«Ходовы» дни Григория Столбового

Дата публикации: 23.07.2019 - 14:12
Просмотров - 364

 

Вторник,  четверг, суббота и воскресенье у Григория Петровича Столбового «ходовой» день: ходит он не менее 15 км в любую погоду и зимой, и летом. Восемь кругов наматывает Григорий Петрович по парку плюс три километра от дома и обратно  (без всякого шагометра знает, что круг по парку составляет 2 км 300 м). Правило это появилось шесть лет назад, когда пошатнулось здоровье. В 2013 году умерла мама, Григорий Петрович, который тогда жил в Санкт-Петербурге, не успел добраться вовремя на похороны (она жила на Украине, в Хмельницкой области). На фоне стресса скакнул сахар – обнаружился диабет  второго типа.

 - Ходьба удивительно влияет на уровень сахара в крови – снижает единицы на две. Супруга иногда составляет компанию, но конечно всю дистанцию не проделывает: доходит до парка и ждет на скамейке. Иногда Людмила уговаривает  остаться дома: «Куда ты  пойдешь? На улице минус 40!» Я отвечаю: «Сахар не спрашивает, какая погода». Я заметил, что когда человек просто суетится по дому и гуляет по улице – разные вещи. Благотворнее всего действует на организм именно прогулка, пусть даже спокойным шагом. 

Вообще я стараюсь вести активный образ жизни, сейчас у меня есть время заниматься собой, женой, внуками. Недавно с Людмилой ездили в Шира, в гостиничном комплексе МВД нам предоставили номер. Несмотря на пасмурную погоду купались.

 - Наверное, этому способствовала служба в милиции. Кто еще более активный, чем участковый милиционер? Расскажите о своем пути в органах. 

 - Я прошел путь от милиционера ППС до начальника милиции общественной безопасности.  Начинал в Киеве старшим водителем пожарной машины в лечебно-трудовом профилактории, потом первая супруга, носившая под сердцем ребенка, захотела уехать на малую Родину – в село Миньковцы, куда и  отправился. В ближайшем районном городе Славута организовывалась патрульно-постовая служба, меня назначили командиром отделения. Тут же поступил в школу милиции.

Потом по долгу службы оказался на Сахалине. Мне выдали пистолет, патроны, мотоцикл «Урал», выделили  служебную квартиру. Звал жену с собой, но она отказалась, не хотела оставлять маму и бабушку.

 - Вы как-то повлияли на судьбу старших дочерей или воспитывать детей отцу, если произошел развод, невозможно?

 - Отвечу так. Ближе к окончанию школы я спросил у старшей дочери Оли, определилась ли с выбором профессии, она  меня огорошила: «Пойду в церковь, стану матушкой». Я переспросил: «Ты для этого училась на одни пятерки?» Дочь аргументировала, что на образование нет  денег, оно, мол, сейчас всё платное. «Я тебя не спрашиваю, где взять деньги, ты хочешь иметь высшее образование?» - спросил я. Ответила: «Хочу». Когда она окончила школу с золотой медалью, её взяли во Львовскую высшую школу милиции.

Позже по моему совету поступила в магистратуру Киевской академии. Сейчас она майор полиции, старший инспектор уголовного розыска по аналитической работе (город Хмельницкий). Жду от нее внуков, правда, говорит, пока глухо на личном фронте.   

 - После Сахалина вы уже не вернулись на Украину?

 - Нет, после распада Союза встал выбор, где жить – братья звали в Киев. Поехал на Украину разузнать, что да как. В УВД Киевского облисполкома  предложили стать старшим участковым инспектором – полковничья должность! Правда, из жилья только комната в общежитии. Но у Людмилы в Черногорске была на брони двухкомнатная квартира. К тому же сильно зацепили слова знакомого генерала, которого случайно встретил в курилке еще в Киеве. «А тебя, что, с России гонят? Григорий, запомни, в ближайшие 20-25 лет на Украине делать будет нечего» Это был 1993 год... Не перестаю удивляться, какой это прозорливый человек.

В Черногорске начальник ГОВД Рогаткин встретил с распростертыми объятиями, и мы с семьёй окончательно обосновались здесь. Сейчас я понимаю, какой правильный выбор тогда сделал.

Как-то в Славуте, когда я служил в патрульно-постовой службе, встретил на пути в РОВД коллег, те над чем-то посмеивались. Подошел, спросил, что такого смешного. Оказалось, замполит Козенко при виде меня пошутил: «Смотрите, какая походка! Идет как начальник милиции!» На что я ответил: «Почему как? Я буду начальником милиции» Так и произошло: в 1996 году в Черногорске стал замначальника милиции, а в 2000-м назначили начальником милиции общественной безопасности. В 2001-м ушел на пенсию.

 - Вы написали небольшую книжку о своей работе в милиции, здесь столько интересных историй о работе участкового! Удивило также, что все ваши шестеро братьев вслед за отцом носят погоны, стали полковниками. 

 - В семье нас было семеро: шестеро братьев и одна сестра, все  получили высшее образование. Сестра стала главным энергетиком, отлично чинила розетки! К сожалению, уже ушла из жизни, как и старший брат. Отец по молодости был военным, но постоянные командировки вынудили уволиться из армии, надо было воспитывать семерых детей. Он стал военруком и учителем физкультуры в школе, вел занятия у ребятишек младших классов. Зарабатывал нормально, правда, вкалывал с утра до вечера. Считаю, что он всем нам дал путевку в жизнь,  горжусь им, поэтому каждый год несу его портрет в «Бессмертном полку».

 - После выхода на пенсию жизнь стала спокойнее? Или бывалый милиционер не смог сидеть на месте?

 - Сначала работал в автошколе ДОСААФ, потом директором частного охранного предприятия. В 2010 году уехал по приглашению старого друга в Санкт-Петербург работать  в Михайловской военной академии. Взяли в лабораторию инженером, потом назначили начальником отделения. До сих пор зовут обратно.

Забрали в Питер и дочь Таисию, которая уже отучилась три курса на филолога в Новосибирске. В Питере она получила специальность «искусствовед». Уже в Абакане окончила магистратуру по юриспруденции в ХГУ с красным дипломом.  

 - Почему не остались в Питере? Прекрасный город!

 - Там большая влажность, климат не подошел жене и дочери, они просили вернуться в Черногорск. Так и сделали. 

 - В Черногорске многие вас знают как создателя команды ветеранов по настольному теннису. Откуда это увлечение?

- Настольным теннисом я занимался  еще в детстве, в родном селе Миньковцы в доме культуры стоял стол, учил нас играть парень-кандидат в мастера  спорта по настольному теннису. И вот как-то в академии встретил начальника кафедры, стоял он грустный, озадаченный. «Что такое, товарищ полковник?» Он ответил, что некому участвовать в соревнованиях по настольному теннису, есть только один игрок. Как же он обрадовался, когда узнал, что я готов сыграть! Так у меня нашелся напарник. Мы заняли третье место из 16 команд (это были межакадемические соревнования).  Здесь в Черногорске собрал команду ветеранов.  Договорились с директором «Сибиряка» Юрием Михайловичем Затериным, играем бесплатно на постоянной основе. В прошлом году организовали первенство среди ветеранов МВД.

В личном зачете брал первые, вторые и третьи места. Я играю для удовольствия, хотя конечно, медали тоже важны, это результат моего труда…

 - И показатель хорошего самочувствия! Многие, перешагнув пенсионный возраст, не видят смысла заниматься спортом, ставят на себе крест: пожил и хватит… И болячки наваливаются с удвоенной силой. Как на ваших ветеранах сказывается игра в настольный теннис? 

 - Только положительно! Даже Лучковский, когда готовился к операции, играть не перестал. К столу приходит с батожком, кладет его и играет. Спорт нормализует давление, помогает избавиться от лишнего веса, зарядиться бодростью. Я пришел к глубокому убеждению, что пенсия – это время, когда можно заняться тем, чем не было времени до этого. Мы всегда были чем-то заняты – работа, дети, дом…Теперь я могу посвятить себя внукам, укрепить  здоровье. 

Жаль, что многие приходят к осознанию необходимости вести здоровый образ жизни не сразу, я тоже из таких – весил 125 кг. Меня спасла ходьба. В Питере даже простая прогулка приносит удовольствие, но я еще за три с половиной года обошел все музеи, часами стоял в очередях, в общем, намотал сотни километров.  Фотографий с этих экскурсий было тысяч 15, правда, компьютер взломали, осталось около трех тысяч. 150 фотографий висят в рамках на стенах квартиры.  

 - Много архивов, чтобы сесть за еще одну книжку!

 - Планы продолжить писать есть, сяду зимой, сейчас времени не хватает. А почему  увлекаюсь фотографией?… Когда  был маленький, маме подарили фотоаппарат, а в то время это была такая редкость, дороговизна! Печать фотографий походила на волшебную церемонию… Видимо, эта страсть мне передалась.  

 - Сейчас на Украину не тянет?

 - Как сказать, не тянет… Там такой беспредел… Звонил однокласснику недавно, он живет в Закарпатье. Рассказал, что скинулись с односельчанами, купили два бронетранспортера, приходится охранять деревню с автоматами и пистолетами в руках. Я удивился: «От кого?» Оказалось, приезжают бандеровцы, заходят в хату, забирают всё – телевизоры, холодильники, деньги, новую одежду… Начинаешь выступать – выводят во двор, расстреливают… Бронетранспортер постоянно на боевом посту. Как банда появляется, в рупор предупреждают: «Если не развернетесь, откроем огонь на поражение!» Помогает – разворачиваются, уходят.

 - А вы остались в хороших отношениях с родными? Не раз слышала, как рвутся крепкие дружеские и родственные связи из-за глобальной ссоры России и Украины.

 - Мои братья - полковники, профессора, они понимают природу происходящего на Украине, мы сохранили добрые отношения, жаль только, что на Родине я был последний раз в 2013 году.  Но надеюсь, что всё наладится, и я еще не раз увижу старших дочерей, братьев и село, где прошло мое детство.

Из воспоминаний  о службе

 в милиции Григория Столбового:

- Трагедия с участковым милиции случилась в Миньковцах. Он поехал по заявлению работать, зашел к знакомому завхозу, выпили по 100 грамм, перекусили, спросил, где найти Петрова. Завхоз подсказал, что он в поле, и участковый сел на мотоцикл и отправился туда. В это время трактористы сделали перерыв на  обед, достали литр самогона да налили по рюмке. Участковый подъехал именно в этот момент и как увидел бутылку, схватил ее, мужики даже опешили. Вырвали у него из рук, да так, что он упал. Он отреагировал  моментально: выхватил пистолет и выстрелил вверх. И тут его окликает тот завхоз, у которого только что обедали, оказалось, как на беду, следом поехал на велосипеде, за чем-то его в поле отправили: «Ты что, Иваныч?»  Участковый развернулся и случайно нажал на курок – выстрелил в самое сердце… Мужики бы его порвали, но он сел на мотоцикл и исчез. Забежал домой, схватил ружье, патроны и ушел в лес. Нас подняли по тревоге, трое суток его искали. В конце концов он вернулся домой, мы ждали его там, засуетились: я с автоматом, опер с пулеметом, а дома дети. Но он зашел со словами: «Я пришел сдаваться». Дали ему 15 лет.

Чернобыль: как это было 

 - В 1986 году, когда случилась авария на Чернобыльской АЭС, я работал в городе Славута, это примерно в  400 километрах. Правда, сначала нам ничего не объяснили, мы долго находились в неведении. Неподалеку строилась Хмельницкая атомная  электростанция, были приготовлены дома для ее сотрудников, сюда привезли чернобыльцев. Женщин и мужчин разделяли, обрабатывали, выдавали спецовку. В первые дни аварии мы не понимали, с чем столкнулись и какие будут последствия. Примерно через неделю после аварии узнали, что такое дозиметры, к нашему удивлению они зашкаливали, когда мы проверяли стоявшие на улице автомобили. Радиация не коснулась меня, потому что я уехал на Сахалин в 87-м.

Анастасия ХОМА. «ЧР» №57 от 23 июля 2019 г.

Новости по теме: