Абакан – Тулун: беда сближает

Дата публикации: 19.07.2019 - 10:59
Просмотров - 233

 

Военную колонну из мощной спецтехники (везли бульдозеры, автокраны, экскаваторы, самосвалы) наблюдали на днях наши читатели на трассе. Тяжёлые машины, как выяснилось позже, двигались из Абакана в сторону пострадавшего от жесточайшего паводка Тулуна, что в Иркутской области.

 

Теперь уже расстояние в чуть более тысячи километров, конечно же, преодолено, техника механизированного батальона железнодорожного соединения задействована на расчистке города. Моего родного Тулуна, в котором в 1984-м и я пережила наводнение, когда вода дошла до середины нашего дома.

В недавнем разговоре, когда я невольно, в сочувственном тоне, стала в компании говорить о пострадавших в Иркутской области, меня перебили: «После наводнения хоть что-то остаётся, а вот мы пережили пожар, вообще лишились всего»… Диалог не получился. Сгореть – та ещё беда. Однако вода – не меньшая катастрофа. Сначала в неё не веришь. Думаешь: как это,  живёшь, живёшь, в своём доме-крепости, и на тебе, в огороде заблестела влага. Вот уже она скрыла картофельную и помидорную ботву. На глазах, мгновенно, оказалась на полу дома, и выше, выше… А у каждого что-то нажито, и люди ни в какую не хотят уезжать подальше от беды, сбиваются на «высоких» улицах, чтобы своё хозяйство было в пределах хоть относительной видимости – подлые мародёры, что ты будешь делать, не переводятся!

Нынче затопило и те улицы, до которых вода не добиралась никогда. Люди забирались на крыши, а дома вдруг начинали, поскрипывая, съезжать с фундаментов и отправляться по течению, по мутной бурной воде.

Нынче случилось так, что после полутора суток проливных дождей 28 июня на реке Ие в нескольких местах прорвало защитную дамбу. Уровень воды поднялся на 14 метров, при критической отметке в семь (в 1984-м вода поднималась примерно до 12-ти метров). Сухими в городе остались лишь некоторые островки. Бушевало так, что в разгар паводка начали беспокоиться абсолютно все тулунчане, где бы они ни проживали. Потому что им не доводилось видеть, чтобы заливало даже по два-три этажа многоэтажек, и чтоб легко, играючи, вода уносила строения, уничтожая не то что улицы – микрорайоны.

Мы потеряли родственника: долгое время не выходил на связь. Вскоре выяснилось, что его эвакуировали вертолётом с крыши, а телефон он утопил в первые часы наступления воды.

Знакомая, представитель юридической фирмы, рассказала:

- Когда вода начала уходить, пришло осознание бедствия. Да, светит солнце, можно переночевать и под открытым небом. А начал моросить дождь – будто осенью дохнуло, и бедой.

Лето в тех краях суровое. По вечерам без тёплой одежды не обойтись. В 84-м нас топило в августе, так, помню, даже лёгкие хлопковые вещи сутками висели на верёвках, не сохли: солнце уже было не жарким, а по утрам падала обильная роса.

Галина поделилась впечатлениями:

- У нас унесло дачу. По сравнению с теми, кто лишился жилья, это, конечно, практически ничего, однако вместе с ней будто уплыла душа. И мы бы уплыли, но накануне были приглашены на день рождения, так и спаслись. А мамина подруга преклонных лет, как рассказала на похоронах её дочь, ни в какую не соглашалась покидать дачу: «Сказали, большой воды не будет!» Последний звонок ночью, когда проходил пик паводка, от неё был такой: «Я на комоде, вода под горло»…

- В первые дни после трагедии, делится бывшая соседка Валентина (из пятиэтажки, в их доме затопило два с половиной этажа), - расчистили федеральную трассу, запустили движение, пробки были умопомрачительными. Как говорится, кто знал?

(Окончание на 7-й стр.)

 (Окончание.

Начало на 1-й стр.)

     Сначала наносы из строений убрали с дороги. Мы мимо ехали – было ощущение, что находишься на съёмках фильма ужасов. На тебя смотрят вздыбленные дома, когда-то крепкие, а теперь беспомощные. В их глазах-окнах – чудом сохранившиеся живые цветы в горшках, легкомысленные занавески – сама жизнь. Это её корёжило, уносило и ломало.

     - Сколько живу на белом свете, не видела, чтобы так быстро, слаженно  работали, - продолжает Галина, - вот что значит наличие специальной техники, воинская дисциплина, масса народу, финансовые возможности. Абаканцы, спасибо! Одна из улиц в посёлке бывшего лесодеревообрабатывающего комбината им. Карбышева была завалена нереально. Дома, подтопленные под крыши, сбились один к другому, перегородили дорогу… Расчистили улицу за два дня – это нужно было делать как можно быстрее. Через четыре она стала совершенно пустой, страшной, чёрной. Но что делать? Возвращаться в такие дома было невозможно.

     О масштабе трагедии старожилы говорят, что такого не было никогда. Дома разбивались друг о друга, о мосты, на четырёх дачных обществах будто прошла бомбёжка. Единственное, без кратеров. Земля оказалась смытой до гальки. Дома, баньки, - всё унесло. Обидно, конечно. У некоторых из проживающих на дачах это было единственное жильё.

     Пострадавшим, для начала, выплатили по 10 тысяч, по прописке. Однако не все имели регистрацию в своих затопленных домах – жизненные ситуации разные. Поэтому оперативно началась работа по установлению фактов постоянного проживания, подключились все службы, от прокуратуры до Росреестра. Обещают сертификаты, новые микрорайоны. А в зоне затопления предполагается разбить парки.

      Безусловно, наиболее популярные разговоры в Тулуне сегодня – о причинах наводнения. Дожди – да, лили около полутора суток в городе и трое суток – в предгорьях Саян. Но в этих краях и раньше, бывало, лило, как из ведра. В прошлом году огороды не в силах были впитывать влагу, в соцсетях мелькали снимки с помидорами «по колено» в воде. Другие версии крутятся вокруг сбросов Братской, Иркутской ГЭС. Впрочем, многие это отметают как бредовые мысли.

      Ещё рассуждают о том, что накануне «стреляли по облакам», чтобы вызвать дождь, в помощь пожарным, задействованным в тушении бесконечных лесных пожаров. Мол, переборщили. Но никто не знает точно, была ли такая работа.

     И по поводу изменения климата много разговоров. А ещё – о неконтролируемых вырубках лесов. Вот это самое больное для подтаёжных мест. О лесах говорят с болью, чуть не со слезами. Раньше «зелёное море тайги» бушевало вдоль рек, деревья «держали» берега, они же использовали, для питания и развития, огромное количество влаги.

     - Сказать «рубят много», - ничего не сказать, - досадует Галина. - Видим потоки машин, выезжающих из лесов, деревень. Когда у нас ещё не унесло дачу, мы постоянно боролись за лесной массив, что лежит между городом и садовым обществом. Только зажужжат пилы – мы в полицию. То есть самые наглые рубили уже в черте города. А по деревням, в глуши, кто будет кричать SOS? Браконьеры углубляются в тайгу и творят свои безобразные дела.

     Говорят, что когда были лесхозы в советское время, древесины заготавливали не меньше. Однако делали это организованно, убирали деляны после вырубок, подсаживали новые деревца. А теперь в тайге в иных местах, куда ездим за ягодами, грибами, не узнаём «своих» перелесков и полянок: будто Мамай прошёл. Средние части деревьев забирают, а всё остальное оставляют на месте.

    - Настроение? – задумывается Валя. - молодые ищут возможность переехать. С другой стороны, много откровенно нищих, кто жил с огородов, держался за свои домишки с наделами земли как за возможность вырастить «картоху» и быть круглый год сытым.

      За гуманитарную помощь, которая стала поступать с первых дней беды, люди готовы поклониться в ноги, ведь не было даже самых необходимых вещей. Поначалу гуманитарка лежала прямо под открытым небом, люди приходили и выбирали. Вскоре вещи перевезли в пункты выдачи, под крыши, по интернету и благодаря «сарафанному радио» информация о них доходила до нуждающихся.

Сегодня город понемногу оживает. У кого дома не уплыли, сушат их, внимательно следят за новостями, уже знают, где отведены места для застройки. У Тулуна начинается новая история.

Кстати

     Активисты ТОС «Шахтёрский» в минувшую субботу отправили в адрес Красного Креста Иркутска посылку: приобрели постельное бельё, полотенца и воспользовались возможностью, предоставленной Почтой России, – отправили её бесплатно.

    Руководитель ТОС Наталья Касьянова рассказала, что адреса для отправлений гуманитарной помощи есть в каждом отделении связи Черногорска. Условие – вещи непременно должны быть новыми.

    - Они обязательно кому-то пригодятся и, может быть, в тех семьях, куда они попадут, улыбнутся, поймут, что их беда задевает и тех, кто живёт за тысячи километров от небольших сибирских городков, пострадавших в наводнении.

Ирина САНИНА, фото собеседников

 и из соцсетей, "ЧР" № 55 от 16 июля 2019 г.

Новости по теме: