или предложу проехать в отделение. Но часто случается наоборот – пострадавшая сторона становится виновной, или виновны обе. Приходится драчунов ставить на профилактический учет. Родители, конечно же, бывают недовольны и во всем винят полицию. Взрослые, упустившие что-то в воспитании, часто предъявляют претензии: вот возьмите ребенка, перевоспитайте и верните таким, каким он был раньше, – это же ваша работа! А если не можете, мы будем жаловаться! Но воспитание, и это прописная истина, идет из семьи. Мы можем лишь что-то подкорректировать. Изменилось и законодательство. Если раньше мы имели право вести беседы с детьми, не состоящими на учете, теперь поговорить с ребенком можно только в присутствии родителей. И даже переступить порог дома имею право с разрешения хозяев, или посмотреть холодильник, чтобы проверить, есть ли чем кормить детей. А люди так устроены, что только начни проверять, сразу кричат: это незаконно!

- Кроме драк что еще может стать причиной постановки ребенка на учет?

- Кражи, хулиганство, нарушение правил дорожного движения. Начинается лето, каникулы, дети катаются на велосипедах, мокиках. Это настоящая проблема. Родители, подарив ребенку транспортное средство, не заботятся о том, чтобы научить его соблюдать правила поведения на дороге. А ведь даже для велосипедистов есть ограничения, что уж говорить о мопедах. На собраниях в школах мы постоянно заостряем внимание на том, что не всеми моделями дети до определенного возраста имеют право управлять,  это зависит от объема  двигателя. Однако многие родители считают, что они разрешили, и этого достаточно. И даже позволяют садиться за руль автомобиля. Ведь сегодня можно сдать экзамены на права до наступления совершеннолетия. И когда ребенка задерживают сотрудники ГИБДД, его автоматически ставят на профилактический учет.

- Не пугало вас, что общаться придётся с трудными подростками и с «трудными» родителями?

- Когда пришла работать, многое для меня выглядело дико. Когда дети ругались матом при взрослых, вели себя безобразно. Но со временем приходит опыт, понимание, как и с кем себя поставить. Где-то поругаешь, где-то погладишь. Когда встречаю своих ребят, которые уже сами папы, мамы, и они благодарят, что остановила в нужный момент, убедила измениться, чтобы не натворили больших бед, на душе становится приятно.

Девятый поселок за столько лет стал мне как родной. У нас сложилась команда единомышленников. Отлично ладим с общественниками – ТОСом и его председателем Еленой Владимировной Стахеевой, предпринимателями, коллективом библиотеки, реабилитационного центра. На праздники устраиваем большие посиделки с чаепитием, театрализованными постановками, мастер-классами и подарками, куда приглашаем многодетные, малоимущие семьи, тех, кто нуждается в помощи. Тесно работаем с коллективами четвертой и девятой школ. Там мои активные помощники - социальные педагоги Светлана Витальевна Перевозникова и Светлана Станиславовна Грачева.

- У вас есть собственный рецепт воспитания? Знаю, что ваша дочь уже взрослая и учится в институте.

- Она не пошла по моим стопам, учится в Санкт-Петербурге в горном университете. По характеру мы похожи – настойчивая, если что-то решила, своего добьется. А рецепт воспитания… Основа нашей семьи, и это идет от бабушек и дедушек, чтобы все было по-честному и правильно. Меня воспитывали строго, так же старалась делать и я. Очень помогали родители - работа отнимает много времени и сил. Часто приходится задерживаться, нередки экстренные вызовы, если на участке что-то случилось. Но главное, иметь с ребенком доверительные отношения, как можно больше разговаривать, интересоваться его жизнью.

Из наблюдений скажу, что все поколения разные. Сейчас передвинулись границы переходного возраста, и наступает он уже с 11 лет. Дети стали более жестокими, они очень хорошо знают свои права, но не хотят знать про обязанности.  И проблемы у них несколько иные. Это повальное зависание в соцсетях, желание большей свободы. Дети просто сбегают из дома, если их заставляют помогать по хозяйству, учиться, ограничивают пользование интернетом. Часто родители сами провоцируют это, бесконтрольно разрешая гулять допоздна, отпуская ночевать к друзьям, даже не поинтересовавшись, действительно ли ребенок там, куда собрался.

- О, это классика жанра: я пойду к Оле, Оля – ко мне, а в итоге мы ночуем у Маши, у которой родители уехали на дачу!

- И когда подростки попадают в неприятные ситуации, родители округляют глаза: «Как, разве он не у Саши был?» А некоторые и вовсе не знают ни Сашу, ни одноклассников, ни круг общения, ни телефонов друзей, ни адресов. Я знала всех друзей дочери, общалась с ними, имела телефоны. С другой стороны, когда спрашиваешь у детей, где работают родители, видишь пустые глаза. Это значит, что в семье нет нормальных взаимоотношений, что для взрослых главное - обуть-одеть чадо и не напрягаться. Но детей нужно контролировать, для их же безопасности. Быть на связи, если они где-то ночуют. Попросить взять трубку кого-то из взрослых, чтобы выяснить кто дома. Ведь может возникнуть ситуация, когда ребенку потребуется помощь, а он побоится позвонить, потому что обманул маму или папу. И страх физического наказания становится причиной побега из дома. В практике был случай, когда ребенок нашкодничал, родителей пригласили в школу для беседы. Мальчик об этом ничего не сказал, потихоньку переоделся и ушел. Вечером родители забили тревогу, начали поиски. В итоге его случайно обнаружил прохожий в одном из гаражных массивов, грязного, голодного, напуганного. Стали расспрашивать, в ответ услышали невероятную историю о том, как в городе он упал в обморок, а очнулся на дачах в домике. Поехали на указанное место, искали этот домик часа два.

В итоге мальчик так устал, что решился сказать правду, но только когда отвела в сторонку от родителей и пообещала, что бить его не будут.  Поэтому говорю еще раз, нужно быть ближе к своему ребенку. И даже если он совершил правонарушение, то выход есть из всякой ситуации. Пусть она нелицеприятная, но время лечит, эмоции стихают. А представляете, если бы случилось непоправимое из-за того, что мальчик побоялся сказать родителям, что их вызвали в школу? Наказание должно быть, но не физическая расправа. С ребенком надо говорить, объяснять на примерах. Мамы иногда в сердцах восклицают: «Что толку, я с ним уже говорила!» Нужно не раз сказать, а разговаривать постоянно, достучаться до сердца.

- Подростки в переходном возрасте нуждаются в помощи психологов. У нас есть такие специалисты, например, школьные психологи, которые реально могут помочь?

- Школьные психологи… не всегда. На мой взгляд, дети воспринимают школьного психолога как еще одного учителя. И в школе нет такой атмосферы, где ребенок мог бы открыться. Нужно, чтобы это были какие-то отдельные здания или кабинеты вне учебных стен.

Но в Девятом поселке в реабилитационном центре для детей есть хорошие специалисты, которые работают с семьями. В моей практике они реально помогли двум семьям разрешить  проблемы.

Беда в том, что не каждая семья решается обратиться за помощью, не желая выносить сор из избы. Многие считают, что могут справиться сами.

- Завтра День зашиты детей. От чего родители должны их защитить?

- Дело не в слепой защите, даже дикий зверь делает это. Дело в том, чтобы родители знали своих детей, слышали их, понимали, чем те живут, о чем на самом деле думают, помогали бы им в трудную минуту. В этом, на мой взгляд, и заключается защита.

И еще хочу сказать всем мамам и папам, то, что они родили ребенка для себя, - это одно, а вот  что заложить в него, чтобы он стал настоящим гражданином своей страны, - это другое. И в этом желаю успеха!

                                                                                                                  Марина Задорожная, фото автора

«ЧР» № 41 от 31 мая 2018г.

 

 

Новости по теме: