Евгений Мамаев: «Футбол» по инстанциям – не наша тема»

Дата публикации: 06.08.2019 - 15:21
Просмотров - 376

 

 

Когда на горизонте «нарисовался» ОНФ – общероссийский народный фронт – черногорцы отреагировали поначалу вяло: «Ну и ладно, нам-то что?»

Чуть позже, когда у ОНФ появился свой почерк, стали-таки присматриваться, насчёт контактов интересоваться, письма в адрес «фронтовиков» с изложением своих бед слать: «Другим помогают, может, и нам подсобят?»

Сегодня у руля хакасского отделения ОНФ – новый человек, Евгений МАМАЕВ. Давайте знакомиться.

 

В руках отписки,

в душе - отчаяние

- Вы в новой должности более трёх месяцев. Какими были эти дни, насколько горячими, проблемными, интересными?

- Больше находились в состоянии реорганизации, в течение этого времени выбрали новый состав штаба. После того, как Михаил Развожаев стал руководителем российского ОНФ, перемены произошли и на федеральном уровне, и в отделениях по всей стране (напомним читателям, в настоящее время Развожаев, после работы в ОНФ, назначен исполняющим обязанности главы Севастополя - прим ред.).

- Что изменилось, какой задан вектор?

- Существенных, принципиальных изменений в работе ОНФ два. Первое – усилено внимание к проблемам людей. Поставлена задача доводить каждый вопрос до логического завершения. Не переадресовывать, не советовать куда-то обращаться, а подходить к каждой теме серьёзно – изучать нормативную базу, анализировать, что уже сделано, а что - нет. Ведь мы зачастую – последняя инстанция для людей. Они, как правило, приходят после того, как уже пройдены те самые круги по кабинетам чиновников, когда на руках – куча отписок, а в душе – отчаяние.

Начинаем изучать «пласты» - куда обращались, какие обещания получили, были ли какие-то нарушения при ответах. Анализируем, какие инструменты остались не задействованными. Ищем пути, как можно конкретные проблемы решить в рамках действующего законодательства.

К примеру, в настоящее время работаем с обращением из Черногорска по поводу ветхого, полуразвалившегося дома по Рабочей, 127. Суть в том, что в мае 2016 года комиссия признала их дом аварийным. В течение месяца после этого должно быть издано постановление о признании дома аварийным, на основании которого дом может быть включен в программу расселения. Одним из существенных условий для включения в программу расселения является вынесение постановления до 1 января 2017 года. Но постановление, вместо тридцати дней, появилось только через полтора года – в ноябре 2017 года. В итоге людям говорят: извините, в текущую программу ваш дом не включили, а после 24-го года что-то подумаем. У людей потолки вместе со штукатуркой отваливаются, шагнуть невозможно, а их очередь на переселение искусственно отодвинули.

Мы изучили ситуацию и пришли к выводу, что законодательство не содержит непреодолимых ограничений и при определённых усилиях и желании можно найти способ, чтобы включить «отставших от поезда» в программу.

Обратились в Правительство Хакасии, получили ответ о готовности включиться в решение проблемы… наряду с отсылом к тому факту, что данный вопрос - федерального уровня.

Что ж, подготовили обращение в Фонд поддержки реформирования ЖКХ (99% расходов по расселению граждан оплачивает этот фонд, нужно по максимуму использовать этот механизм), в прокуратуру - с просьбой дать свою оценку ситуации.

Обращения не остались без внимания, есть большая надежда, что дом будет расселён. Недавно в республику приезжали руководители Фонда и было сказано, что дом будет включен в программу. Это принципиальное решение. Осталось оформить это решение на бумаге.

А проще, конечно, было бы сказать: «Сходите туда, а есть ещё и вот такая инстанция». Мы же рядом с раздосадованными жильцами, готовы действовать до победы.

Второе – контроль и помощь в реализации 12-ти нацпроектов, которые определены Президентом в мае 2018-го и представлены на уровне Хакасии региональными программами. Не должно быть сбоев, для этого в ОНФ организованы тематические площадки, которые возглавляют профессионалы своего дела.

 

Чемпионка -

в помощь

- В сопредседатели хакасского исполкома ОНФ включена и олимпийская чемпионка Елена Вяльбе. До сей поры столичных персон в региональном отделении ОНФ не было.

- На примере с черногорским домом, требующем переселения, понятно, что и этот, и многие другие вопросы выходят на федеральный уровень. Получается, республиканское правительство зачастую расписывается в собственном бессилии. А нам представилась счастливая возможность привлечь в свои ряды авторитетного, энергичного человека. Она душой прикипела к Хакасии, это для прославленной лыжницы уже родное место. Поэтому, когда Михаил Владимирович Развожаев обратился с предложением о сотрудничестве с ОНФ, спортсменка с радостью его приняла. Глядя на биографию знаменитой лыжницы, становится понятно, что добиться таких результатов можно было, лишь имея железную волю, пробивной характер. Такие качества всегда в цене. И я считаю большой удачей, что Елена Валерьевна в наших рядах.

- А как действует народный контроль от ОНФ?

- В штате регионального исполнительного комитета ОНФ – всего пять человек. Основная сила – люди, которые имеют активную гражданскую позицию, специалисты, эксперты, каждый – в своей области. Общественники хорошо владеют ситуацией, способны быстро находить решение проблем по отраслям. Основная часть работы возложена на них, естественно, при поддержке исполкома.

 

Не за двоих работать, а за одного!

 - Какие темы для представителей ОНФ наиболее актуальны в Хакасии?

 - Помимо того, что в повестке – нацпроекты, есть ещё ряд ключевых тем, которые контролирует ОНФ. Часть из них реализована в виде проектов, к примеру, таких как «За честные закупки». Есть задачи, поставленные президентом, например, контроль за питанием детей в образовательных учреждениях. Есть ещё и такие исторически проблемные области как лесное хозяйство. В актуальной повестке – мусорная реформа. Это достаточно острый вопрос, а ОНФ в своё время активно участвовал в подготовке данной реформы.

«Молодёжка» - отдельное направление, которому уделяется большое внимание – за юными будущее.

- Достаточно остро стоит вопрос с кадрами в здравоохранении, с обеспеченностью лекарствами. Укомплектованность докторами в Черногорской детской больнице – 50 процентов!

- Выполнение майского указа о зарплате врачей вызывает множество вопросов. Когда люди оформляются на полторы, две ставки, когда это учитывается, чтобы выйти на необходимые показатели, это не тот путь. Человек ведь физически не способен работать в буквальном смысле слова за двоих. Не в силах! Складывается парадоксальная ситуация, когда федеральные органы власти финансируют строительство зданий, обеспечивают медицинские учреждения оборудованием. А вот с зарплатой, кадрами (вопрос региональных властей) – большой пробел.

Суть проблемы – в дефиците республиканского бюджета, в том, что недостаточно собственных доходов. Решение проблемы – на поверхности, в том, чтобы наращивать доходы бюджета, чтобы можно было платить по-честному: человек работает на ставку и получает вознаграждение за труд. А пока что пользуются различными ухищрениями, чтобы, в частности, выйти на заданные показатели по зарплате медицинских работников.

Соответственно, вопросы экономики - ключевые. Остальные проблемы вытекают из того, что нет денег на переселение из аварийного жилья, на обеспечение зарплат учителям, врачам и т.д.

Необходимо активнее наполнять бюджетный кошелёк, для этого правительством республики должны быть представлены определённые проекты, программы. Нам по-прежнему нужны инвесторы, с которыми необходимо плотно работать на федеральном уровне.

К сожалению, по итогам восьми месяцев работы нового правительства ничего, по крайней мере, в публичном пространстве, не представлено. Хотя бы на уровне проектов.

В последние годы у нас примерно постоянная цифра нехватки доходов бюджета –4-5 миллиардов рублей (при запланированных 30,7 миллиарда рублей доходов на 2019 год). В законе о бюджете на этот год, в качестве источника для решения данного вопроса, указано получение коммерческого кредита 4,9 миллиарда. При этом по исполнению социальных и прочих обязательств выйдем ориентировочно на уровень прошлого года, который не был безоблачным, ряд проблем оставался.

В прошлом году, за счёт налогов по НДФЛ от Худайнатова в размере 5,1 миллиарда, удалось «дыру» закрыть, не было необходимости в получении кредита. А до этого правительство наращивало госдолг, привлекало заёмные средства, в итоге их накопилось 24 миллиарда.

Что будет происходить в этом году, непонятно. С начала года ситуация была, относительно прошлогодней, успешной – доходы значительно превышали показатели минувшего года. Но по итогам мая, июня этот эффект практически нивелировался. Свою роль сыграло и то, что цена на уголь упала, и видимо, то, что была искусственно создана ситуация роста доходов за счёт того, что в бюджет поступали авансовые платежи: доходы будущих периодов были сконцентрированы в первые месяцы.

А сейчас приходит час расплаты, текущие поступления снижаются. Если в первые четыре месяца по тому же налогу на прибыль приходил в среднем миллиард, то в мае было около 300 миллионов, в июне – 160 миллионов. По собственным доходам в течение пяти месяцев по 2 миллиарда поступало в бюджет, в июне – 1,1 миллиарда.

 

Так будут

ли продукты

в детсадах?

- Да уж, если и зарплату платить сложно.

- Из Черногорска к нам, в частности, обратились поставщики продуктов для детских садов. Они с начала года выполняют свои обязательства, привозят продукты в детские учреждения (их более двадцати), однако из-за неплатежей вот уже полгода работают в долг.

Если в прошлом году счета были заблокированы у пяти учреждений, остальные худо-бедно рассчитывались, то сейчас счета заблокированы почти у всех учреждений, оплата не поступает. Поставщики жалуются: исчерпали собственные средства, набрали кредиты. Полгода работать в долг – не шутки, они уже в долгах у своих поставщиков, цепочка доверия может прерваться в любой момент.

А контракты подписаны, их нужно исполнять. Предприниматели обращаются в администрацию Черногорска, там отвечают: «Денег нет, ждите». В Минфин: «Помогите Черногорску деньгами», оттуда следует ответ, что город угольщиков ещё в мае выбрал свои субсидии до конца года. То есть Черногорск до мая жил за счёт денег, которые были рассчитаны на год, и даже при таком раскладе не получилось рассчитаться с поставщиками. А что делать с накопившимся долгом и как жить в следующие месяцы, непонятно. В районах аналогичная ситуация. Черногорск просил на сбалансированность бюджета 300 млн рублей, а получил 18.

 

Пусть бы

кто-нибудь пришёл!

- Черногорск - песня особая, кто бы спорил. Это показывает в том числе и состояние теплосетей, которые в этом году просто отказываются служить, рвутся, не в силах выдержать «дежурные» испытания. Проблемы и на других направлениях. Вместо двух детсадов, на которые могли быть выделены средства из федерального бюджета, «потянули» лишь один… Как думаете, можно вдохнуть в город жизнь?

- Есть проект – черногорский промышленный парк, с преференциями для бизнеса. Но почему-то он не выстрелил. Те резиденты, которые там были, «снялись с места». Сейчас из тринадцати участков заняты только три.

Валентин Коновалов, во время предвыборной кампании, озвучивал планы по восстановлению черногорских промышленных предприятий. К сожалению, пока на этом направлении тихо. Не видно, чтобы что-то реанимировали, восстанавливали… Не видно даже каких-то попыток что-то сделать. В настоящее время два инвестора пытаются войти, но смогут ли…

- Многие выходили с очень интересными идеями, однако отчего-то положительного результата нет.

- Должна быть команда с представителями Черногорска и правительства, которая реализовывала бы задумки, проекты от и до. И от губернатора должна исходить инициатива – с определением задач, с предложением определённых условий в плане налогообложения и прочего.

-Такие предложения для резидентов промпарка есть. А желающих нет…

- Нужно прорабатывать тему, с учётом наших территориальных, климатических, экономических особенностей, смотреть, какие у нас есть преимущества – по логистике, электроэнергии, налогам – что у нас экономически эффективно производить? Представлять себя на экономических форумах, чтобы потенциальным инвесторам было понятно: вложив сюда столько-то средств, получите такое-то предприятие, с определённой прибылью, потенциально сможете зарабатывать столько-то.

Судя по результатам, которых практически нет, просто сидим и ждём: пусть бы к нам кто-нибудь пришёл, всё сделал. Это инерционный сценарий, а необходима активность.

К примеру, как бы непривычно это ни звучало, статистика свидетельствуют о том, что продолжительность жизни увеличивается, и такая тенденция будет нарастать. Это говорит о том, что в будущем будет много людей старшего поколения, с их специфическими запросами, потребностью в медобслуживании, в лекарствах. В некоторых развитых странах до трети экономики так или иначе связаны с медициной. Нас тоже ждет движение в этом направлении. И понимая это уже сейчас, можно разрабатывать планы развития региона. Это только один из примеров.

 

Сам – из предпринимателей. Пострадавших.

- Тяжек у нас хлеб предпринимательский. Может, и хотели бы заниматься производством, а в итоге, в основном, всё сводится к тому, что продаём и перепродаём.

- Розничная торговля – существенная часть экономики любой страны, и России, в частности. Но и производственная часть должна развиваться. И одно должно быть, и другое.

- Другое плохо получается, в частности, в Черногорске, да и в Хакасии.

- Здесь и федеральная составляющая играет роль. Почему такой обвал промышленности мы наблюдали в девяностых? На мой взгляд, когда у нас начали внедрять налоговый кодекс, наши производители оказались в невыгодной ситуации, по сравнению с зарубежными. У налоговой достаточно инструментов, чтобы с нашего предпринимателя, как говорится, душу вытрясти. А импорт из Китая шёл «вчёрную», не надо было платить НДС, пошлины. Условия были несопоставимыми. Плюс у нас использовались устаревшие технологии. Сейчас ситуация  не сказать, чтобы глобально поменялась. Хотя, на федеральном уровне сформировалось понимание, что свою экономику надо защищать, создавать условия для развития, способствовать внедрению новых технологий, в том числе энергосберегающих.

- Вы ведь тоже из предпринимателей, был производственный опыт.

- Да, занимался производством (изготовлением трикотажа) и в каком-то смысле – тоже пострадавшая сторона. Поначалу обнадёжило то, что правительство начало вводить так называемые технические регламенты таможенного союза. Эта мера должна была помочь, в частности, трикотажному производству тем, что поставщикам импортной продукции необходимо было сертифицировать каждую партию товара. А российские производители могли сертифицировать производство – раз в пять лет. Но на практике эти механизмы не дали того эффекта, на который была надежда. Получилось, что больше работали на перспективу, в настоящее время бизнес «на паузе».

Тем не менее, если делать анализ в масштабах страны, рост промышленного производства за последние годы, с 2000-го, есть, на 77%. Не сказать, что всё безнадёжно. Хотя Китай на этом фоне на 600% вырос, европейские страны – ориентировочно на 20.

Кроме того, есть и другая сторона – в отношении России введены санкции и зарубежные инвестиции существенно ограничены. А без инвестиций экономика развиваться не может – надо вкладывать деньги в модернизацию оборудования, во внедрение новых технологий – жизнь меняется, и очень быстро. Мы с вами еще помним пейджеры, дисковые телефоны, отсутствие Интернета, а сейчас пользуемся смартфонами, смотрим фильмы через Интернет.

- Интересные, конечно, рассуждения о глобальном. Однако давайте вернёмся в Черногорск. Как можно помочь маленьким, мелким предпринимателям, которых большинство в городе  – через щадящее налогообложение?

- Вопрос не в том, что их убивает налоговая нагрузка, что именно она делает невозможным их существование. Если смотреть объективно, проанализировать опыт других стран, у нас налоговая нагрузка относительно невысокая. Вопрос в том, что бизнесу нужен платежеспособный потребитель. Должна быть создана ситуация, когда бы предприниматель мог достойно зарабатывать – речь о том самом инвестиционном климате, бизнес-климате, которым должно заниматься государство как на федеральном, так и на республиканском уровне.

Есть и целенаправленная политика по поддержке малого, среднего бизнеса. Продвигать её обязаны глава региона, представители министерства экономики.

Я сам предприниматель с 18-летним стажем, и не видел информационного ресурса, где можно было бы получить комплексную информацию, как мне могут помочь на разных уровнях. Докопаться до этого очень сложно. Это большой пласт работы, которым необходимо заниматься. В том числе, потому что от этого зависят доходы бюджета.

В чём ещё важное значение малого бизнеса – в этом сегменте занято порядка 40% населения, это люди, которые сами себя обеспечивают, не просят денег из бюджета, напротив, делают отчисления.

Приводилась цифра – суммарно около 2,5 миллиарда малый и средний бизнес вносит в бюджет в различных форматах, по различным статьям.

 

Фонари на память

- Вам довелось общаться с Михаилом Развожаевым. В Черногорске, к примеру, его вспоминают по-хорошему, в частности, остались так называемые равожаевские фонари, которые светят до сих пор на улицах частного сектора, где об освещении уже и не мечтали. Многие, лишь когда потеряли, стали понимать, сколько он мог бы ещё сделать важного, необходимого. В чём его секрет и чему у него можно поучиться?

- У Михаила Владимировича системный подход к решению проблем. Не популистский, с лозунгами, а с желанием разобраться, в чём корень проблемы, выработать механизмы решения, определить, какие для этого необходимы ресурсы. А то, что он федеральный игрок, позволяло решать ряд проблем относительно просто.

Для установки тех же фонарей были задействованы ресурсы энергетиков даже не Хакасии, а Сибирского федерального округа. Пробить такое решение возможно именно руководителю, имеющему контакты на федеральном уровне. Даже чтобы понимать, что такое можно сделать, нужно иметь определённые компетенции. В результате и провели учения энергетиков  в Хакасии.

Много и других примеров. Когда Михаил Владимирович был временно назначен исполняющим обязанности, меня удивило, что его назначили 3 ноября, а 4-го он уже был в Хакасии, пятого же отправился в Бородино на проблемную котельную, где людям не выплачивали зарплату почти год. Причём, он приехал к людям с решением этой проблемы.

- Человеческий фактор всегда важен. Пожелаем, чтобы представители народного фронта в Хакасии были сильны в продвижении вопросов любой сложности.

- Надеюсь, так и будет.

Марина КРЕМЛЯКОВА, «ЧР» №61 от 6 августа 2019 г.

фото instagram

Новости по теме: