На стыке миров в созвездии культур рождены стихи Натальи Ахпашевой

Дата публикации: 17.07.2018 - 11:47
Просмотров - 435

Наталья Ахпашева - одна из самых известных и читаемых поэтов Хакасии. Многочисленные публикации в литературных журналах, сборники стихов сибирских издательств, подборки в «Литературной газете» убедительно говорят о популярности автора. Она легко играет со стилями и словами, темами и образами.

Дитя двух народов – русского и хакасского, Наталья Марковна искренне влюблена в обе культуры, и это красной нитью проходит сквозь её произведения. Перезвон православных колоколов и топот степной конницы слышны в строках поэтессы. Её стихи могут быть очень лиричны, но могут и ударить категоричностью твёрдой гражданской позиции.

ИСТОКИ

Спрашивать поэта, как он пишет, где находит темы и слова,  - занятие совершенно непродуктивное. Конечно, быть может, и ответит тебе автор что-то, но сам наверняка будет посмеиваться, мол, ну и вопросики-то ему недотёпа задаёт! А вот узнать о творческой судьбе, как из инженера-электрика вдруг родился поэт, вполне возможно. 

Нету мне ни отдыха, ни сна.

Нету ни покрышки и ни дна.

И прохладно —

                        рыбой золотой

с этой терпеливостью

                                        тупой

плавниками слабыми качать,

чтоб эфир межзвёздный

                                колебать.

Нету мне ни отдыха, ни сна...

 

- Писать я начала в детстве и не задумывалась, станет ли поэзия чем-то важным в жизни. Моя мама, Нина Иннокентьевна Токмашова, медик, одна из первых в Хакасии подучила звание «Заслуженный врач РСФСР». В этом году ей исполнился бы 101 год. Она очень не советовала мне сделать поэзию своей профессией и считала, что я должна получить настоящую специальность.

Сразу после школы сдавала экзамены в мединститут, но срезалась на биологии. На следующий год поступила в Абаканский филиал Красноярского политехнического института, теперь он - Хакасский политехнический в составе СФУ, физика и математика всегда хорошо в школе шли. К этому времени уже успела выскочить замуж и была беременна первым сыном.

Кстати, в этом году в ХТИ был юбилей, меня приглашали, и это было очень лестно, горжусь своим политехническим дипломом. После вуза работала мастером в Красноярске в производственном объединении  тяжёлых экскаваторов «Крастяжмаш». В Красноярске родился второй сын. Позже вернулась в Абакан.

Всё время продолжала писать стихи, но связанных  с техническими темами не было, разве что вот эти строчки, где есть специфическая терминология.

Ветер внизу

    тополиные ветки ломает.

Город такую грозу

                   и не припоминает.

Льёт, выбивая

          один за другим фидера.

Раз уж дар дан, то его надо тратить, иначе он не даст жить спокойно, потребует выхода. У меня так и получилось. Поступила в литературный институт имени Горького в Москве, пока училась, приняли в Союз писателей (тогда СССР), а окончила его, будучи председателем Союза писателей Хакасии. Со второй половины 90-х стала работать в журналистике. А с 2001-го  – в пресс-службе университета…

Сыновья сейчас уже совсем взрослые, у обоих работа связана с компьютерными технологиями, живут  своими домами. А ко мне 12 лет назад прибились два бездомных щенка. Ну не выбрасывать же их на улицу! Остались со мной.  Для меня они личности, со своими характерами. Это какая-то часть моего в определённом смысле языческого отношения к миру, когда проще понять животное, чем иного интеллектуала.

 

ПОЭТ –

ОТРАЖЕНИЕ МИРА

За годы творчества менялся стиль поэзии, тональность. Если в первом сборнике «Я думаю о тебе» Наталья Ахпашева предстаёт нежной, лиричной, очень ранимой, то в «Кварте», выпущенной десятью годами позже, стиль становится жёстче, высказывания определённей, а в крайнем сборнике «Зеркала в зеркалах» 2015-го года горечь, негодование, недоумение то и дело прорываются сквозь строки.

В ответ на слова иные

могу и взглядом убить.

Люди такие злые —

как их трудно любить...

- Вообще я человек довольно сдержанный. А в стихах… здесь есть система масок. Ты пишешь, но не совсем о себе. Хотя, конечно, личное отношение прорывается. Мои персонажи разные женщины – то вольная степнячка, то какая-то историческая личность, то моя современница, но спрятаться за них вряд ли получается.

Перелистываю свою первую книгу и вижу, она беззащитная, откровенная, раскрытая. Такой можно быть только в юности, когда веришь безоговорочно, поступаешь, не думая о последствиях. Порой жалко, что это умение ушло, но зато пришёл опыт. 

Последняя книга на сегодняшний момент – «Зеркала». Там есть техника, идеи, сверхзадачи, контексты, подтексты, в общем, всё – но нет света, который был в первой книге. Когда ты ещё не знал, какими злыми могут быть люди, когда для тебя априори мир был светел. Этим светом ты платишь за то, что становишься умнее, профессиональнее.

Болезненно я переживала первые литературоведческие, критические работы, но потом как-то привыкла. Наоборот, поняла другое: публикуя стихи, ты встречаешь людей, которые тебя понимают, ты с ними на одной волне. И это удивительное чувство! Ты вроде и не один в мире.

 

ТВЁРДАЯ

ПОЗИЦИЯ

Лирика у Натальи Марковны, можно сказать, классически женская, особенно ранняя, с поздней посложнее будет определиться столь однозначно. Порой, встречаются такие парадоксальные ходы, что невозможно было предугадать! И крайне интересны её стихи, так скажем, гражданской направленности.

Ты подкидыш

                    во времени этом

без надежды

                      вернуться туда,

где нездешним

       и родственным светом

неизвестная светит звезда.

Ты не знаешь, зачем, ощущая

меж ключицами

                    впадинкой страх,

вся твоя ино-странность

                                      густая

истекает в протяжных

                                    стихах.

 

- Я не касаюсь политики, конкретной вины определённых людей. Скорее, пытаюсь в общем осмыслить, понять тему. Для меня важно быть верной самой себе. Не возводить что-то в принцип для всех, главное – твои поступки. Если ты считаешь нечто верным для себя, то не надо ждать, когда все станут делать это, просто сам иди и делай. Мы воспринимаем мир субъективно,  это есть настоящее, для каждого своё. Здесь больше философии, чем политики, в том, что меня интересует.

С уважением отношусь к прозаику Алексею Леснянскому. Он настолько независимый и самодостаточный человек, что не может не восхищать! Пришлось уйти с работы – какие проблемы, стал чабаном. Он не держится за место, для него важнее его внутренняя свобода. По-видимому, Алексей и пишет так, не стараясь угодить ни читателям, ни литературной тусовке. А в итоге и премии получает, и книги его публикуют. При этом у человека совершенно здоровое отношение к миру.

Я вообще уверена, что нет литературной карьеры, но есть судьба.

У молодых поэтов, писателей надо развивать требовательность к себе, к своему творчеству и не сеять ложных надежд. Но порой критикуешь и думаешь – а может, это я не понимаю! Может, он такой гениальный, что его только через сто лет поймут! Хотя… вот Пушкин, писал 200 лет назад, а до сих пор интересен и понятен.

 

ДОКРИЧАТЬСЯ

ДО НЕБЕС, ДОСТУЧАТЬСЯ

ДО СЕРДЕЦ

Поэзию Натальи Ахпашевой можно назвать и полифоничной, и полиэтничной, и вневременной. Но её зарисовки с этническим характером буквально завораживают. Чувствуется примечательная история рода Ахпашевых. По преданиям, когда на Томь пришли русские, то оттуда откочевал в Хакасию шаман, он вручил местному жителю свой бубен, так пошла фамилия.

… Жаждут степи

                 влаги обильной.

Плещут волны времен

                              в берега.

Под лохматой звериной

                                    личиной

я танцую вокруг очага.

Взгляд безумный

                  лучится надеждой.

И колеблет основы

               основ хриплый глас.

И гремит под одеждой

 ожерелье из волчьих клыков.

 

Но в её стихах звучит и русская тема. Любовь к двум культурам, интерес к истории обоих народов, радость от причастности к русским и хакасам столь прозрачна и искрення, что, думаю, немногих оставит равнодушными. Попытка понять, осмыслить, преломить через себя культурные, исторические, нравственные и религиозные мотивы буквально завораживает в стихах Натальи Ахпашевой. Это не стилизация, не попытка плыть в мейнстриме, это именно раздумья и проживание явлений.

Не хмельным вином

                       душе весело.

А от чистых слёз

                 на душе светло.

Солнце красное

           над землёй взошло .

Миру доброму –

                до земли поклон.

На Святой Руси

            с четырёх сторон

Далеко плывёт

           колокольный звон…

 

- Да, темы православия в моих стихах много, но это не вопрос веры, скорее, границы между православием и язычеством. Как переходит язычество в православие? Где граница, смысл?

Когда выпали из Советского Союза, возник вопрос – как определить отношение к религии. Что это? Зачем? Нужно ли мне? Отношение к Богу, церкви. Вот эти раздумья и есть в стихах – как к православию, так и в отношении к  традиционным хакасским верованиям.

Это же всё человек впитывает несознательно. Оно идёт от языка, от среды. Когда в детстве я приезжала в деревню, моя тётушка перед едой обычай хакасский соблюдёт, побрызгает на очаг молоком, а после еды поблагодарит Бога. У неё икона висела, и она к ней обращалась: «Осподи, благослови». По форме – синкретизм религий, но по содержанию – это всё язычество.

Помните, у греков были стелы, посвящённые неведомому богу. Так, на всякий случай, чтобы не обиделся. И это на фоне того, что своего бога имела чуть не каждая роща или река. Цивилизация, конечно, теперь другая, технический прогресс и т.д., а чувства-то людей, их ощущения не особо изменились. Так же хочется полагаться на высшую силу, просить защиты.

С другой стороны, язык, который мы слышим. Мама мне говорила: «Мой пол, а то до морковкиного заговенья не дождёшься.» или «горе ты моё луковое».  Она эти фразы переняла от своей неграмотной матери и передала мне. Так происходит связь поколений, через язык.

Мама у меня была убеждённым коммунистом. В партию она вступила, когда началась Великая Отечественная война. Всё, что было плохого и хорошего в той эпохе, а я уверена, в любом времени есть и хорошее, и плохое, я узнавала через призму маминого отношения и через историю своей семьи.

В язычестве человек принимает мир таким, какой он есть, он не судит его этическими категориями. Я стараюсь принимать мир таким, какой он есть. И я не брошу камень в историческое прошлое. Считаю, что все мы существуем именно как определённые личности благодаря всей предшествующей истории, со всеми её плюсами и минусами.  Если бы в прошлом сложилось как-то иначе и люди бы, возможно, жили лучше, то вряд ли это были мы. Это были бы другие люди, другие личности. Словом, мы живём потому, что история сложилась так, а не иначе. Да, нельзя не горевать о трагических событиях минувших времён, но плевать на прошлое, злиться на то, что это было, считаю неразумным и неблагодарным.

В СОЕДИНЕНЬИ

 ДВУХ НАРОДОВ

Язык природный

                        забывают внуки,

и чем благополучней,

                               тем верней.

Еще беспечна юность

                                  на разлуки

и боль из почвы

           вырванных корней <…>

Но времена,

                   какие ни настанут,

пусть и потом, Бог весь,

                             в каком краю,

на русском и по-русски

                                 поминают

пра-пра-прабабку

                           русскую свою.

 

-  Отец моей мамы – хакас Иннокентий Токмашов. А мама её из казаков Байкаловых. Вместе с братом Евгеном жили они в казацкой станице, в Моноке, но были из небогатых, да ещё рано осиротели. В Первую мировую войну Евген ушёл на фронт, бабушка вела хозяйство. Когда вернулся с войны, то женился, а мамину маму, мою бабушку, отдал в жёны детному вдовцу хакасу. Для него это было выгодно, ведь за хакасскую невесту надо было калым давать, а за русскую нет. Дедушка, как рассказывала мама, любил и уважал свою жену. Кстати, когда я родилась, меня назвали в честь неё – Наталья. 

Во время Великой Отечественной войны мама училась в медицинском институте в Красноярске. Было очень голодно. Для студентов, кто приехал из национальных глубинок, устроили финансовую поддержку. Мама тоже подала заявление. На комиссии присутствовали представители института и НКВД, и чекист так строго маму спросил, мол, как ей не стыдно просить помощь, предназначенную для представителей малых народов, ведь у неё только отец хакас, а мать-то русская! Ей стало очень горько, и она решила, что больше никогда в Хакасию не вернётся, обиделась. Но когда закончила вуз, то партия направила её в Хакасию, и как партийный, дисциплинированный человек мама поехала, работала в Аскизской районной больнице. Ей уже сорок лет было, когда вышла замуж за моего отца – фронтовика Марка Константиновича Ахпашева, сотрудника краевого ревизионного управления. И родилась я. Так что, без всякой иронии говорю, не было бы диктата партии, то меня бы и на свете не было.

НЕ СТОИТ

МНОЖИТЬ ЗЛО

В 55 лет Наталья Ахпашева весьма своеобразно преодолела психологический рубеж выхода на пенсию. Взяла и поступила в магистратуру ХГУ  (филологическая программа по профилю «Юридическая лингвистика»). Причём, как опытный и активный пользователь социальных сетей, темой работ выбрала проблемность именно сетевого общения: «Конфликтогенность интернет-общения на примере «Фейсбука».

- Это был мой протестный перфоманс против алогичности существующей пенсионной системы. Получила первую пенсию, и психологически стало некомфортно. Сама себе захотела доказать, что 55 лет – ещё очень продуктивный возраст, много можно сделать, и пошла в магистратуру. 

Тема исследования связана с интересом к социальным сетям. Наряду с возможностью  позитивного общения там много озлобленности, большей частью в связи с политикой. Когда я впервые с этим столкнулась, для меня это было шоком, как люди могут быть такими агрессивными? Но потом разобралась в механизме интернет-общения, увидела мотивацию и поняла, что подоплёка провокационная.

Думаю, дело в том, что интернет ещё очень молодой. Сколько веков прошло, прежде чем люди в офлайне худо-бедно научились решать конфликты мирным путём, и то чаще не получается. А в интернете механизмы ответственности и регулирования общения только устанавливаются. Часто озлобленность идёт в ответ на другое злое слово, такая цепная реакция. При этом люди, которым необходимо выплеснуть свою злость, крайне безразличны к чуждому мнению. Здесь единственно мудрое решение – не поддаваться на провокации. Не надо ужасаться и убеждать вряд ли имеет смысл. Не надо уделять внимания злобе и ненависти. Пусть в пустоту уходят.

Наталья Ахпашева - заслуженный работник культуры Республики Хакасия. Награждена медалью Кемеровской области «За особый вклад в развитие Кузбасса» III степени, орденом Совета старейшин родов хакасского народа «За благие дела». Работает в пресс-службе Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова. Кандидат филологических наук.

Она член Союза писателей России и член Союза журналистов России.  Является автором шести поэтических сборников, выходивших в издательствах Абакана, Красноярска, Новосибирска. Печаталась в сборниках и антологиях «Вечерний альбом: стихи русских поэтесс» (Москва, 1990 г.), «Современная литература народов России» (Москва, 2003 г.), «Поэты "Сибирских огней"» (Новосибирск, 2012 г.) и других.

 

Познакомиться с творчеством Натальи Ахпашевой можно в черногорской библиотеке, там бережно хранятся сборники поэтессы. Новые или не вошедшие в книги стихи собраны на портале «Стихи.ру».

Беседовала Валентина КОРЗУНОВА,

фото автора и из архива Натальи АХПАШЕВОЙ. "ЧР" №54 от 17 июля 2017 г.

Мама слева

Отец

 

Новости по теме: