Сквозь окна, занавешенные дождем

Дата публикации: 05.02.2019 - 10:40
Просмотров - 300

Старое пианино, выпущенное еще во времена Советского Союза, появилось в доме Раисы Александровны Ушаковой недавно, поэтому найти ему место оказалось непросто: установили на кухне, у печки, и тот, кто появляется на пороге впервые, сразу понимает,  что эта черная громадина здесь раньше не стояла.

Действительно, надобности в нем у хозяйки дома не было – ни  она, ни муж, который, к несчастью, летом ушел из жизни, ни сын, который десять лет назад выпорхнул из родительского гнезда, не касались черно-белых клавиш. Звуки пианино раздались здесь три года назад в унисон звонкому девичьему голосу.

Теперь на скромной кухне звучит и ария Лауретты из оперы «Джанни Скикки», и «Вечная любовь», и полюбившаяся многим песня с «Евровидения» «Белые ангелы». 

С этими произведениями Лена Кононова одержала две победы в недавнем вокальном конкурсе «Золотые капельки» в номинации «Академический вокал» и «Эстрадный вокал». И кто знает, может быть, она станет первоклассным преподавателем академического вокала, из-под крыла которой выйдет немало талантливых исполнителей. Или её ждет большая сцена, на которой выступал знаменитый земляк Дмитрий Хворостовский? И об этом теперь можно мечтать! 

Новый дом

Три года назад Раиса Александровна увидела передачу на местном телевидении из цикла «Время добра», где показывали ребят из черногорского интерната. Среди прочих детей мелькнуло знакомое лицо… Это была Лена, внучатая племянница. Оказалось, 15-летней девочке, которая вот-вот должна была выпуститься из интерната, тоже искали родителей.

- Я пришла в интернат, чтобы просто спросить, как ей там живется, но мне сразу же предложили взять ее к себе. Честно призналась: «Боюсь». Знала, что семья у них была неблагополучной, что мама  пила, а теперь ее нет в живых, что кроме Лены есть еще трое младших мальчиков, которых забрали в абаканский детдом.

 Несмотря на сомнения, дрогнувшее сердце Раисы Александровны не позволило ей развернуться и уйти домой как ни в чем не бывало. С тех пор девочка стала часто бывать в доме супругов Ушаковых.

 - Однажды Витя  сказал: «Давай возьмем Лену насовсем. Что с ней будет после выпуска из интерната? Куда она пойдет?» - вспоминает Раиса Александровна слова мужа.

Тогда еще они не знали, что у Лены есть некий диагноз и придется потратить колоссальное количество времени на то, чтобы победить его. Впрочем, говорят, это даже не диагноз, а некое легкое снижение интеллектуальных функций и психической зрелости, которое легко преодолеть с помощью регулярных дополнительных занятий с логопедом, психологом и педагогами разных профилей.

   Так нежданно-негаданно Лена обрела дом и большую семью. Её приняли не только Раиса Александровна и Виктор Николаевич, но и сын Сергей с невесткой Екатериной и двое их дочек. Подарок судьбы – не иначе!  

- Конечно, времени на внучек теперь у Раисы Александровны гораздо меньше, но мы не в обиде! – улыбается невестка Екатерина. - Лена – хорошая девочка, и я считаю ее племянницей. Конечно, многое ей приходится объяснять. Она привыкла к тому, что не приходится прилагать усилий к наведению порядка, к тому, что всё делает кто-то другой: готовит еду, моет посуду и складывает вещи. Но я уверена, что она всему научится и станет хорошей хозяйкой.

К братьям Лены судьба тоже была благосклонна: они попали в хорошую семью в Краснотуранске.  Раиса Александровна вышла на связь с их новой мамой и пригласила в гости. Недавно они  приезжали в Черногорск, всей правды малышам, конечно, не говорят. Историю своего рождения и имена настоящих родителей они пока не знают. Зато мальчишки теперь знакомы со старшей сестрой.  

Чудо

- Учиться я начинала в 4-й школе, но из-за родителей попала в интернат: маму лишили родительских прав, а отец от меня отказался, когда мне было 4 месяца, - рассказывает  Лена. – Восемь лет провела в интернате. В комнате мы жили с девочками втроем. Разные девочки были рядом, жесткие… Приходилось молчать о многом: откроешь рот – никто с тобой церемониться не будет. Я старалась занять своё время спортом и вокалом.

Диагноз, который страшил Раису Александровну, снять уже было невозможно, во всяком случае так сказали Лене в интернате. Но женщину это не остановило, хотя пока для девочки был закрыт  путь в общеобразовательную и музыкальную школы. Стать швеей самой низкой категории, без возможности ее повысить, - это для Лены было единственным вариантом.

Раиса Александровна набралась смелости и написала письмо в Министерство образования республики, адресованное тогдашнему министру Галине Салата. Правда, с первого раза добиться ответа не получилось. Тогда попросилась на беседу с руководителем  управления образованием Черногорска Евгенией Геннадьевной Чернышевой, и та уже подсказала, как действовать.

Ответ из Министерства был получен, но нужно было  еще заключение специалистов, которое бы вычеркнуло диагноз из медицинской истории.  Для этого надо было пройти несколько инстанций.

 - Большое тестирование Лена выдержала в Центре психолого-педагогической и медико-социальной помощи «Радость». Там собралась серьезная комиссия. Как раз был День психолога, и в конце я сказала: «Цветов у нас нет, а мы вам песню подарим». 

Неожиданно  зазвучала песня на итальянском.  Комиссия вынесла однозначное решение, что никаких отклонений и отставаний в развитии у Лены нет. Потом еще был осмотр в психоневрологическом диспансере, где ее проверяла целая вереница врачей. В итоге диагноз полностью сняли.

Этот путь Раиса Александровна и Лена прошли вместе с Татьяной Власовой, корреспондентом городского телевидения, которая  познакомилась с девочкой в интернате, прониклась ее судьбой и всегда была рядом, в том числе просила за неё в Министерстве образования и билась за снятие диагноза. Мама Таня (так теперь Лена называет её) сопровождает в поездках к врачу, помогает найти хороших педагогов по вокалу и репетиторов по школьным предметам, подтягивает по истории (Татьяна оканчивала истфак), дарит подарки и, самое главное, поддерживает, подсказывает, делит радости и горести.

- Когда я снимала сюжет про Лену, меня поразило, что у нее столько родственников, а она живет в интернате. Потом  уже узнала, как росла девчушка при жизни с мамой, которая закрывала её с маленькими братьями в чужой квартире и уходила, как Лена вынужденно прогуливала уроки, как потом несладко ей жилось в интернате, - признается Татьяна. – Поэтому мне захотелось помочь Раисе Александровне в воспитании девочки, в частности, избавиться от диагноза. Полгода мы готовили Лену к тестированию, Раиса Александровна наняла репетиторов, я возила к психологу в «Чайку». В то же время Лена училась на швею в механико-технологическом техникуме. Много добрых людей нам помогало. И конечно, сами сидели над книгами. Это было очень тяжело: она совершенно не понимала, что такое причинно-следственная связь, частное-общее. Помню момент, когда мы битый час объясняли ей, что такое сантиметр и какое место он занимает в системе измерений, - продолжает Татьяна. – Представляете наше счастье, когда  услышали, что на Лене больше нет клейма! Уже потом знакомая, которая работает в этой сфере, сначала не поверила, что мы это сделали, а потом развела руками: «Вы совершили чудо!». Такой диагноз в год снимают одному человеку, максимум, двум.

Казалось бы, теперь для девочки открыты все пути: 9 класс окончен, можно поступать в колледж или техникум, но нет. Программа коррекционной школы - далеко не то же самое, что  обычной. Знания Лены оказались на уровне четвертого класса, а местами и хуже, ведь в интернате учатся ребята с разными отклонениями, порой практически не обучаемые, и всеми занимается один учитель.

- Когда  пришла учиться в 13-ю школу, меня определили в 5-й класс. Уже два года учусь очно-заочно: часть часов в школе на индивидуальных занятиях, остальное – дома, самостоятельно. Учителя были, по-моему, в некоторой растерянности, когда увидели меня, но спасибо им за отзывчивость, за терпение, за особый подход ко мне, за то, что тратят намного больше времени,  чем это предусмотрено программой, - говорит Лена.

 - Лена - человек творческий, она пишет стихи, музыку, рисует хорошо, но у нее нет базовых знаний, без которых осваивать школьные предметы невозможно, - объясняет Татьяна Власова. - Мы до сих пор помогаем ей устранять эти пробелы, но даже не представляю, сколько на это уйдет времени, ведь ее научили зубрить, а не думать. Надеюсь, у Леночки всё получится благодаря ее упорству и целеустремленности. Конечно, если бы она росла в обычной благополучной семье, всё было бы по-другому.

Поющее сердце

Как-то еще будучи в интернате Лена пригласила Раису Александровну на концерт в канун праздника, где она выступала с песней.

 - Про себя я отметила, что поет Лена лучше всех, надо бы развивать этот талант, и при случае  обратилась к соседке по огороду: «Галя, у тебя дочь ведь преподаватель вокала, я слышала, как Аня распевается. Голос у нее шикарный! Не могла бы она послушать одну девочку?»

Так Анна Тинникова, которая тогда руководила студией «Флай» в «Луначарском», взяла себе новую ученицу, а через три месяца на межрегиональном конкурсе  у Лены уже был диплом второй степени. По просьбе Раисы Александровны Анна свозила Лену в музыкальной колледж ХГУ, чтобы показать Екатерине Кыштымовой (преподавателю, солистке республиканской филармонии). Та подтвердила, что у Лены лирическое сопрано, над которым нужно серьезно работать. 

Потом Лена занималась эстрадным вокалом у Марины Сотниковой, под ее руководством успела занять второе место на конкурсе «Поющие сердца». И уже третий год учится академическому вокалу в ДМШ № 1.

- Чтобы раскрепостить Лену, помочь ей выработать артистичность, я обратилась в реабилитационный центр имени Лебедя, чтобы ее пригласили выступить перед людьми. В течение года мы много раз бывали там, и с каждым разом она чувствовала себя перед публикой увереннее, а теперь уже Лена там постоянная гостья, за ней даже отправляют машину, - не без гордости рассказывает Раиса Александровна. – Раньше, когда она пела, стояла как столб, скованная, зажатая. Объясняла, что на сцене такой быть нельзя – песню надо обыгрывать каждым движением, взглядом. Учила ее не ходить как слоник, а красиво жестикулировать. И вот она стала раскрываться.

- Лена очень трудолюбивая девочка, - подтверждает нынешний педагог Светлана Николаевна Акишина. - Одно время она училась в трех школах (в обычной,  музыкальной и техникуме) и везде получала одни пятерки. – Всё ей удается: и фортепиано, и вокал. Она чувствует музыку, живет музыкой. Конечно, у нее есть талант, и если будет продолжать заниматься в том же темпе, с тем же рвением, всё получится.

Подгоняемая и вдохновляемая Раисой Александровной, Лена продолжает брать новые рубежи. К примеру, в третий раз подала заявку на шоу «Ты супер!» - международный детский вокальный конкурс на НТВ.

 - Наконец-то нас заметили, перезвонили и дали задание приготовить три песни на разных языках – на французском, на украинском и на итальянском – за четыре дня! Многие говорили, что это невозможно, но Лена справилась. Сначала была паника – не успеем, но на помощь пришли добрые люди: Татьяна Геннадьевна помогла найти нам учителя французского и носителя украинского, они несколько часов бесплатно поработали с Леной, Анна Александровна Тинникова из Москвы помогла с итальянским. Светлана Николаевна два дня плотно готовила Аню  к этому испытанию. Прослушивание происходило через скайп в музыкальной школе, где есть профессиональное оборудование. Кажется, жюри осталось довольно, но пока решение свое не озвучило.

  Победить себя

С тех пор Лена то и дело побеждает – конкурентов на вокальных конкурсах, задачки и упражнения - на школьных уроках, аккорды и ноты - на занятиях в  ДМШ, но главное – себя.

Глядя на теперешнюю Лену, ни за что не подумаешь, что еще три года назад эта белокурая красавица с гордой осанкой, утонченными манерами, поставленной речью и знанием музыкальной литературы была замкнутой и неуклюжей, как гадкий утенок.

Понятно, что при всем желании Раисы Александровны превратить ее в прекрасного лебедя ничего бы не вышло, если бы сама девушка не захотела стать другой. Судьба подарила ей не ковровую дорожку, а только нити, из которых можно её соткать, исколов при этом пальцы в кровь острыми иглами. Да не за одну ночь, как в пушкинской сказке, а за тысячи дней и ночей.

 - Она усердная. Находит в себе силы довести до конца начатое. Над сольфеджио порой сидит часами, стучит по клавишам, сердится, но не бросает. А я про себя думаю: сольфеджио победит Лену или Лена сольфеджио? – улыбается Раиса Александровна.

Лишенную простого семейного быта Лену теперь приходится учить элементарным вещам - как мыть полы, гладить, ухаживать за собой, заправлять постель. Еще недавно она боялась передвигаться одна по улицам, не понимала, как определить время и как правильно его планировать. Раиса Александровна поблажек девочке не дает, держит в строгости, ежеминутно чему-то учит. Может быть, потому что сама росла в условиях, далеких от тепличных.

 - С 15 лет я стояла за станками, одновременно училась в вечерней школе, сама себя обеспечивала. Никто  не помогал, родителей не было, - вспоминает Раиса Александровна. – Сама поступила в педагогический, училась и работала. Поэтому и Лене сейчас спуску не даю… Иногда думаю, что было бы, если бы я не взяла её… Наверное, жила бы себе спокойно. Но как бы тогда сложилась её судьба? В техникум бы она не поступила, в институт тем более. В лучшем случае стала бы швеей или штукатуром-маляром.  А талант бы пропал.

С Раисой Александровной согласиться трудно только в одном: вряд ли бы она жила  спокойно, если бы оставила Лену в интернате.

Когда я встречаю таких людей, вспоминаю современную притчу, которую слышала несколько раз в разных вариациях.

после смерти человек спросил у Бога, в чем было его предназначение. Бог ему ответил:

- Помнишь, в 76-м году ты ехал в поезде, и в вагоне-ресторане за соседним столиком сидела женщина?

– Ну помню!

 -  Помнишь, она попросила передать тебе соль?

– Ну помню!

– Ну вот!

И если бы Раиса Александровна была из людей, проживающих целую жизнь лишь для того, чтобы передать кому-то солонку или сахарницу, то, конечно, тогда, три года назад, просто выключила бы телевизор, легла спать, а на утро не вспомнила о Лене. И Лена бы её не дождалась, и осталась бы в интернате, и смотрела бы в окна, занавешенные дождем.

Анастасия ХОМА

«ЧР» № 9 от 5 февраля 2019г.

Новости по теме: