Дедовская мечта

Дата публикации: 26.06.2018 - 11:51
Просмотров - 222

По дороге в карьер на разрезе «Черногорский» автобус с рабочими вынужден был притормозить… перед стайкой куропаток, которые задумали перебежать дорогу.

- Это что, в прошлом году в лисьем семействе, обитающем здесь же, появились шестеро лисят, сам снимал их, подпускали близко, - рассказывает Геннадий Николаевич Шаповаленко, - а иной раз лисы поднимутся повыше и облают, ни за что! Гавкают, как собаки.

Представлять директора разреза «Черногорский» ООО «СУЭК-Хакасия» нет необходимости, а разговор завязался, да – с темы о живности.

 

К белоствольным… в карьер

- Лет 25 живут на разрезе турпаны, краснокнижники. Раньше замечали одну-две пары, а сегодня четыре семьи можно встретить на востоке, две – в районе обогатительной фабрики. Шесть пар. Каждый день вижу, как купаются. Привыкли к производственному шуму, гнездятся на горных выработках. А вот зайцев стало меньше

- Лисы съели!

- Как вариант – да, хотя лисы, в основном, здесь питаются мышами.

- Прячутся шерстистые и пернатые на озеленённых территориях?

- Да, там, где кустарники.

- По озеленению выработок вы, пожалуй, больше всех знаете: что приживается, что нет, в чём суть дела.

- Начинали всё это по советским канонам в 89-м году, пытались сажать здесь сливу, вишню, абрикос. Как показала практика, дикий абрикос неплохо приживался, традиционно не сдавала позиции облепиха. Но лучше всего себя чувствуют вяз и… берёза. Есть настоящая белоствольная роща в восточном крыле. Из хвойных сосёнки гораздо лучше схватываются, чем ёлки. В прошлом году около четырёхсот сосен посадили в районе участка «Абаканский», 95 процентов прижились. А суть усилий по озеленению в том, чтобы не оставлять после себя безжизненные земли, а приводить их в определённое состояние, с наработанным плодородным слоем. Мы долго ставили эксперименты, было время - готовили идеальные площадки перед тем, как посеять траву, кустарники и деревья. А теперь поняли, что посадки в отвалах шагающих, между гребнями – самые удачные. В складках задерживается природная влага, там же насаждения прячутся от иссушаюших летом и обжигающих зимой ветров. И плодородный слой быстрее формируется в низинах. С институтом аграрных проблем у нас долгосрочный договор о сотрудничестве, взаимодействуем много лет.

- А я вижу, что в этом деле соединились ваши житейская мудрость, опыт и их научные правильности.

- Да, мы, конечно, представляем, что надо делать.

Воздуха!

- В Верховном Совете вы 16 лет - в экологическом комитете. По душе такое направление?

- Конечно! Здесь, прежде всего, представляю интересы жителей Черногорска. Из того, что удалось сделать, из больших проектов, - сделали систему центральной канализации в Девятом посёлке на улице Угольная, раньше там дома были с септиками. Много работали с глобальным проектом «Чистая вода», благодаря которому существенно изменилось качество жизни для людей из отдалённых территорий. Теперь вот на повестке дня – развитие, в современном русле, полигонов твёрдых бытовых отходов. Чтобы они не были «первобытными» свалками, безбожно загрязняющими почву и подземные воды. Добиваемся, чтобы были проекты, вся необходимая документация, которая диктует определённые условия, минимизирующие воздействие на окружающую среду.

У черногорского полигона проект есть, он узаконен, хотя и проблем, вопросов немало.

- Мусоросортировочные заводы – далёкое будущее?

- Вопрос требует значительных федеральных средств. Попытки двигаться в этом направлении делались неоднократно в течение шести – семи лет, но пока это остаётся на уровне разговоров. На свалках активничают нелегальные сортировщики, но в целом они проблему не решают. Безусловно, мусороперерабатывающий завод необходим.

Надо работать и с населением, есть хороший опыт в центральных городах, где люди сами сортируют мусор. В Черногорске начали отдельно собирать пластиковую тару,  уже хорошо. А в целом с пластиком, полиэтиленом проблема огромная. Период разложения около ста лет, планета, океан задыхаются от «пакетиков». Выход очень простой (Геннадий Николаевич достаёт многоразовую тонкую сумку – рюкзак из рабочего портфеля). Дарил такие уличным активистам, классная сумка, прочная, очень быстро окупается, стоит 60-70 рублей. Во многих странах давно не пользуются полиэтиленовыми мешками. В Китае в общественных местах резко сократили использование пластиковых стаканов, заменили их бумажными. Наладили выпуск бумажных пакетов, которые легко перерабатываются. Думаю, мы тоже к этому быстро придём.

- Какие моменты, из тех, что предстоит решать, наиболее острые?

- Острейшая тема – загазованность воздуха в нашей Минусинской котловине. Сегодня уже понятно, что зимой основные источники загрязнения – это выхлопы автомобилей и выбросы котлов частного сектора. В границах Черногорска – это ещё и вклад ряда котельных, которые работают на прямотоке. Это касается Девятого посёлка, центральной части города. Частично проблему снимет возможность подключения к Абаканской ТЭЦ, а глобально предстоит принимать решения в отношении частного сектора, разрабатывать программу по переходу от печного отопления к централизованному или на электричество. В идеале, конечно, хорошо было бы отапливаться газом, но для нашего региона это проблематично. Поэтому нужны дешёвые тарифы на электричество для Черногорска, Белого Яра, Абакана, Минусинска, и проблема была бы решена.

- Вновь строящиеся районы частного сектора – бомба замедленного действия. Задымят, куда будем деваться?

-  Человек на земле, в своём доме – это хорошо, практично, в таких условиях возвращаемся к корням, становимся настоящими хозяевами.  Однако печное отопление – в самом деле, серьёзная угроза для здоровья. На федеральном уровне надо решать вопрос, ссылаясь на близость Саяно-Шушенской ГЭС. И на то, что лучше вложить деньги для обеспечения чистого воздуха, чем вкладывать их в строительство новых мощностей онкологических диспансеров.

Для асфальта - пылесос

- Вы упомянули общественников, уличных активистов, они, как погляжу, по-хорошему сумасшедшие. В том смысле, что до всего у них доходят руки, не жалеют личного времени на городские дела.

- Да, очень активные. Сами не скучают и другим не дают. Настоящие волонтёры, для них и особую дату не нужно было объявлять. И так деревья высаживают, экосумки шьют и раздают, берега Енисея убирают, молодёжь к себе подтягивают, пытаются чему-то доброму научить.

- Дружите?

- Да, по мере сил поддерживаем, есть программа о помощи в обустройстве территорий в регионах присутствия СУЭК, в том числе – в ОАО «СУЭК – Хакасия».

- Для меня была сенсацией новость, что вы взялись привести в порядок город после обильных весенних ливней. Да, дорог не было, машины буксовали и тонули, как в тайге, в частном секторе невозможно было подобраться к родным домам без резиновых сапог. Но взять на себя коммунальные хлопоты, и ещё объявить, что будете помогать наводить порядок в городе всё лето? Это ведь огромные затраты, материальные, и не только!

- На разрезе «Черногорский», по согласованию с генеральным директором ОАО "СУЭК - Хакасия" Алексеем Богдановичем Килиным, было принято решение выделить в тяжёлое для Черногорска время технику для исправления ситуации – бульдозеры, грейдеры, погрузчик, другие специальные автомобили, вплоть до пылесоса на базе огромной «Скании», для мытья асфальта, для того, чтобы не только вручную убрать нанесённую грязь вдоль дорог, а ещё и водой, дабы войти в лето в приличном виде. На самом деле никакое это не геройство, а просто забота о городе, в котором живём. Почему привыкли с восхищением, прицокивая, рассказывать о забугорном порядке? Надо у себя так же делать, используя хороший опыт. Город небольшой, можно, как говорится, всем миром сделать его самым хорошим, уютным. Это ж для нас, для себя, для ребятни!

- Вы ещё и со сносом ветхого жилья в Девятом посёлке помогли. Тоже дело – торчали эти обезлюдевшие дома,  как гнилые зубы, срочно требующие удаления.

- Да, или как свой «Сталинград». Эстетику нужно было соблюсти – одно, а ещё толчком стало то обстоятельство, что в заброшенных зданиях любят резвиться дети, подростки, что – ну ни в какие ворота!  А у нас есть техника, которая позволяет безопасно демонтировать эти здания, вывезти и утилизировать строительный мусор. Так и сделали.

                        

Большой теннис? Именно

- Вы входите, как хозяева, и на социальные объекты города, как, к примеру, на стадион «Шахтёр».

- Подшефный объект!

- Нашли точки соприкосновения с активным директором, который сам – спортсмен, огонь из-под копыт, простите, кроссовок, летит?

- Точно, носится – земля горит. Да, конечно, и это сыграло роль.

- Мой родной дом в Иркутской области – рядом со стадионом. На котором, когда училась, были разноцветные  трибуны, а потом их растащили по дощечке, и теперь там хороший такой пустырь для выгула скота…

- Юрий Александрович Стрельченко – как клещ. Он, в самом деле, человек, болеющий за спорт, за молодёжь, за то, чтобы всё сегодня и сейчас было правильно. Понятно, если откровенно, такая настырность порой надоедает, но в итоге стадион-то преображается, он нашёл единомышленников – борцов, не только подкидывает идеи, но и дело правит. Я – вице-президент федерации бокса в городе, но в данном случае, пожалуй, не стоит делиться по видам спорта. Стадион в городе нужен, однозначно. Были потуги, от безденежья, его закрыть. Разрез «Черногорский», ОАО «СУЭК - Хакасия» приложили максимум усилий, чтобы он остался в том виде, в котором сегодня есть.

Делаем ремонт трибун, думаю, с каждым годом будут происходить улучшения. Вскоре там будет корт для большого тенниса, Алексей Богданович Килин принял решение помочь с обустройством открытой площадки со специальным безопасным покрытием.

- Теннис большой – это хорошо! Новая сенсация.

- Кроме того, сегодня принято решение, и вопрос согласован с Правительством Хакасии, по восстановлению спортивного зала «Уголёк», что в Девятом посёлке. Мы должны его реанимировать и к концу года запустить.

- В каком он сложном состоянии, видели?

- Видел.

- И что там?

- Практически ничего. А это было разрезовское помещение с нестандартным залом, небольшим бассейном. Стрельченко будет курировать ремонт, сделаем там зал для занятий каратэ. С нормальными раздевалками, чтоб всё как положено.

- И угольщикам можно будет тренироваться?

- Почему нет? А в настоящее время наши люди, за счёт предприятия, занимаются в «Сибиряке», в школе №20, в городском бассейне.

- Вам в пору уже мастеров спорта выращивать - есть костяк, на который можно опереться. Как долго длилась работа, переходный период от ничего до того, что люди привыкли, что разрез - предприятие не только угольное, а ещё спортивное, с традициями, и что надо, хочешь – не хочешь, идти в спортзал?

- Пожалуй, лет двадцать.

- Трудно было расшевелить «диванную пар-тию»?

- Да, трудно. Поэтому начали с себя. Регулярно собирались в спортзале с инженерным составом, играли в волейбол, баскетбол. Потихоньку подтягивали остальных, бросали клич о соревнованиях. Сегодня у нас неплохая команда футболистов, одни из лучших среди угольщиков - спортсмены по перетягиванию каната. Наверное, самые крутые. Есть шахматисты, волейболисты, бегуны, баскетболисты, есть те, кто всерьёз «болеет» лыжами. Коньковый ход – искусство, не иначе! Хотим реабилитировать и поднять на достойный уровень городки. Это истинно русский спорт, незаслуженно забытый. Поэтому недавно впервые провели соревнования, вышли с инициативой включить этот вид спорта в спартакиаду угольщиков. Сделали на «Шахтёре» специальную площадку для городков, думаю, этот вид спорта займёт достойное место среди остальных. Есть мысли подключить соседей – угольщиков, посоревноваться.

- Помните, когда раньше поступали в институт, было «плюсом», если владел каким-то видом спорта. У вас, похоже, подобная система.

- Да, профком, совместно с отделом кадров, обязательно интересуется при приёме на работу отношением к спорту – кто в чём силён, кто и чем хотел бы заниматься.

- Потребовалось двадцать лет… Зато теперь прихожу в зал, а там экскаваторщик Тормозаков упражняется с товарищами.

- Постоянно ходит, красавчик, очень хорошо играет в волейбол, мини-футбол.

- Таким традициям цены нет, в спортзалы уже семьями ходят.

- А ещё укрепляется чувство коллективизма. Народ общается в неформальной обстановке, говорим о разном, в том числе – о производстве. Здорово.

- Самому получается заниматься?

- На общие соревнования, сборы обязательно вырываюсь. Хочу большего, но пока времени катастрофически не хватает. На работу приезжаю в начале седьмого.

- По Штирлицу высыпаться получается?

- Самое смешное – да. Привык вставать не позднее пяти.

- Понятно, всё на свете надо успеть.

- Хочется вложиться в своё дело по полной, раз «взялся за гуж», достойный след оставить.

Связанные одной цепью

- Кстати, а с чего всё начиналось? В юности, прям, поняли, что нужен именно этот институт - цветмет, или кто-то подтолкнул, надоумил?

- В семье все были связаны с углём, работали на разных предприятиях. Династия крепчайшая, каждый – история. Конечно, было очень интересно, ещё маленьким знал начальников, которые здесь руководили, в Хакасии.

- И Семикобылу?

- Георгия Сергеевича знал, мой дедушка с ним работал, и мама. Как-то говорит мне дед: «Внучок, хочу, чтобы ты стал директором, и чтоб хотя бы день повозить тебя на машине». Я тогда не понял, о чём он…

- А чем брал этот легендарный руководитель с необычной фамилией? Его так по-хорошему вспоминают - горного инженера, управляющего трестом «Хакасуголь», директора комбината «Красноярскуголь», Героя Соцтруда.

- Я был маленьким, когда он работал, но знаю, по рассказам, воспоминаниям близких - это был один из лучших руководителей в Черногорске, который за цифрами вскрыши, добычи, проходки видел людей. Не боялся, не считал зазорным зайти в столовую или в раздевалку в бане, чтобы посмотреть собственными глазами, а какие сегодня здесь условия, всё ли в порядке. За это ценили люди. В те времена, помните, был ОРС, он подчинялся угольному объединению, наряду с производством была и забота социальная – накормить, обуть. Всё, за что брался, он делал с душой, как для родной семьи.

Еду в Магадан!

- Почему после института дорога сразу не привела на горняцкое предприятие?

- Окончив цветмет с красным дипломом (распределялся третьим), поехал не на уголь, а на золото. Да, хотелось заработать, для того и учился, не халявил. Семь лет отработал в Магаданской области, прошел путь от мастера до начальника участка. Назначили начальником участка. У меня, зелёного,  в 24 года, была ответственность за посёлок в три тысячи человек, с магазином, школой, детсадом, столовой. Хлебнул вот так вот, по самое-самое. Но это стало неоценимой жизненной школой. Зимой, в минус 45 градусов отправили в посёлок, где не было ни главного инженера, ни энергетика. И представляете, ночью раз – котельная остановилась, посёлок остался без тепла. Пришлось изучить систему отопления, устройство котельной, водопровода.

- Удалось справиться?

- Да. Когда экстренную ситуацию устранили, ещё до весны переделали систему отопления, позже реконструировали водопровод, после этого проблем не существовало.

- Было бы желание – всё можно сделать.

- Или необходимость? Как в армии говорят? Не можешь – научим, не хочешь – заставим!

- И всё-таки вернулись.

- Много было социальных обещаний, в том числе, мы с семьёй, с двумя маленькими детьми, ждали квартиру, однако эта программа «прикрылась», и мы вернулись в Черногорск. На разрез меня приняли горным мастером. Это была должность на несколько ступенек ниже, ну да ничего.

Пара цифр

- Двадцать первый год вы – директор. Если сравнить эту должность «вчера» и «сегодня» - есть отличия?

- Ответственности всё больше. Если в советское время  был план любой ценой, то сегодня нужен новый подход, главное - работать  безопасно, эффективно, производительно. Простои слишком дороги, поэтому недопустимы. Основной потребитель – за границей (внутренний рынок потребляет немного угля), конкуренция очень великая. Хакасия – не на Транссибирской магистрали, у нас тупиковые заезды, поэтому руководство компании ставит вопрос о развитии сети железных дорог, поскольку они не справляются с нашими объемами. А чем меньше отгружаешь, тем меньше твоя привлекательность. Уголь надо не только добыть, а ещё и реализовать.

- Сейчас планы вполне понятные, правда, они у вас всё напряжённее год от года.

- Раньше давали автомобильной вскрыши в год полтора миллиона кубометров. Сегодня выдаём четыре миллиона, но только в месяц!

- И вы должны сделать всё для того, чтобы никаких сбоев не было.

- Совершенно верно. Сегодня главная задача – прогнозирование, организация, обеспечение безопасности, эффективное использование всех имеющихся ресурсов.

- У правильного руководителя, на мой взгляд, одно из главных хороших качеств – когда он соединяет строгость, напористость и человечность. У вас, похоже, это получается. Как удаётся? Надо всех в тонусе держать, и в то же время слышу: «Это человек!»

- По-другому не может быть, потому что вырос в семье рабочих, я с земли, от сохи. Прошёл все ступени горняцкой работы, от мастера до начальника участка, до зама по производству, технического директора и директора. Я это знаю не понаслышке, понимаю, кто, что из себя представляет, с какими мыслями идёт на работу. Хотя… у каждого есть проблемы – семейные, бытовые, мало ли! Мелочей не бывает. Надо интересоваться. Видишь, человек хмурый – почему не спросить: «Иванов, что у тебя дома творится, а?» А если пройдёшь мимо, вдруг он замкнётся, будет чувствовать себя забытым, ненужным?

- Это важно, правда.

- Здорово, когда работник идёт с настроением на работу и с такими же чувствами возвращается домой.

С виду – ого!

- Откуда взялась идея о создании женской бригады? Женщины-то довольны, а вы?

- Я тоже доволен, они справляются. Идея возникла пять лет назад на основе зарубежного опыта, где дамы работают не только на автосамосвалах, а на погрузчиках, бульдозерах, на вспомогательной технике, и довольно неплохо. У нас в последнее время поменялась техника, которая с виду – ого, а управление довольно лёгкое, условия в кабинах комфортные. Решили организовать бригаду из 15 человек для работы на 130-тонных БелАЗах. Как ни странно, был большой конкурс, выбрали самых лучших. Не обошлось без непростого периода адаптации к условиям работы на крупном предприятии, с определёнными требованиями, который занял около двух лет. После этого пришло понимание, что приняли верное решение. Поэтому через три года набрали ещё одну бригаду из 15 человек. Чтобы не быть голословным о том, как работают представительницы слабого пола, скажу, что раз в три – четыре месяца победителями по производственным показателям становятся именно девчонки. Они уже и машины получают, по итогам самых серьёзных соревнований, как в прошлом году – Марина Василькина. Марина на соревнованиях победила вне зачёта по всем (!!!) дисциплинам.

- Будет ли продолжена эта программа?

- Пока недостатка специалистов не ощущаем, а в будущем – возможно.

- У вас ещё и мировые рекорды как из рога изобилия сыплются. Как это всё происходит?

- С получением современной техники хотели понять, а на каких позициях мы находимся, по сравнению с коллегами из других стран, которые трудятся за такими же рычагами? Запросили информацию, какие же объёмы на их счету. Проанализировали нормы, показатели, убедились, что мы не хуже зарубежных операторов (там так называется профессия). В конце 2016-го и в 2017-м перекрыли практически все показатели по всем видам машин, которые у нас есть.

- Как это фиксируется?

- Производители техники отслеживают. Снимают хронометраж, сравнивают.

- И что же они, производители, о вас говорят, как реагируют?

- Поначалу удивлялись. В итоге пришли к выводу, что российские работники не хуже, а лучше работают, чем их коллеги за рубежом.

«Катюшу» делали тайно

- В календаре много дат, одна из самых любимых?

- Девятое мая. Для всех россиян это самое святое. Это дань памяти погибшим дедам, прадедам, хочется, чтобы молодёжь помнила, чтобы для них это не отходило на второй план. Есть проблемы с учебниками истории, с воспитанием.  Сегодня задача СУЭК, в том числе  Черногорского разреза – заниматься воспитанием подрастающего поколения на примерах наших отцов, нашего отношения к погибшим работникам предприятия, родным и близким.

В истории Черногорска такого не было, в день Победы организовали две полевые кухни, устроили демонстрацию военной техники, макетов орудий, одна «Катюша» чего стоила! Ребятишек было не оторвать, они всё это рассматривали, трогали, фотографировались.

- Можно тысячу раз говорить о воспитании патриотизма, а можно, вместо этого, сделать «Катюшу», пройтись в праздничной колонне в военной форме. Кстати, вам идёт! Макеты орудий с кем замыслили и сделали?

- Это была тайная операция, осведомлённых – минимум. В основном работали над макетами с директором РМЗ Игорем Николаевичем Сухарьковым, начальником ремонтно-механического участка Олегом Петровичем Корневым и начальником тракторно-бульдозерного парка Романом Витальевичем Мякишевым. Только вот успели не всё! В следующем году, надеюсь, будет вообще шикарно. Что именно, секрет.

- Самый трудный вопрос. О маме.

… Он остался без ответа. А я хотела узнать, какие её слова, наказы, шутки остались в сердце. Писала о ней, заголовок был «Просто мама», запомнила как бесконечно тёплую, по-житейски мудрую и очень простую.

Редко так бывает, но ответом стало само напряжённое молчание. Бесконечное, выбивающее из колеи. Валентина Михайловна, ну вот такой у вас сын.

Марина КРЕМЛЯКОВА,

фото Анастасии ХОМА

 На фото: в День Победы Геннадий Николаевич

вышел в военной форме

 

«ЧР» № 48 от 26 июня 2018г.

 

Новости по теме: