Непростой разговор о национальном вопросе

Дата публикации: 04.12.2018 - 11:36
Просмотров - 82

Поздняя осень уже традиционно стала временем, когда в Москве подводят итоги всероссийского конкурса журналистских работ, посвященного вопросам межнациональных и межконфессиональных отношений «СМИротворец». И уже второй год подряд одновременно с этим знаковым событием в жизни страны проходит медиафорум этнических и региональных СМИ. Судьба даровала мне возможность и в прошлом, и в нынешнем году побывать на этих встречах единомышленников, людей искренне озабоченных современным состоянием вопросов межнационального взаимодействия. 

ОПАСНАЯ ТЕМА

Пожалуй, нет более сложной темы, чем вопросы межнационального, межэтнического и межконфессионального общения. То, что мы можем простить человеку другой профессии или иного социального статуса, не проходит бесследно, если затрагивается национальная струна.

Но не говорить о проблемах взаимодействия этносов, приверженцев разных религий, делать вид, что таких вопросов не существует – тупиковый путь. Рано или поздно тема выстрелит, и не факт, что закончится всё мирно. Увы, но уже не раз проходили, чем может закончиться игнорирование таких проблем. Страшнее разве что гражданская война.

Однако говорить на эти темы не просто сложно, но ещё и небезопасно. Пресловутая 282 статья Уголовного Кодекса РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) висит дамокловым мечом и над обычными гражданами, и над журналистами. Употребишь без всякой задней мысли не то слово, выскажешь идею, которая кому-то вдруг покажется обидной, – и ходи потом по судам, объясняйся, что ничего плохого не имел в виду!

Судебная практика настолько размыта, что нередко невозможно определить строгие и чёткие рамки, о чем можно говорить публично, о чём нельзя, кого можно цитировать в материалах, а кого нет. Недаром же этим вопросом заинтересовался Президент России и поручил Общероссийскому народному фронту проанализировать положение.

Минувшей весной депутат Госдумы Сергей Шаргунов задал вопрос на эту тему Владимиру Путину, и тот ответил, что судебная правоприменительная практика, безусловно, должна находиться в поле зрения общественности, и это важно: «Если речь идет о распространении именно такой информации, которая является экстремистской, то, конечно, должны применяться общие правила: нарушил – ответь. Но нужно определиться с самими понятиями, что это такое. Не нужно доводить все до маразма и до абсурда».

Год назад на факультете журналистики МГУ состоялась большая беседа с представителем Генеральной прокуратуры РФ, в которой значительную часть времени мы обсуждали именно вопросы правоприменительной практики 282-й статьи УК РФ. Главный вывод был неутешителен – даже цитирование текстов, которые на данный момент не находятся в федеральном списке экстремистских материалов, не является панацеей.

– Мне кажется, что часто эта статья, к сожалению, используется не по своему реальному назначению, - говорит президент гильдии межэтнической журналистики Маргарита Лянге. - Абсолютно правильно наш президент выступил с предложением о том, что хватит играться с этой статьей. Было время, когда по этой статье осуждали исключительно людей, которые занимались «русским вопросом». На это тоже нельзя закрывать глаза. Потом появились еще несколько людей, других национальных активистов. Реальный метод борьбы с экстремизмом – это вытеснение из информационного поля, чем мы занимаемся, чтобы для экстремизма места нигде не осталось.

О «ПЕРВОМ КАНАЛЕ»

 И ПЯТОЙ ГРАФЕ

Надо сказать, что съезд «СМИротворцев» и Медиафорум – время крайне насыщенное всевозможными семинарами, беседами, круглыми столами. В том числе была встреча с депутатом Госдумы, председателем комитета по делам национальностей Ильдаром Гильмутдиновым. В частности, Ильдар Ирекович рассказал о последних изменениях и дополнениях в национальной политике России.

- Обсудили Стратегию государственной национальной политики в новой редакции, - отметил депутат, - есть ряд изменений, по сравнению 2012 годом, когда была принята Стратегия. Появилась новая концепция миграционной политики, в планах появление концепции пространственного развития страны. Появились новый понятийный аппарат, с 2012 года новые субъекты РФ. Усилились внешние вызовы для страны. Соответственно, ещё более актуальной становится тема борьбы против экстремизма.

Конечно, не могли на встрече не затронуть вопрос распределения субсидий федерального центра регионам, работу по программе национальной политики и необходимость увеличения средств на реализацию таких проектов. Более того, акцент был сделан на том, что нужно переформатировать региональные программы по национальной политике, работа в области межнационального и межконфессионального взаимодействия должна охватывать значительное количество тем.

- Нужно менять критерии получения субсидий, - согласился Ильдар Гильмутдинов. - А то у нас в регионах одни фестивали и конкурсы, они тоже должны быть, но не исчерпывать тему. На наш взгляд, больше должно уделяться внимания сохранению родных языков, поддержке национальных СМИ. Должны появляться новые разделы, например, грантовая поддержка национальных культурно-общественных объединений и организаций. Если мы инициируем это на государственном уровне программы, то такой же подход появится на региональном уровне.

Хоть и не развёрнуто, но был затронут чрезвычайно важный вопрос для отечественной литературы – возрождение школы переводчиков и поддержка национальной литературы народов России. В советское время эта область культуры находилась на высочайшем уровне. Ежегодно издавались книги сотен, если не тысяч национальных авторов, переводились на русский язык и на языки народов, живущих в СССР. При этом, что крайне важно, издания не оставались жить лишь в регионе, где творил автор, а расходились по всем библиотекам страны. Благодаря чему жители, скажем, Дагестана, могли читать произведения чукотского Юрия Рытхэу, а на Дальнем Востоке наслаждаться прекрасными стихами Расула Гамзатова.

К сожалению, последнюю четверть века про эту традицию забыли, школы переводчиков приходили в упадок, а национальных авторов читали  лишь в своих областях. Кстати, об этой проблеме уже много лет пишет «Литературная газета», и вот, похоже, что-то начинает сдвигаться и в этом направлении.    

- У нас уже есть программа поддержки литературы народов России, осталось найти финансирование, - отметил Ильдар Гильмутдинов. – Для  перевода национальной литературы на русский язы и наоборот, создания сайтов, антологий, словом, объём работ предстоит большой. Курирует это направление Виталий Мутко.

Из нового: похоже, в скором будущем некоторым региональным и муниципальным чиновникам предстоит сесть за парту, специально для них создаётся федеральная программа по образованию в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений.

Были подняты на встрече и другие серьёзные вопросы, в частности, высказана претензия не только к центральным СМИ, особенно к телевидению, но и к Госдуме, правительству России по фактически полному отсутствию в сетке вещания программ, посвящённых темам межэтнического взаимодействия.

- Нас не устраивает такое маленькое присутствие в федеральном эфире темы межнациональных отношений, - подчеркнула Маргарита Лянге. – Его, по сути, нет. У нас регионы работают в десять раз лучше, чем федеральные СМИ. Потому что они на земле, они трудятся для людей, для своей аудитории, а ей интересна тема межнациональных отношений. В отношении федеральных СМИ мы пока не можем пробить эту тему никаким способом. Нужен, я считаю, административный кулак, который пробьёт эту стену непонимания.

Коллега из Бурятии тут же напомнила председателю думского комитета о том, что совсем недавно только «Первый канал» просил из федерального бюджета 6,5 миллиарда рублей. И поинтересовалась, неужели нельзя одним из условий выдачи столь значительных средств поставить непременное включение в сетку вещания программ по межнациональному взаимодействию, хотя бы в размере 3-5 процентов! Кстати, помните, были такие проекты в своё время на ЦТ, и пользовались они большим интересом. Ответ депутата Госдумы, признаться, ошарашил журналистов.

-  Мы уже сталкивались с тем, что все наши попытки вторгнуться в деятельность каналов и журналов воспринимаются их руководством в штыки, - постарался убедить журналистов Ильдар Гильмутдинов. - Они говорят, мол, извините, но вы не имеете  права вторгаться в нашу редакционную деятельность. Субсидии ведь даются не на реализацию конкретных программ и проектов, а для того, чтобы они в целом имели возможность выхода на всю страну и для формирования своего телевизионного контента. Мы на содержание программ, к великому сожалению, даже если бы хотели, никак повлиять не можем.

Зная, как требуют местные власти с региональных и муниципальных СМИ, как диктуют повестку дня, такие слова в отношении федералов слышать было весьма удивительно. Да и наблюдая информационные кампании то в поддержку пенсионной реформы, то по украинской проблеме, сложно поверить, что власти так беспомощны в своих требованиях к тем, кому дают деньги.

Как писал в своей книге «Основы психологической войны и медиаманипулирования» российский историк, политический аналитик, публицист и общественный деятель, доктор исторических наук, профессор и заведующий кафедрой связей с общественностью МГИМО Валерий Соловей: «Ведущим игроком выступает все же государство. В России его влияние на СМИ, в первую очередь телевизионные, «весомо, грубо, зримо».

И хотя, по мнению председателя Комитета по национальной политике Госдумы, власти пока не могут «сделать социальный заказ» центральному телевидению, «СМИротворцы» - люди крайне неравнодушные, азартные в своей теме - нашли свой выход. На Медиафоруме был дан старт новому проекту по межрегиональному телевизионному взаимодействию. Местные телеканалы договорились бесплатно обмениваться своими программами, чтобы хоть таким образом жители России смогли больше узнать  друг о друге. Жаль только, что Хакасии в этом списке «телесмиротворцев» нет. 

Поинтересовались у депутата и перспективами возвращения пятой графы в паспорт. Ведь нередко граждане России высказывали пожелания вернуть национальность в главный документ.

- Я могу высказать только личную позицию, - ответил Ильдар Гильмутдинов. - Официально, на комитете, в парламенте мы это не обсуждали. Убрали графу в своё время и убрали. Считаем, что самоидентификация – это воля каждого гражданина. Моя позиция – если человек хочет в паспорте указать свою национальность, дать ему такое право. Хочу – указываю, не хочу – не указываю. Кстати, у многих субъектов уже есть подобные подходы. Например, в Татарстане у меня есть вкладыш в паспорт, где на татарском языке написаны мои фамилия, имя, отчество. И я горжусь, что в главном документе – паспорте, написаны мои имя, фамилия так, как дали мне мои предки. Ведь на русском языке мои ФИО звучат иначе, чем на татарском.

О БОЛЬШОЙ ПОЛИТИКЕ

Один из неожиданных разговоров разгорелся во время, казалось, самой мирной экскурсии «Москва национальная». Для нашей         группы её вела президент региональной общественной организации по сохранению культурного и исторического наследия Москвы «Москва и москвичи», председатель Комиссии по развитию межнациональных отношений, межрегиональных связей и этнотуризма Совета по делам национальностей при Правительстве Москвы Галли Монастырёва.

Она рассказала, как была в составе Межрелигиозного совета женщин России «Женщины мира» на летней сессии в Совете Европы в Страсбурге. Делегаток было четверо, каждая представляла свою конфессию:  православие, католичество, иудаизм, ислам. Вместе они приехали рассказать, какие проблемы их волнуют у себя в стране и на международном уровне, а получилось – пришлось защищать Россию.

- В Совете Европы два официальных языка: английский и французский, - рассказывала Галли Монастырёва. - У нас все на английском отлично говорят, на французском, увы, нет. Так с нами демонстративно все говорили только на французском! Мы просили говорить на английском, но нет!

Нас вообще не замечали. Ужасно было неприятно. Всё здание Совета Европы завалено антироссийскими листовками, что мы оккупанты, враги. Вы не представляете – невозможно повернуться, чтобы не наткнуться на такое, всё против России.

Нас обвиняли во всём, что только можно: мол, мы бомбили Абхазию, вообще, хуже нас больше никого нет. В Совете Европы не знали, как на нас смотреть и что с нами делать! Но мы мужественно и смиренно всё это терпели. Да, при этом половина людей в Совете Европы говорит на русском языке. Беседуют, например, армянский и азербайджанский журналисты, но говорят на русском языке. Приезжает делегация из Украины – все говорят на русском. Только руководитель делегации на украинском, и то когда ему звонят по телефону. То же самое с белорусской делегацией.

Так вот, в Совете Европы откуда-то пошло мнение, что в России не просто всё плохо, но ещё и православие всех задавило, задушило, никому жизни не даёт. Словом, обвиняли нас очень жёстко.

А у нас в делегации была председатель правления женской еврейской организации «Проект Кешер» Светлана Якименко, стопроцентный либерал. Но она как встала, мол, за Родину, за Сталина и критикам: «Это кто в России евреев обижает? Кто такое сказал? Да ничего подобного!»

Затем встаёт Гузель Мубинова, помощник руководителя аппарата Совета муфтиев России, руководитель Московского филиала Союза мусульманок России и говорит: «Кто вам заявил, что нас обижают? Мы исторически живём в России, нас 25 миллионов, и никто нас пальцем не тронул. И самая большая мечеть Европы открылась в Москве, а не где-то! О чём вы вообще говорите?»

Приходит очередь Валентины Новаковской, президента благотворительного фонда «Искусство добра»  при католическом соборе в Москве: «Да кто вам сказал, что православные притесняют католиков? Нас просто физически мало, всего 200 тысяч на всю Россию! Но не потому, что нам не дают отправлять религию, а так сложилось, что в России всегда католиков было немного!»

И мы стали говорить, мол, барышни, у вас в Европе масса проблем с беженцами, детьми беженцев, в общем, с ними разберитесь, а Россия сама свои вопросы решит. Наша организация была создана для того, чтобы мы могли противостоять Совету Европы на серьёзном уровне. Кстати, на третий день у нас был неформальный ужин с руководителями ведущих неправительственных европейских организаций, и мы поняли, они готовы к конструктивному диалогу, и их стереотипы ломаются!

На четвертый день уже все рады нам и считают нашу делегацию одной из важнейших на этой сессии. Все наши недоброжелатели сегодня набросились на нас с объятиями и поцелуями. Как нам говорили, наша делегация оказалась самой подготовленной и профессиональной по теме межрелигиозных отношений. А это потому, что все наши участницы –  несомненные лидеры и достойные представительницы своих конфессий. И я счастлива, что мы можем быть полезными своей Родине – это не пафос!

Думаю, не ошибусь, если под этими словами Галли Монастырёвой: «Счастлива, что мы можем быть полезными своей Родине» могли бы подписаться все участники медиафорума и «СМИротворцы», ведь мы на самом деле заинтересованы, чтобы наша Россия была не просто сильным государством, но страной, в которой комфортно всем народам - русским, хакасам, ингушам, чеченцам, татарам, немцам, словом, всем 197 этносам.

Валентина КОРЗУНОВА,

фото автора

«ЧР» № 94 от 4 декабря 2018г.

 

 

Новости по теме: