От «Шугура» и «Кургола» до кордона «Голая»

Дата публикации: 21.10.2019 - 13:03
Просмотров - 577

От «Шугура» и «Кургола» до кордона «Голая» прошли участники арт-тура в Саяно-Шушенском заповеднике, чтобы написать, быть может, лучшие картины в своей жизни

 

Даже людей далёких от мира искусства вряд ли оставляют равнодушными полотна, написанные великими пейзажистами мира. Удивительные полярные моря Рокуэлла Кента и космические Гималаи Николая Рериха,  лиричные виды английской деревни Джона Констебля и щемящие сердце леса Левитана и Шишкина.

Сколько туристов, увидев однажды полотна или репродукции картин, бросили свои дела и отправились в путешествия, чтобы своими глазами увидеть такую неземную и очень земную красоту! А ведь как красив наш край – с его озёрами и лугами, тайгой и горами, реками и степями.

ИДЕЯ НАШЛА ПОДДЕРЖКУ

К сожалению, нечасто великие художники заглядывали к нам, поэтому для большого мира красота природы южной Сибири до сих пор остаётся ещё весьма малоизвестной. Об этом как-то задумались в Саяно-Шушенском заповеднике, а так как работают там люди инициативные, творческие и умеющие добиваться результатов, то вскоре идея превратилась в проект арт-тура для художников и фотографов Сибири. Пусть посмотрят, проникнутся, творчески осмыслят наши пейзажи и расскажут в своих работах всему миру, - решили в заповеднике, и пригласили в поездку живописцев. Финансовую поддержку оказала компания РусГидро, понимая, как важно не просто сохранять природу, но и рассказывать о девственных местах Сибири.

Пять волшебных осенних дней провели участники арт-тура в заповеднике, прошли по Енисею (впрочем, на том участке, его называют Саяно-Шушенским водохранилищем) от северной до южной границы, от КПП «Голая» до кордона «Шугур», и рисовали, фотографировали до самозабвения – так красива, неповторима и прекрасна природа. В этом путешествии повезло побывать и мне, дирекция Саяно-Шушенского заповедника любезно пригласила принять участие в уникальном проекте, за что я безмерно благодарна. Ведь удалось не просто увидеть великолепие нашего края, но и познакомиться с замечательными, умными и интересными людьми.

 

БЕРЕГ ЛЕВЫЙ, БЕРЕГ ПРАВЫЙ

 О Саяно-Шушенском заповеднике наша газета писала не раз. Давняя дружба с годами только крепнет, и мы всегда с интересом следим за работой творческого коллектива особо охраняемой природной территории. И как показывают ваши отзывы, уважаемые читатели, вам тоже интересна деятельность сотрудников, их забота о сохранении первозданного уголка земли, помощь в выживании редких животных.

На всякий случай, вдруг кто запамятовал, основной путь в заповедник – водный. От Джойской Сосновки отходит катер - и вперёд, по водохранилищу. Левый берег Енисея – заповедный, правый – увы, нет. И это печальным образом сказывается на возможностях охраны животных. Ведь если на своей территории инспекторы могут серьёзно защищать птиц и зверей от браконьеров, то на свободном берегу для убийц раздолье.

Полиция там бывает нечасто, вот и ставят они петли на кабаргу, не боясь наказания. А ведь в те петли попадают не только самцы маленького оленя (именно за мускусом, который содержится в железах взрослого самца кабарги, охотятся нарушители закона), но гибнут в петлях самки, детёныши, снежные барсы, рыси, волки. Конечно, животные могли бы спокойно жить лишь на заповедном берегу, но так как они безграмотны, то гуляют по обеим сторонам Енисея, и становятся жертвами браконьеров на правом берегу.

Давняя мечта заповедника, чтобы на том участке водохранилища оба берега стали закрытой территорией, но власти всё никак не решатся принять такой нужный для охраны природы закон.

Конечно, путешествуя на катере, увидеть снежного барса так же реально, как поймать сачком осколок метеорита, зато козерогов, маралов, птиц мы видели достаточно.

 

СОЗВЕЗДИЕ МИРОВ

Прежде чем продолжить рассказ о поездке, позвольте познакомить вас с участниками арт-тура. Поверьте, люди это примечательные и каждый из них интересен по-своему.

Начну с Алексея Третьякова (старших надо уважать!) – это замечательный, чрезвычайно доброжелательный, но не всепрощающий человек. Когда-то Алексей Михайлович работал учителем биологии, географии, теперь на пенсии, и значительную часть времени тратит на фотоохоту на птиц. Его карандашные зарисовки природы – легки и прозрачны, как паутинка бабьего лета. А фотографии птиц заслуживают серьёзного уважения.

Скажем, когда лет пять назад заповедник устроил фотовыставку натуралиста, то открытия в мире орнитологии сделали не только зрители, но и сотрудники Саяно-Шушенского. Некоторых птиц они впервые увидели лишь на фотографиях Алексея Михайловича.

- Я всегда интересовался живой природой, - рассказывает он о себе.- Отец с малых лет брал меня в лес, на рыбалку, на охоту. И говорил: «Смотри, куда ступаешь». Я спрашивал: «Зачем?» Он отвечал: «Видишь цветок? Переступи. Пусть живёт». А ведь у него всего 4 класса образования было. Помню, маленьким очень любил наблюдать за муравьями, изумляли эти тайны.

Не удивлюсь, если через несколько десятков лет таким же добрым, понимающим и отзывчивым станет сегодняшний студент Денис Грицаев. Он учится на отделении «Туризм» и искренне любит всё живое. Когда Денис начинал рассказывать о своих питомцах, ей-богу, завидно становилось. Представьте, приходит юноша домой, а у порога его встречают: кот и пёс, кролик и шиншилла, попугайчик и хомячок. И про каждого у Дениса масса смешных и добрых историй.

Молодой фотограф Иван Зиновьев наверняка запомнится навсегда всем участникам арт-тур как человек, способный говорить о фотографиях, фотоаппаратах, объективах, светофильтрах, программах и форматах снимков не то что часами, а сутками, неделями!

Виталий Глазко – молодой художник из Абакана. Нынешняя работа у него далека от творчества, но зато всё свободное время он тратит на любимое занятие. Как только выпадает возможность, ездит с учениками художественной школы на пленэр. Участвует во всех турах для художников. Погружённый в себя, он удивлял нас работоспособностью. Ведь после похода в горы хочется отдохнуть, расслабиться, но не успеешь оглянуться, а Виталий уже установил этюдник, лист картона, разложил краски и начал рисовать.

На улице холод, ветер – конец сентября в таёжных саянских горах всё же не бархатный сезон в Крыму, а Виталий зябко ёжится, трёт руки, но не выпускает из пальцев кисть. Его акварели и картины маслом интересны и живы. Это не просто доскональное изображение увиденного, нет, это личная интерпретация. Но при этом такая, что она понятна и стороннему человеку.

- Запомнил момент, когда мне вдруг стало интересно рисовать, - говорит Виталий. – Я тогда ходил в детский сад, и нам дали задание на дом - нарисовать астры. А мне захотелось изобразить их в бутылке, одна проблема – такие сложные формы я не умел рисовать. Решил спросить совета у мамы, а она показала мне картины Пикассо, мол, смотри, не обязательно изображать как фотографию. Как ты видишь, ощущаешь – так и рисуй. Меня это так поразило, увлекло, ведь это круто – самому создавать образы!

Подобное удивление от того, что творчество даёт новые, неведомые прежде возможности в осмыслении мира, людей, испытала в своё время и художница Екатерина Яровых. Умная, трогательная, доброжелательная Катя моментально стала любимицей группы. Бывают люди, с которыми чувствуешь себя спокойно и в полном душевном равновесии.

Именно такова наша Катя. Она так же, как и остальные участники арт-тура, с детства влюблена в искусство. Пожалуй, даже сильнее всех понимает силу творческого видения и умеет проникать за грань явленного. Возможно, так получилось оттого, что с ранних лет ей было интересно рисовать не только природу, но и портреты.

- Я с детства чувствовала себя каким-то проводником образов, - поделилась мыслями Екатерина Яровых, - они идут через меня, и хотелось их выразить в танце, картине, тексте, песне. Я вела дневники, пела и танцевала. Художественная школа дала направление, определила мир. Но меня до сих пор штормит – станцевать или порисовать?! Есть желание выразить образы, которые рождаются. Творчество для меня это самовыражение. И необходимость, без этого жить не могу. Когда была в декретном отпуске, то времени на творчество не оставалось. Конечно, я была мамой, это тоже творение, но… мне иной раз казалось, что без картин, рисования  не живу. Когда ты погружаешься в этот мир, например, в человека, это невероятное ощущение. Ты словно входишь в другую вселенную,  видишь столько всего, что дух захватывает! Сам человек себя так не разглядывает в зеркале, как это делает художник. Он видит больше, не просто изображение, а то, что стоит за ним, – целый мир, галактику.

 

ГОСПОДИ, СПАСИБО,

Я ВИДЕЛ ЭТО!

Может, не дословно, но примерно такой возглас издал Алексей Михайлович, когда нам на Енисее посчастливилось увидеть белохвостых орланов. Эти мощные и безумно красивые птицы вальяжно парили над крутыми скалами, словно снисходительно позируя восторженным художникам, мол, так и быть, любуйтесь.

Когда же на склонах стали появляться группы козерогов, то Алексей Михайлович мог лишь постанывать от счастья:

- Ох, спасибо за такое – я видел козерогов! Капитан, Сергей Фёдорович, ты сделал такой подарок для меня, что и умереть не страшно!

Замечательный наш капитан, снисходительный к нашим чрезмерным эмоциям, только улыбался и, стараясь подойти к животным как можно ближе, показывал всё новые и новые группы горных козлов. Эта заботливость, предупредительность по отношению к нам со стороны Сергея Иванова, оставила столь светлые чувства к нашему кэпу, что, ей-богу, умела бы слагать стихи – написала бы поэму. Редкий человек, и – это ещё один подарок арт-тура, что он дал возможность нам познакомиться.

Как и с сотрудницей заповедника Юлей Бубновой, которая сопровождала нас в поездке и предупредительно решала возможные проблемы. А о Наталье Дзецина, нашем поваре, подозреваю, не раз с тоской будут вспоминать все участники путешествия. К слову сказать, Наталья не всегда была поваром, много лет  проработала метеорологом на далёкой станции, неподалёку от кордона «Кургол». Десяток домов, каждые три часа в течение дежурных суток выход в эфир, работа на ключе (да-да, это лишь недавно данные стали передавать простым текстом через спутниковую связь, а раньше только азбукой Морзе) – на несколько лет  стали жизнью для Натальи.

- Знаешь, я безумно скучаю по тому времени, - говорит она, - это было так здорово, мне нравилась такая жизнь. Но… дети стали подрастать, необходима школа, которой на нашем посту, конечно, не было, вот и пришлось перебираться в Шушенское.

Где бы ещё мы могли познакомиться с настоящим метеорологом! Недаром все дни, что мы путешествовали, Катя издалека, ненавязчиво, но постоянно присматривалась и к Сергею Фомичу, и к Наталье. Спросила её, мол, что задумала? А она в ответ:

- Сначала я увидела штурвал, он такой настоящий… А за ним капитан, да ещё и с биноклем. Тут же начали возникать сюжеты для картин. Наташа, которая приносила нам свои кулинарные шедевры, тоже сразу попала в поле образов на листе. Её скорость, умение так вкусно готовить и такая лёгкость в общении не могли не покорить меня. Руководитель группы тоже оказалась в своём образе. Быстрая, с отличным чувством юмора, где нужно строгая и, конечно, рядом с двумя черными кошками. Её мистические зелёные глаза и две чёрные кошки с «Кургола» сразу оказались вместе на моих фантазийных холстах. Участники группы тоже заняли мои мысли, каждый абсолютно особенный человек. Все вставали в свои сюжеты, так неповторимо читались характеры людей. Чего только стоит посмотреть на Алексея Михайловича с его фоторужьём… Я не знаю, что получится, но рисовать буду. Передо мной такие миры прошли…

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ БОЛЬШОГО ДЕЛА

В советское время была очень сильно развита практика творческих поездок. Поэты и писатели, художники и скульпторы, композиторы и фотографы отправлялись в горы и на полярные станции, промышленные объекты и в деревни, на великие стройки эпохи и военные корабли. А в итоге мы сегодня по картинам, музыкальным произведениям, портретам и книгам можем не просто воссоздать то время, но увидеть его во всём многообразии. Быть может, во что-то влюбиться, чем-то заинтересоваться.

Тот, кто хоть раз брал в руки книги Владимира Санина, вряд ли остался равнодушен к романтике высокоширотных экспедиций. Наша Саяно-Шушенская ГЭС воспета в десятках, если не сотнях произведений. «Песни чёрного дрозда» Вячеслава Пальмана стали гимном сложной работы сотрудников заповедников.

Благодаря таким творческим проектам миллионы советских людей узнали больше о своей родине, смогли полюбить её красоты. Да и сейчас мы во многом изучаем страну через призму художественного видения.

- Мы очень хотим, чтобы о нашей природе узнали не только жители юга Сибири, но и всей страны, чтобы россияне, жители других государств увидели, как прекрасен Енисей, как богат и красив наш край, - говорит заместитель директора по экологическому просвещению, туризму и рекреации Саяно-Шушенского заповедника Альбина Скляр. – Чтобы они приезжали к нам в туристические поездки, любили и ценили окружающий мир. Для этого мы задумали арт-тур. Позже из работ, привезённых художниками, сделаем выставку. Постараемся провезти её по как можно большему числу городов и сёл.

Кстати, существует возможность, что эта выставка приедет и в наш город. По крайней мере, предварительная договорённость с заповедником есть, а центральная городская библиотека всегда рада предоставить залы для такого вернисажа. На всякий случай заранее приглашаю любителей природы, изобразительного искусства на эту экспозицию. Поверьте, вы не пожалеете! И как знать, быть может в будущем такие арт-туры, а вместе с ними и выставки картин станут постоянными. Всё больше жителей региона смогут насладиться творчеством художников и благодаря их работе лучше узнать о природе родного края. Станут любить и ценить наш прекрасный живой мир.

Валентина КОРЗУНОВА,

фото автора   

«ЧР» № 81 от 15 октября 2019г.

 

Новости по теме: