Невыдуманные герои

Дата публикации: 06.11.2018 - 09:48
Просмотров - 144

Валентина Мельникова -  писатель известный. Историко-авантюрные и современно-лирические, детективные и любовные романы написаны ей. Две книги уже экранизированы, остальные ждут своего часа. А вместе с ними ждёт телефильмов по любимой серии «Агент сыскной полиции» и внушительная армия любителей историко-детективных романов.

Герои книг Валентины Мельниковой – сильны, умны, надёжны и честны. И кажется, что таких людей в обычной жизни не бывает, но вот ведь какое дело – почти у всех главных персонажей есть прототипы! Нередко это сотрудники правоохранительных органов. А так как через четыре дня мы будем отмечать столетие советской милиции, то одной из главных тем  нашей беседы с Валентиной Александровной стали бывшие и нынешние люди в погонах.

Ментов воспеть тоже нужно уметь!

- Валентина Александровна, почему возникла идея сделать одним из ваших главных персонажей  сотрудника полиции? Начиная с  сыщиков 19 века до оперов 21 века?

- Замечу, что герои моих книг не только сыщики, но в большинстве своем люди в погонах, те, кто верны долгу и Родине, честные, смелые, бескорыстные, естественно, не принцы, а самые что ни на есть обыкновенные российские парни. В 90-х годах на прилавки наших книжных магазинов обрушилась лавина детективов и сентиментальной литературы. Последняя просто взорвала рынок, как взорвали в свое время бразильские и мексиканские сериалы. Женщины скупали романы англоязычных  писательниц чуть ли ни десятками томиков враз.

Вспоминаю те годы, как огромную черную яму, куда упали молодость, достаток, мечты, а у кого-то туда скатилась и жизнь. Сентиментальный роман стал отдушиной, личным психотерапевтом для измученных бытом, борьбой за кусок хлеба российских женщин. В темноте и безнадеге нас спасают любовь и добро, и пусть то были сказки на бумаге, но они помогали женщинам выживать в труднейшие времена. Кто-то до сих пор продолжает читать зарубежные  романы, но я никого не корю за это, как не корю тех, кто смотрит, допустим, воскресные сериалы на канале «Россия».

Я тоже поначалу читала «американцев» с великим удовольствием. Но сироп, как понимаете, быстро приедается. Так и мне приелись приторные страсти-мордасти бесконечных графов и баронов из английской провинции и зеленоглазых барышень с лицом в форме сердечка. Подумалось, что с удовольствием прочитала бы роман о любви, но в российских пейзажах. В то время уже выходили книги Галины Щербаковой, Виктории Токаревой. Перечитала все, но мне не хватало драйва, приключений, экстрима, словом, душа желала авантюры на фоне реальных страстей. Вот именно таких российских романов тогда еще никто не писал. Ну, раз не писали, тогда, значит, нужно сесть за стол и написать его.

По правде, я всегда хотела стать писателем. С первых сказок и рассказов, написанных еще в нежном возрасте. К четвертому классу я  дошла до пьес, благо, папа работал начальником клуба, и у нас по дому валялись репертуарные сборники, журналы с эстрадными миниатюрами, стихами, текстами песен и нотами  и журнал «Советское кино», в котором исправно печатали сценарии фильмов. Меня никто не учил, но написать двухактную пьесу уже в шестом классе могла на раз-два. Причем пьесы ставились на школьной сцене и имели грандиозный успех.

Поэтому я не боялась, что не смогу развернуть сюжет или свести воедино все логические цепочки. Я опасалась, что не хватит терпения выдержать темп и завершить  историю.  Могла ведь просто сорваться в быстрый галоп и скомкать концовку. Но новое дело так меня захватило, что два месяца (после тяжелой болезни я некоторое время  не работала, и свободного времени было хоть отбавляй) я буквально жила в  вымышленном мире. Обед готовлю, а рядом ручка и тетрадка лежат: пишу продолжение. Так  родилась первая книга «Неоконченный романс», толстая, аж в 18 авторских листов, написанная от руки, где-то вкривь и вкось, и даже разными чернилами. Роман не о «графьях и князьях», а о наших обычных мужчинах и женщинах. И  этому принципу я почти не изменяю до сих пор: пишу о бюджетниках и для бюджетников.           

- Но там, насколько помню, героя в погонах нет.

- Есть, Валя, есть! И первый муж героини – боевой командир, погибший на войне, и второй, его друг и однополчанин, впоследствии выучившийся в Лесной академии. Впрочем, с выбором героя я недолго мучилась.  Кого взять? Бизнесмена? Но вспомните, какой образ бизнесмена  сложился в народе в 90-е годы – непременно красный пиджак, бандит и вор. А женщине нужно опереться на сильного и порядочного мужчину, поверить в такого героя, полюбить его так же, как любит героиня. Ничего не оставалось, как обратиться к армии и милиции. Так и получилось, что мой герой стал парнем в погонах.

Словом, книгу написала к концу 96-го года, долго вычитывала, правила, и перепечатала, наконец, на машинке. За это время рукопись перечитали все мои подруги и подруги моих подруг. Последней ее прочитала сестра Лариса, учитель литературы. Ее оценки я боялась больше всего. Но она лишь покачала головой в удивлении и сказала: «Похоже,  это твой не первый роман!» Тогда я решилась сходить в наш Союз писателей, там меня встретила Наташа Ахпашева – известная российская поэтесса, тогда председатель СП. Но текст  был еще от руки, и она не смогла ни строчки  разобрать. Пришлось читать самой. Помню, прочитала описание природы, встречу героини с первым мужем, там очень щемящая сцена. Смотрю, даже бухгалтер подтянулась…

Словом, недолго сомневаясь, отправила рукопись почтой в издательство «Эксмо» в конце марта 97-го года. Адрес подсмотрела на книге Александры Марининой.  Через три недели мне позвонили и предложили приехать в Москву для заключения договора.  Договор подписала, помню, 7 июня, да  еще гонорар получила, более чем приличный, чего  никак не ожидала! Более того, редактор Ольга Дружкова, сейчас она Рубис по мужу, попросила синопсисы будущих книг. Буквально за день я выдала на гора штук пять или шесть. Там были и «Колечко с бирюзой», и «Дикая Лиза», и, конечно же, мечта юности – исторические авантюрные романы «Александра – наказание Господне», «Грех во спасение», «Невеста по наследству» и «Антик с гвоздикой». Так началось мое   сотрудничество с издательством «Эксмо» и продолжается  уже двадцать второй год.

- А почему мечтой были именно исторические авантюрные романы?

- Да потому что до той поры их  крайне мало писали и издавали в России! Я очень люблю «Повести Белкина»  Пушкина и хотела написать нечто подобное: легкое, веселое, динамичное, но соответствующее историческим реалиям патриотическое произведение. До сих пор эти установки не пошатнулись. Эти романы считаю своей бесспорной удачей, а трилогией «Фамильный оберег» еще и горжусь. В этом романе очень много истории, культуры, традиций, обычаев хакасского народа, но красной линией все три книги пронизывает ослепительная любовь  русского воеводы Мирона Бекешева к отважной воительнице  Айдыне – Светлой Луне.

Книги, которые рассказывают о человеческих судьбах, о дружбе,  вере, любви всегда востребованы. Я лично не вижу ослабления интереса к своим книгам. Они многажды переиздавались, допечатывались, выходили в разных сериях. А сейчас снова переиздают в новой серии, и они очень быстро расходятся. Значит, люди читают бумажную книгу, а вот спрос на электронную, опять же по личным наблюдениям,  даже несколько снизился. Мне и по жизни нравится драйв, быстрая смена событий,  яркие, харизматичные, с сильными характерами  люди. Я выросла в тайге, где все это наблюдалось в избытке. Всё не хватает  времени  написать рассказ о том, как две десятилетние подружки и коза заблудились в глухой тайге. И выжили, потому что не только читали книги, но и опыт взрослых был перед глазами

Некоторым, особенно начинающим писателям кажется, что  написать любовно-авантюрную книжонку, где исторические события всего лишь ни к чему не обязывающий антураж, ровно ничего не стоит? Но я не могу написать от фонаря, на основе представлений, которые вынесла, допустим,  из «Войны и мира» или «Евгения Онегина». Над каждой книгой работаю долго и тщательно. Поэтому и книг не столь много. По первости очень много работала в библиотеках – республиканской, минусинского музея в отделе старинных изданий, Красноярской краевой. Как работали старатели, как проходила служба на кораблях, каким танцем начинались балы и каким заканчивались, что носили мужчины не только высшего света, а те же офени или продавцы сбитня, дворники и извозчики, в каких экипажах ездили, что ели и пили. Очень мало было информации. Там немного, здесь еще меньше…  Это сейчас зашёл в интернет и сразу нашёл нужное, а в конце 90-х собирала ее по крупинкам. 

Только в 98-м я купила себе компьютер, уже оснащенный удобными для работы программами. А до того работала вечерами на допотопном агрегате у мужа на работе. Сколько раз файлы терялись, и приходилось писать заново, иногда это в корне отличалось от того, что было написано раньше.  Дискеты с текстами отправляла в Москву с проводниками поезда, пока не появилась электронная почта. Теперь в Москве почти не бываю. Интернет очень облегчил писательское существование.

- И всё же когда и почему появился ваш герой в милицейской форме?

- Собственно первым  милицейским романом стал «Мой ласковый и нежный мент». Одна из коллег по «Эксмо» еще в 98-ом году подбросила идею: «А почему бы тебе о милиции не написать? О любви, о настоящих мужиках? Вот как ты пишешь - динамично, ярко, позитивно – так и напиши о современном милиционере».

Первая мысль была: «Господи! Где та милиция, а где я?» Но идея была вброшена на хорошо удобренную почву. И пока ехала домой на поезде, полностью сложился сюжет. Но ведь не придешь запросто в МВД и не скажешь, хочу, мол, написать книгу об одном из вас! Отмахнутся, да еще посмеются над дурной теткой. Тут надо было действовать иначе. Каких-то особых знакомств в милиции не было, да и представление об этой службе имела слабое. И тут вспомнила о Виталии Ивановиче Журавеле, он в ту пору был заместителем министра МВД Хакасии, с которым мы были едва знакомы. Знала, что он большой книгочей и, признаюсь, решила сыграть на этом.

Словом, явилась к нему. Объяснила – в герои книги  нужен молодой, энергичный и перспективный  начальник РОВД, но для этого мне нужно познакомиться с его работой, тщательно и досконально, чтобы не попасть впросак перед читателями. Журавель заинтересовался, но ответил, что это решает не он. Затем предложил  начальника  ГОВД из Саяногорска. Мол, с большим опытом, скоро на пенсию…

«Нет, - не сдавалась я. - Только молодой и боевой!» 

И Виталий Иванович сдался, сказал, что есть в Бейском районе молодой и очень перспективный начальник районного отдела – Владимир Крафт. Позвонил ему, Владимир Александрович (ему тогда было всего тридцать шесть)  сразу встал на дыбы -  даже телефон подпрыгивал от негодующего голоса, - и стал энергично отказываться.  У него, дескать, работы невпроворот, и потому  ему вообще не до журналистов. Похоже, он вообще не понял, что от него требуется.

И только помощь генерала, тогдашнего министра МВД РХ Трубникова, помогла справиться со строптивым начальником райотдела. Ох, как не хотелось этого Владимиру Александровичу! А куда деваться, если начальство приказало?

- То есть  Владимир Крафт стал прототипом «нежного Барса»?!

- Не совсем так. Денис Барсуков – собирательный образ. Но в нем очень много от Владимира Александровича. Неподдельная интеллигентность, целеустремленность, острый ум, ирония, высокий профессионализм, дотошность и аккуратность. И никакой рисовки! 

Две недели Владимир Александрович присылал за мной «Волгу» из Беи, и я ездила в РОВД, как на службу. Ежедневно с утра и до позднего вечера я наблюдала, как работают Крафт и его сотрудники, как он ведет планерки и прием посетителей.

Очень многое увидела, поняла, прочувствовала. И чем дальше, тем больше поражалась и восхищалась его работоспособностью и собранностью. Он мог быть и жестким и  язвительным, но большей частью -  доброжелательным и улыбчивым. За это время мы не просто подружились. Я познакомилась с его женой Олей и дочками Таней и Юлей, которые уже повзрослели и сами стали мамами. Сейчас мы редко встречаемся, но если встретимся, то подолгу не можем наговориться.

Первоначально книга называлась  «Нежный Барс». Так я обыграла фамилию героя – Барсуков. Но после знакомства с Владимиром Александровичем возникло новое, несколько хулиганское название «Мой ласковый и нежный мент».

Самое интересное – эта история получила неожиданное продолжение. Когда решили экранизировать книгу, в Хакасию приехала съёмочная группа. Они познакомились с  Крафтом и  поразились: насколько актер Дмитрий Ульянов, сыгравший Барса, похож на него внешне. Случайное совпадение, но очень примечательное.

- После этого и начался ваш литературный роман с милицией?

- Общение с этими людьми сформировало облик моего героя в погонах. Не того пэпээсника, какого мы привыкли видеть на улице – в грязной форме и с хамским поведением (кстати, сейчас они небо и земля в сравнении с коллегами из90-х). Я увидела элиту оперативного состава – подтянутых, умных, хорошо образованных, преданных службе мужчин. Словом, я нашла героя своего романа, а он, видно, нашел меня!

Так появилась серия исторических детективов под общим названием  «Агент сыскной полиции». Причём идею мне на этот раз подбросил своими рассказами  бывший начальник хакасской милиции Трубников. Надо сказать, что в то время практически никто не писал на эту тему. Боюсь ошибиться, но даже  Леонид Юзефович написал о сыщике Путилине чуть позже, но Акунина точно не было.

- Сюжеты и героев быстро придумали?

- Быстро, но форму нужно было наполнить содержанием. Сначала тему изучить, обдумать, разложить по полочкам, уяснить для себя детали, и только потом сесть и начать писать. И я вновь окунулась в историю. Но оказалось, что в библиотеках очень мало материалов о работе сыщиков в царские времена.

Пришлось ехать в  Москву и около трех месяцев ежедневно с утра и до закрытия работать в Исторической библиотеке. Тут большую помощь оказало издательство, помогло и с оплатой жилья, и с дополнительной литературой. Помню, подарили словарь Даля и оплачивали все ксерокопии документов, которые снимала в библиотеке.

Уставала жутко, лето в тот год практически не видела, Москвы тоже не видела, иногда дремала, уткнувшись головой в зеленое сукно столешницы… Но как же я там напиталась исторической информацией. До сих пор тот опыт и знания очень выручают. Я бы и сейчас там поработала! Незабываемое время!

Сейчас я заканчиваю серию «Копеечный репортёр», скоро выйдет в издательстве. Там не совсем о полиции. Главный герой – репортер криминальной хроники газеты «Копейка», сын купеческий Мотя-Матвей.  И он то мешает полиции, то помогает ей раскрывать преступления. Время действия – начало 20-го века. Но многие герои останутся прежние – Поляков, Вавилов, Тартищев, Желтовский…

 - Я знаю, что ваши дочь, зять и племянник работают в полиции. А кто-нибудь ещё из родственников служил в органах?

- У меня в семье папа был военным, артиллерист, морпех. Дядя, бабушка, которая была одной из первых комсомолок Приморья. Знала Лазо, Суханова, Бонивура. А известные красные командиры Топорков и Шевченко были какими-то нашими родственниками. Впрочем, мой родной дед Александр Гуреев тоже командовал отрядом красногвардейцев Уссурийского депо. Защищали город от белочехов. А мама ушла на фронт  с 15 лет и три года отслужила медсестрой в эвакогоспитале.  О каждом из родных можно написать отдельный роман, настолько интересны их судьбы. Равно как и о предках. Со стороны папы это были переселенцы на Дальний Восток, основавшие село Никольское, ставшее затем городом Уссурийском. Со стороны мамы – донские казаки станицы Мигулинской.

Семья у нас да, частью полицейская. Старшая дочь училась в СибЮИ, майор полиции, зять – подполковник, начальник отдела БОП республиканского угрозыска. Младшая дочь училась в Санкт-Петербургском университете МВД, но выбрала гражданскую профессию. Племянник – криминалист. Герой «Агента» не зря носит имя и фамилию Алексей Поляков. Так его назвала старшая дочь. Читатели общаются с ним в книгах, а я каждый день   наяву.

- Кроме художественных книг о сотрудниках полиции, знаю, вы написали объёмную историю криминальной милиции Хакасии «По горячим следам», причём начали с самых ее истоков, ещё с царских времён. Это как вышло? Всё же документалистика совершенно особое направление в литературе требуются иные таланты, чем для создания романов?

- Во-первых, это скорее публицистика, а не сухая документалистика, достаточно художественно и местами эмоционально написанная. Во-вторых, я писала ее хоть и долго, но легко и с большим удовольствием. Четыре месяца я только собирала материал. Работала во многих архивах,  встречалась с ветеранами и действующими сотрудниками милиции, вела порой многочасовые беседы и исписывала за день до десятка ручек и карандашей.  И получилась очень объемная книга, более 40 авторских листов.

Кстати, позже узнала, что Владимир Александрович Рудич, в то время начальник криминальной милиции МВД РХ, поначалу был категорически против моей кандидатуры как автора. Мол, не сумеет женщина написать книгу о серьезной милицейской службе. Но ведь получилось, а со многими руководителями отделов и управлений мы даже подружились. Тут нужно сказать огромное спасибо   Борису Дмитриевичу Першину, пресс-секретарю министерства, моему бесценному другу и наставнику. Без него книга точно не состоялась бы!

- Книга на самом деле очень интересная, содержащая массу важной информации, и спасибо, что вы дали мне её прочитать. Но вопрос – а где можно найти её сегодня? Думаю, что она была бы интересна многим!

- Найти можно только в библиотеках. Хотя книга «По горячим следам» была написана в 2000 году, вышла она только в  2005 году небывалым для Хакасии того времени тиражом – пять тысяч экземпляров! Причём позже ещё допечатывали. Жаль, что качество печати, бумага оставляют желать лучшего. Всё же это был 2005 год, и денег особо не было в МВД, да и  уровень полиграфии был не столь высоким, как сейчас в республике. Больше книга не переиздавалась. Правда, накануне 100-летия Уголовного розыска пресс-служба МВД Хакасии подготовила и издала шикарную книгу, посвященную этой дате. Практически вся историческая часть взята из книги «По горячим следам». Есть там сведения об УБОПе и его начальнике Иване Александровиче Мосмане, правда, не нашла упоминаний об Алексее Яковлевиче Старцеве, но, может, плохо искала? А также интервью с руководителями уголовного розыска разных лет, которые я делала для газеты «Хакасия». Но все же это крайне мало!

- Сегодня нередко слышим заявления, мол, так плохо, как сейчас, так страшно, с таким разгулом преступности мы ещё никогда не жили. Вот для таких «всёпропальщиков»  полезно было бы  почитать книгу.

- Согласна! Очень полезно! Она бы сгодилась и для молодежи, чтобы знали и понимали, какой ценой досталось нам сегодняшнее благополучие. Не хочу даже вспоминать 90-е. Выживали, как могли, голодали, унижались, терпели, и уже не верили, что Россия сумеет подняться с колен. Жуткое время, ненавижу его всеми фибрами души.

- Да, и передел 90-х, когда бандиты шли во власть. Наша милиция не допустила ни «положенцев», ни воров в законе, желавших распространить свое влияние на Хакасию. Республика так и осталась «красной» территорией, а ведь что в то время творилось у соседей? На том же Кузбассе и в Красноярском крае. Страшно вспоминать!

- Да, но и в Хакасии хватало наркоманов, бандитов, жуликов. Организованные преступные группировки Абакана и Саяногорска пытались делить сферы влияния… Заказные убийства, беспредел, но наша милиция сумела сломать хребет организованной преступности. 

Поэтому я уверена,  что такие книги надо переиздавать! И не потому, что я её написала, а потому что это наша история. Чтобы не допускать глупых ошибок, не врать, нужно помнить прошлое. И следует непременно знать, кого мы должны благодарить за то, что уже относительно спокойно вошли в 21-ый век.  Тех, кто вел жесточайшую войну с криминалом, и выстоял, не взирая на обвинения, клевету, огульную ложь в те времена, которые некоторые считают «святыми девяностыми».

Из книги «По горячим следам»

БАНДА В МАСКАХ

В 1957 году в Черногорске была обезврежена особо дерзкая шайка грабителей, которые ночью в масках врывались в частные дома, и, угрожая оружием, заставляли хозяев показать, где у них хранятся деньги и особо ценные вещи, затем напуганных до смерти людей заталкивали в подполье и беззастенчиво выносили все приглянувшиеся им вещи. В течение нескольких месяцев банда буквально терроризировала Черногорск и Усть-Абаканский район.

Но это дело интересно, прежде всего, тем, что в банду удалось внедрить сотрудника милиции, который великолепно справился со своим заданием. Банда была обезврежена. Она состояла почти из десяти человек, в основном, цыганской национальности, но были среди них и русские, и даже один чеченец, освободившиеся из мест лишения свободы. Во главе шайки стояли Евсеев и Николаев, особо опасные и циничные преступники, готовые ради наживы на любое преступление.

К слову, одна из жертв грабителей, в то время совсем еще молодая девушка Клавдия Казанцева (Снегирева) работала впоследствии инспектором Абазинского ГОВД. Грабители ворвались ночью, когда родителей не было дома. Представляете, какой ужас испытала она! Такое не забывается и через много лет.

ГЕНЕРАЛ – ГАРУН АЛЬ-РАШИД

В июне 1997 года Вячеслав Трубников был назначен министром внутренних дел Республики Хакасия.

С первых же шагов он повел себя нестандартно. Воспользовавшись тем, что подавляющее число сотрудников еще не знало его в лицо, он провел своеобразный «контрольный срез» работы некоторых подразделений. Под видом потерпевшего приходил в дежурную часть или на пост ГАИ…

Думаю, многие читатели представят, что происходило дальше…

Косые взгляды гаишников ничего хорошего не сулили, но дядька здоровый попался, просто так в шею не вытолкаешь, да еще и настырный вдобавок. Ему ведь по-хорошему объясняют, что вроде  ночь на дворе, дождь того гляди пойдет, а он привязался как банный лист, машину у него, видите ли, угнали. Ну угнали - так угнали, с кем не бывает. Инспектор зевнул и с отвращением посмотрел на потерпевшего:

- Ну, чего там?

- Да вот, говорю, кое-какие следы остались… Осколки стекла, след от протекторов. У меня на правом заднем колесе особая примета имеется и вообще…

- Знаешь что, мужик, - вмешался инспектор постарше званием, - вообще-то чеши-ка ты домой спать, - и зевнул от уха до уха, - завтра утром разберемся...

И разбирались, да так, что летели пух и перья не только с недобросовестных гаишников, постовых или дежурных, но и с тех, кто этими службами руководил. Резкость и принципиальность нового начальства не всем пришлась по душе. В течение двух лет поменялись руководители многих отделов и подразделений. В определенной степени возросли контроль и дисциплина. Генерал Трубников был беспощаден к любым проявлениям неисполнительности и недисциплинированности.  И удивлял многих тем, что никогда не забывал о своих распоряжениях, даже если отдавал их в устной форме.

ЧЕТЫРЕ ЛАПЫ ПРОТИВ НАРКОТИКОВ

Леонид Путинцев окончил вместе с двумя своими собаками, овчаркой Аргусом и спаниелем Бимом, Высшую кинологическую школу в Ростове. Бим специализировался по наркотикам и стал в свое время несомненной угрозой для наркоторговцев Черногорска. Сколько наркотиков растительного происхождения обнаружил Бим – не счесть! Бывало, мешками коноплю находил или маковую соломку.

Как-то раз проводили обыск в цыганской семье. Все обошли, никаких следов наркотиков. А Бим все тянет и тянет к детской кроватке, на которой, кроме матраца, мокрого от мочи, ничего нет. Несколько раз пытался Путинцев оттащить Бима от кроватки, а он ни в какую! Наконец приподняли матрац за краешек, а там – целый склад аккуратно упакованного в пакеты «кукнара».

МЕНТОВСКАЯ БАНДА

В Черногорское отделение УБОП поступила оперативная информация о том, что на территории республики действует устойчивая преступная группа, состоявшая из бывших сотрудников милиции, которая занималась разбойными нападениями. Источник предполагал, что ОПГ, возможно, имеет непосредственное отношение к убийству предпринимателя Бледных на территории Усть-Абаканского района в июне 2000 года.

 В ходе оперативных мероприятий было установлено, что один из членов банды Путилов ранее работал в милиции. Также были установлены его связи с Богатченко и Солоненко, также бывшими сотрудниками милиции.

20.09. 2000 г. преступников задержали. В автомобиле, где находились Путилов, Солоненко и Степурко, оперативники обнаружили газовый пистолет, приспособленный для прокола автомобильных колес, и 6 патронов от охотничьего ружья 12 калибра.

Немедленно были проведены обыски по всем адресам. По месту проживания Путилова нашли автомат АК-74 калибра 5,45 мм и помповое ружье с патронами, принадлежавшее согласно номерам убитому предпринимателю Бледных, а также камуфляжный костюм и перчатки с бурыми пятнами. У Богатченко на адресе обнаружили несколько комплектов милицейской формы, удостоверение сотрудника, автомобильные номера и ряд записей, которые однозначно свидетельствовали о том, что группа отслеживала все передвижения некоторых работников коммерческих структур.

При первоначальном допросе Путилов заявил о том, что вместе с Солоненко совершил убийство Бледных, расстреляв его автомобиль с целью ограбления, и готов показать место захоронения трупа.

САЯНОГОРСКИЕ ВОЙНЫ

Правой рукой Татаренкова был в это время ранее судимый за незначительные преступления Сергей Какора. Он первым возмутился решением Татаренкова избавиться от «синих». Сложилась конфликтная ситуация. Какора сближается с Газаровым, не понимая, что тот из хозяина превратился в марионетку, а Татарин подмял под себя и азербайджанцев.

Видя, что Какора выпрягается, Татаренков дает указание убрать Сергея, причем, тем, кого тот лично привел в банду, дал им «работу», считал своими друзьями - Жеребилову, Бакурову, Качурину, Чучкову и Песегову.

В тот день Какора заступил на дежурство в уже известном ларьке на рынке «Кодры», сменив своего напарника. В это время к ларьку на «девятке» голубого цвета подъехали Бакуров, Песегов, Чучков, Качурин и Газаров. Качурин встал на входе в вагончик, а приехавшие с ним «бойцы» вошли внутрь. Газаров вызвал напарника Какоры и увел его на территорию рынка, якобы по своим коммерческим делам. Чучков набросил на шею Сергею удавку. Песегов и Бакуров держали руки и ноги своей жертвы, пока Какора не перестал сопротивляться. Труп унесли в дальний конец вагончика и замаскировали ящиками. Заранее в районе села Богословки для трупа Какоры была подготовлена могила. Ее вырыл приятель Чучкова Алексей Кузнецов, которого он всячески скрывал по причинам, указанным ниже. Тридцатилетний Кузнецов - бывший житель пос. Приисковый, неоднократно заявлял Чучкову, что готов «замочить» любого хоть за триста рублей.

Подготовила  Валентина КОРЗУНОВА. «ЧР» №86 от 6 ноября 2018 г.

Новости по теме: