Резонанс: «Усадьба Иваницкого», «ЧР» №31 от 24 апреля 2018г. "Я сразу вспомнил свой первый детский дом"

Дата публикации: 31.05.2018 - 10:59
Просмотров - 127

    - Здравствуйте! Мы прочитали в вашей газете про усадьбу Иваницкого, и муж так расчувствовался весточке из детства, ведь он маленьким жил в усадьбе, тогда там располагался детский дом. Быть может, приедете к нам в гости…

     И как можно было отказаться от такого приглашения! Поговорить не просто с человеком, который когда-то давно видел усадьбу, а оказался в её стенах сразу после войны.

    В назначенное время семья Марчик встретила меня на пороге своей квартиры. Нелли Михайловна и Василий Павлович - люди уже в возрасте, но активны, занимаются дачей, на балконе ждут высадки на грядки здоровенные помидоры, стены в уютной комнате увешаны фотографиями.

    Совсем недавно, 17 апреля, Василий Павлович отметил 80-летний юбилей. Так что детство мальчишки пришлось на самое тяжёлое время – ведь когда ему было всего три года, началась Великая Отечественная война, она изменила жизнь малыша.

     Отца Васи Павла Антоновича Марчика призвали в Красную армию в первые же недели войны, прошло несколько месяцев, красноармеец вместе с другими солдатами попал в окружение войскам вермахта, затем плен и 18 октября 1941 года он умер в шталаге №316, который располагался в польском Белостоке. Правда, подробности эти стали известны гораздо позже, уже в нынешнее время, когда дочь Василия Павловича через интернет-портал «Мемориал» смогла найти данные о погибшем дедушке.

      В то время семья Васи жила в деревне Радыгино Красноярского края, примерно в 60 километрах от Минусинска. Мама, старшая сестра, разница в возрасте с которой была пять лет, вот и всё семейство. Но, недаром говорят, что беда не приходит одна, через два года, в 1943-м, умерла мама. И за ребятами приехала бабушка, которая в то время жила в деревне Усть-Бюрь.

      - Она собрала нас, мне тогда уже было пять лет, а сестре десять, взяла корову, и мы пошли пешком в Усть-Бюрь, - рассказывает Василий Павлович. – Шли долго, тяжело, ведь всё пешком, а нужно было переправиться через две реки, почти больше сотни километров дорог. Питались плохо, военное же время было, спали, где ночь застанет. Но наконец пришли в деревню. Тогда бабушка жила в маленьком домике, по сути, из одной комнаты, но там ещё были дедушка, дочь и сын бабушки, наши дядя и тётя, а тут ещё и мы. В общем, тесно было очень, тяжело. Вскоре меня отдали в детский сад. Заведующей была, как её звали в деревне, бабушка Радиониха.

     Два года жил Вася вместе с родными, там же, в деревне, пошёл в первый класс, но вскоре бабушка Радиониха собрала человек десять детворы, оставшейся без родителей, и повезла в детприёмник, находившийся в Абакане. А оттуда группу ребят, в которой оказался и Вася, отправили в детский дом в Чебаки. Детдом тогда был размещён в усадьбе Иваницкого.

     - Я хоть и был совсем маленьким, но помню, что в детдом мы ехали на поезде, - говорит Василий Павлович. – Там нас поселили в комнате на втором этаже. Ранетки росли до самого верха дома. Напротив нашей усадьбы, через площадь, была школа, куда мы ходили учиться, а с другой стороны усадьбы - столовая. Нас там много было. Совсем рядом с усадьбой стоял кедрач. Голодные были всё время. Война же только кончилась. Так мы бегали на поле, там просо росло, наберём, нашелушим зерно и едим.

      Ещё вспоминаю, что в Чебаках был духовой оркестр. Вместо бани мы ходили купаться на Июс. На горе были видны золотые прииски.

       Я фамилию Иваницкого запомнил потому, что нас пугали им, мол, он до сих пор ходит и со второго этажа из ружья стреляет по тем, кто курит трубку.

     В общем-то, вот и все воспоминания Василия Павловича о детском доме в усадьбе Иваницкого. Скоро, где-то через год, мальчика перевели в новый детский дом в посёлке Нижний Кискач, что километрах в 17 от Усть-Бюря. Василий Павлович рассказывает, что детдом там организовали демобилизованный с фронта Всеволод Ильич Кошляк и его сестра. Именно там, в Нижнем Кискаче, и жил паренёк до начала своей трудовой жизни.

Кстати, старт рабочей биографии был довольно примечательным.

В 1953 году, когда подростку исполнилось пятнадцать лет, его вместе с двумя друзьями отправили сначала в Красноярск на сборный пункт, а затем аж в Николаевск-на-Амуре. На Дальнем Востоке ребят устроили работать на судостроительный завод. Молодые рабочие помогали делать сначала деревянные, а затем и металлические рыболовецкие сейнера, железные баржи. 

Через четыре года молодой Василий решил съездить в отпуск на родину, но так и остался здесь. Во время отдыха познакомился с девушкой, полюбил её и женился. Так что с 57-го года и до того, как вышел на пенсию, трудился в леспромхозе Усть-Бюря. Родились двое дочерей, уже пятеро внуков.

Но не могу не сказать несколько слов о Нелли Михайловне, второй жене Василия Павловича. Вот ведь как может закрутить жизнь историю! Если сибиряк Василий в юности уехал на Дальний Восток, то маленькая Нелли, напротив, с рождения жила в Биробиджане, а в наших краях оказалась после начала войны. Отца призвали на фронт, мать решила перебраться поближе к родственникам, которые жили в Минусинске. После войны, которую прошёл отец, они с семьёй уехали в Усть-Бюрь. Там мама родила вторую дочку и через несколько дней умерла, оставив вдовца с двумя детьми. Нелли в то время уже было шесть лет, а сестрёнке всего шесть дней.

И вот ещё один поворот судьбы – через какое-то время отец вновь женился, и мачехой девочкам стала родная тётя Василия.

- Когда Вася в 57-м году вернулся в Усть-Бюрь, я как раз в то время уехала в Черногорск, - вспоминает Нелли Михайловна. – Позвали работать на швейную фабрику. Потом на некоторое время вновь вернулась в село, но в конце концов снова оказалась в Черногорске. С тех пор так и живу в городе. А с Василием Павловичем мы решили пожениться только в 2002 году, уже после смерти его жены. Вот так всё закручено получилось. Хотелось бы посмотреть, как сейчас живёт усадьба Иваницкого, но возраст уже не тот, далеко так ездить. Потому и приветом из прошлого показалась статья в вашей газете.

P.S. Фотографию нынешнего вида исторической усадьбы любезно предоставил бывший журналист газеты «Ширинский вестник», ныне пенсионер, Василий Иванченко. И он же с грустью подчеркнул, что несмотря на статус архитектурного памятника, нынешние владельцы усадьбы в нарушение закона установили в доме пластиковые окна, нарушив тем самым родной облик памятника деревянного зодчества 19 века.

Валентина КОРЗУНОВА

«ЧР» № 41 от 31 мая 2018г.

 

Новости по теме: