Успеть до полной разморозки

Дата публикации: 29.10.2019 - 11:51
Просмотров - 407

По данным СГК, 70 процентов теплосетей нуждаются в срочной замене

 

Начиная с третьей декады июня нынешнего года, в Черногорске в работу по приведению в порядок теплосетей активно включилась Сибирская генерирующая компания. Немалая часть города была перекопана, то тут, то там жители видели, как меняли задвижки, запорную арматуру на тепловых узлах, перекладывали трубы. Сопутствующее этому отключение горячей воды, надо сказать, отнюдь не добавляло любви к теплоэнергетикам.

- Сколько можно перекапывать?!

- Когда будет горячая вода!

- Только в Черногорске бывает такое, что за услуги платим, но их не получаем! – звучали возмущённые голоса черногорцев.

С последнего заявления и начнём разбор полётов.

ПРО РУБЦОВСК

 НЕ СЛЫШАЛИ? ОЙ ЛИ!

Когда недовольные горожане упрекали сотрудников СГК в том, что только в Черногорске может быть такое безобразие, подозреваю, в этот момент они искренне забыли о проблемах других городов Сибири и Дальнего Востока, того же Рубцовска. Потому что сложно найти жителя страны, который бы на протяжении ряда лет, начиная с осени и заканчивая весной, не слышал о постоянных чээсах в этом алтайском городе.

Вспомните новостные выпуски четырёх-,пятилетней давности. Наверняка в памяти всплывут сообщения о том, что город на грани заморозки. Что вновь в Рубцовск поступил смёрзшийся уголь. Что в результате аварий на теплотрассах без отопления остались десятки, а то и сотни домов.

Нам после февральской аварии на магистральной трубе ХакТЭК, в результате чего без тепла остались полтора десятка тысяч черногорцев, темы эти знакомы и понятны до боли. Видя, как неуклонно столбик термометра в квартире приближается к нулевой отметке, лучше осознаешь, как страшно допустить разморозку сетей. И если до этого момента большинство горожан всерьёз не задумывалось о перспективах теплоснабжения, то после большого порыва такие мысли стали приходить в голову.

А ведь чуть-чуть не случилось так, что прошлое Рубцовска не стало настоящим Черногорска. Если бы вовремя в город не зашла СГК, не факт, что в этом отопительном сезоне порывы на сетях не стали бы обыденностью. Для того, чтобы лучше понять ситуацию с катастрофическим состоянием теплосетевого хозяйства, небольшая группа журналистов Хакасии отправилась в Алтайский край, чтобы своими глазами увидеть, что и как там происходит.

 

ВРЕМЯ 90-х

Первая реакция, когда попадаешь в Рубцовск, – это изумление. Убитые дороги, по сравнению с которыми даже окраинные улицы Черногорска кажутся приличными. Жилые дома и офисные здания на центральной улице не видели ремонта с советских времён. Штукатурка осыпалась, оголила кирпичные стены, удручающий общий вид разрухи.

А ведь даже сегодня Рубцовск в два раза больше Черногорска. В былые времена он гремел по всему Советскому Союзу как центр машиностроения. Но в 90-е, как и в Черногорске, практически все предприятия были разрушены, о них напоминают лишь бетонные коробки, в которых некогда располагались цеха. Как итог, постепенно приходило в упадок и городское хозяйство.

- По нормам срок службы труб, по которым потребителю поставляется горячая вода, составляет 30 лет, - говорит директор алтайского филиала СГК Игорь Лузанов. – И специалисты уже давно говорили о том, что теплосети приходят в упадок, что необходимо срочно заниматься их заменой, ведь многие трубопроводы были уложены ещё в 60-80 годах. Энергетики ждали коллапса ещё в начале двухтысячных, но советский запас прочности оказался выше расчётов и дал нам ещё десять лет. Но теперь мы видим, как резко выросло число технологических повреждений на коммуникациях, времени откладывать решение проблемы уже не осталось вовсе.

Рубцовск может служить показательным примером этому заявлению.

- Проблема в Рубцовске длится уже на протяжении 15 лет, - уточняет исполнительный директор союза промышленников регионального объединения работодателей Алтайского края Виктор Мещеряков. - Ситуацию удавалось разрешать от сезона к сезону. В результате только за три года, с 2012-го по 2015-й, мы вложили порядка 450 млн рублей, но и это ни к чему не привело. В 2016 году жителям города грозил срыв отопительного сезона.

- В 2016 году мы были очень рады тому, что зашла СГК. Потому что зима 2015-2016 гг. проходила по одному сценарию, - вспоминает Дмитрий Фельдман. - Постоянно в кабинете главы города собирались силовики, представители правительства края и обсуждали: на сколько часов и сколько дней есть запасы угля на станции, какие механизмы и узлы выйдут из строя в ближайшее время, что мы можем сделать, как будем выходить из сложившейся ситуации? И так продолжалось много лет. Утром, просыпаясь, первая задача главы города – тронуть батарею, сколько на выходе тепла даёт станция? Подумать, где стоит уголь, какого качества он, идёт снег или не идёт… Каждая мелочь, которая могла повлиять на ситуацию с теплоснабжением в городе, была на постоянном контроле.

Мало того что происходили постоянные аварии на теплосетях и хронические срывы в поставке топлива, так под угрозой полной остановки оказалась ТЭЦ, от которой было запитано почти 70 процентов потребителей. Тогда власти города и Алтайского края нашли выход в том, чтобы заключить договор с СГК, которая бы взяла на себя обслуживание Южной тепловой станции (ЮТС) и теплосетей, принадлежащих муниципалитету. 

- Изначально мы рассматривали три варианта восстановления системы теплоснабжения: восстановление Рубцовской ТЭЦ, строительство новой котельной в северной части города и расширение Южной тепловой станции, - рассказывает Игорь Лузанов. – Финансовые вложения предстояли очень серьёзные, более двух миллиардов рублей. Понятно, что сразу мы не могли получить от потребителей возмещения вложенных в реконструкцию средств. В результате совместно с властями города и края было принято решение заключить концессионное соглашение сроком на 15 лет и впервые в истории России применить новую методику расчёта тарифа по методу альтернативной котельной.

 

НЕИЗВЕСТНАЯ АЛЬТКОТЕЛЬНАЯ

Один из самых частых вопросов, который нынешним летом задавали черногорцы, был таков:

- Почему мы столько лет платили немалые деньги за отопление, а ХакТЭК, «ЧК-2» и «ТеплоЭнергоРесурс» ничего не ремонтировали?! Куда уходили наши средства? И с какой стати в разных районах города тарифы для потребителей были разными, у одних выше, у других ниже?

Как выяснилось, тут мы не были исключением. В тех же Барнауле и Рубцовске ситуация аналогичная. Разные зоны, разные тарифы, и практически полное отсутствие ремонтов, замены изношенных теплосетей.

- Многие годы тарифообразование строилось из соображений социальной направленности, - говорит глава Рубцовска Дмитрий Фельдман. - Доходы населения низкие, поэтому сдерживался рост тарифов. Между тем сети выходили из строя, оборудование котельных тоже. На ремонт денег не хватало катастрофически. Мы в то время потеряли пять заводов машиностроения всесоюзного значения, создалось напряжённое положение, безработица. Защита населения происходила в итоге за счёт надежности системы. И это продолжалось многие годы, лет 15-20. В конечном итоге мы пришли к ситуации, когда теплоэнергетический комплекс сказал: «Всё, хватит, я больше не могу и дальше работать не буду».

Таким образом, создалась ситуация, когда сразу и сейчас потребовались огромные вложения для спасения системы теплоснабжения. Инвестиции возможны были только частные, но бизнес без гарантий возврата вложенных средств работать не будет. Поднять же стоимость теплоэнергии и горячей воды, чтобы за год-другой отбить все затраченные на  реконструкцию средства, также нереально. Низкие доходы сибиряков просто не позволили бы расплатиться за реновацию.

Но тут возникла возможность обеспечить долговременные гарантии по возврату средств, притом что тариф для населения бы вырос не в несколько раз.

В 2017 году президент России Владимир Путин подписал федеральный закон об «альтернативной котельной», который изменил систему регулирования тарифов в сфере теплоснабжения. Суть метода в следующем: правительство региона определяет предельную стоимость тепла и горячей воды, исходя из расчёта строительства новой котельной. Выше этого предела цена быть не может, ниже - вполне. На сайте Минэнерго РФ есть калькулятор, можно выбрать регион и посчитать, сколько будет предельный тариф (ссылка на сайт: http://instrument-ak.minenergo.gov.ru/).

Затем следует заключение трёхстороннего соглашения – между инвестором, муниципалитетом и властями региона, где утверждается новый тариф. Как показывает практика, он значительно ниже предельного. Например, в Барнауле предельный тариф в 2029 году должен был составить 3429 рублей за Гкал, между тем фактически он поднимется до 2312 рублей.

Система повышения тарифа также может быть разной. В Рубцовске, скажем, ещё до отнесения муниципалитета к ценовой зоне теплоснабжения единовременно подняли тариф на 25 процентов (но не для всех потребителей, а для тех, у кого прежний тариф был самым низким). Сейчас с 01.07.2019 действующая единая цена за гигакалорию составляет 1769,74 руб. без НДС, прежде в 2017 году разбег в тарифах был от 1,3 тысячи руб./Гкал без НДС до 2,3 тысячи руб./Гкал без НДС. В следующие 10 лет ежегодная индексация тарифа будет происходить только на показатель уровня инфляции (прогнозный индекс прироста потребительских цен на соответствующий год), как правило, он даётся в границах 3-4 процента.

В Барнауле обошлись без единовременного значительного повышения тарифа, но по соглашению каждый год цена Гкал станет увеличиваться на ставку инфляции плюс 2 процента. Эта система будет действовать в течение 10 лет, всё то время, на сколько заключено соглашение между властями Барнаула, Алтайского края и СГК.

- Благодаря методике расчёта альткотельной мы получаем, во-первых, фиксацию тарифов на 10-15 лет, что даёт полную прозрачность для инвестора, и для жителей, - говорит Игорь Лузанов. – Мы можем сразу видеть, какие поступления и когда будут сделаны, потребители - заранее знать, какие суммы они будут платить и что на эти средства сделает единый поставщик теплоэнергии. Во-вторых, благодаря фиксированности, гарантированности и предсказуемости мы можем сразу вложить значительные средства на реконструкцию, будучи уверены, что инвестиции возвратятся.

Конечно, при такой методике для заключения соглашения важны несколько факторов – надёжный и сильный инвестор, честные, активные и ответственные власти города и региона. Которые способны отстаивать интересы жителей, изыскивать возможности для максимального получения преференций. И конечно, очень важно, чтобы при этом власти не прятались от горожан, были открыты диалогу и шли навстречу людям.

- Главная сложность для нас была объяснить жителям, что других вариантов, кроме альткотельной, для Рубцовска нет, - говорит Дмитрий Фельдман. - Начались ремонты, начались жалобы и возмущения горожан, ведь воды и тепла нет. Поэтому крайне важно было постоянно объяснять, информировать о ходе работ, чтобы было понимание. Мы рассказывали о каждом шаге: что происходит на тепловой станции, какие объекты вводятся в строй, что это даст и т.д. Чтобы люди видели, куда идут их деньги. Не возникали вопросы, мол, себе в карман. Первый же отопительный сезон с СГК показал, что ситуация стала улучшаться. Конечно, не все проблемы решены, их слишком много, но надёжность повысилась.

- Народ был очень возмущён тарифами, раскопками, отсутствием горячей воды и т.д., - вспоминает депутат рубцовского Горсовета Ирина Кох. – СГК открыто говорила о проблемах, что да – будем повышать тариф, потому что иначе никак. Иначе город замёрзнет. А у нас уже были такие ситуации и трагедии. В 2005 году в квартире замёрзла бабушка. По инициативе теплоэнергетиков мы создали общественный совет. За каждым членом совета закрепили квартал в городе, и он встречался с населением, объяснял. Не в закрытом от людей режиме работали, а шли к ним навстречу. Совместно было принято решение, что после окончания работ СГК отреставрирует две территории в городе, как компенсация того, что были созданы неудобства. По нашему опыту переговоров с СГК могу сказать, что они идут на диалог, готовы к компромиссам, и задача властей найти оптимальный вариант соглашения, чтобы жители пострадали как можно меньше, а получили как можно больше. В том числе и в качестве благоустройства территорий.

Вероника Лапина, депутат Алтайского краевого законодательного собрания, с которой мы также встретились в Рубцовске, была не столь благодушно настроена как представители городских властей. Однако поэтому её слова прозвучали ещё более убедительно.

- Проблема это системная, на примере Рубцовска можно не только показывать, как удачно у СГК реализован проект альткотельной, но и как происходят развал и упадок сферы ЖКХ на территории всей страны, - подчеркнула Вероника Лапина. - Таких городов как Рубцовск десятки, а может и сотни. И та проблема, которая была у нас, не за один день образовалась. СГК на самом деле взяла на себя большую ответственность. Конечно, не все вопросы решены.  Но не могу не отметить из плюсов СГК – тон общения с населением, который был задан руководством компании. Принципы – неконфликтность, не вовлечённость в политику, дают СГК возможность эффективно выстраивать работу с общественностью, притом что общение происходит не только на круглых столах, а компания всегда открыта к прямому диалогу, работает в соцсетях, на личных встречах. Мне отнюдь не всё нравится в методике альткотельной, но я реалист, понимаю, что другого варианта у нас просто не было.

По данным специалистов, износ сетевой инфраструктуры в городах Алтайского края достигает 60-80 процентов. Если в Барнауле в 2017 году, по данным энергетического холдинга, было зафиксировано 1131 повреждение на сетях, то к концу 2018 года их число уже достигло 1213. В Бийске динамика еще более удручающая — 345 повреждений в 2017 году и 377 — в 2018г.

В рамках прежней тарифной политики в Барнауле, к примеру, максимум за лето могли заменить один процент сетей – порядка 13 километров, при минимальной необходимости менять хотя бы три процента. Однако в этом году столица Алтайского края, войдя в ценовую зону, начала выбираться их теплосетевого коллапса. За сезон там поменяли порядка 30 километров трубопроводов.

Активно ведётся замена труб в Рубцовске, модернизируется тепловая станция, которая отапливает почти весь город. Для минимизации затрат нынешним летом на станции ввели в строй турбину, и теперь электричество для нужд ЮТС у теплоэнергетиков своё, что даёт неплохую экономию.

 

ПОДСЛУШАНО

 В РУБЦОВСКЕ

Прекрасно понимаю, что немало читателей скептически улыбается, мол, ну конечно, всё начальники да мэры с депутатами песни о новом светлом будущем Рубцовска с Барнаулом поют. Простые жители наверняка совсем иначе думают.

Конечно, всегда найдутся те, кто против. Против всего – изменений, улучшений, объяснений. Это мы прекрасно видим по суждениям иных черногорцев, которые не находят улучшений в системе теплоснабжения города после захода к нам СГК.

И всё же не могу не согласиться, что знать мнения простых потребителей тоже очень важно. 

Как только было подписано соглашение между мэрией Черногорска и СГК о передаче им в аренду теплосетей, я обратилась в паблик «Подслушано Рубцовск» в соцсети «ВКонтакте», и попросила поделиться впечатлениями о том, на сколько реально изменилось положение после подключения города к СГК, на сколько выросли тарифы. Опубликовать все ответы невозможно по причине нехватки газетной площади, но наиболее характерные вы можете прочитать.

Екатерина Алёшина:

- Город загажен, дышать нечем, зимой и во время всего отопительного сезона аховые выбросы гари на весь город. Тарифы выросли в 1,5 раза точно. Перетопы, на улице тепло, а они не сбавляют толком отопление, счета приходят огромные. У нас однокомнатная квартира 34 кв.м, зимой за отопление от 2000 до 2300 рублей приходили счета, платим только во время отопления, не круглый год.

Никита Панфилов:

- Екатерина, так если у вас перетопы, в УК обращайтесь, они там и должны регулировать. Экология лучше стала, как европейское оборудование завезли. И рисков, что ТЭЦ крякнет и остановится, уже нет.

Сергей Мудрый:

 - За двушку в отопительный период выходит ~2800. До прихода СГК я платил 2200р. Ситуация в негативном плане изменилась только финансово, в остальном, как выбросы гари и сажи были, так и остались, просто жители стали обращать на это внимание. У нас, у людей, по сути, никто не спрашивал, просто руководство города встало перед СГК на колени и просило помочь, ибо всё было развалено.

Ирина Короткова:

- Бензин и остальное ещё больше подорожало. Если бы СГК не пришла, вообще все замерзли ещё давно. Их же не просто так позвали, вложений надо было много, система была в аварийном состоянии.

Максим Романенко:

- «Дикие» повышения у вас вряд ли будут. Может немного повысятся, надо понимать, что вынужденная мера - теплосети надо в порядок приводить. СГК аварийные участки летом определяют и чинят, сроки плановых отключений постоянно сокращают. В Красноярске уже по 5 дней на отключения уходит.

 

ВТОРАЯ ЛАСТОЧКА – БАРНАУЛ

Итак, за три года только в Рубцовске СГК вложила более двух миллиардов рублей, чтобы реанимировать систему теплоснабжения. Не останавливаются работы по  модернизации Южной тепловой станции, устанавливается современное оборудование, в том числе пять  котлоагрегатов, золоулавливающие устройства, циклоны и фильтры.

Кстати, на угольном складе ЮТС мы встретились с «земляками» – ведь наполовину станция  топит котлы углём с «Восточно-Бейского разреза». Также в этом году 4 тысячи тонн «ореха» для особого котла поставил разрез «Черногорский».

- Когда СГК зашла в Рубцовск и провела в 2016 году первую нормальную опрессовку, мы выявили около 220 повреждений – это безумное количество! – рассказал директор рубцовского подразделения СГК Максим Новов. - В среднем по одному повреждению на каждые 1,7 км труб. На следующий год опрессовка выявила 40 проблемных мест. В целом за первые три года работы в Рубцовске нам удалось снизить количество порывов на сетях горячего водоснабжения почти на 40 процентов. На трубопроводах отопления количество порывов снизили на 10 процентов.

Аналогичная ситуация наблюдается и в Барнауле. Именно потому, как уже отмечалось выше, в этом году власти приняли решение перейти в ценовую зону, то есть воспользоваться методом тарифообразования альткотельной. Как итог – сразу на реновацию пошли серьёзные средства. Только за нынешнее лето в краевом центре заменили рекордное количество теплосетей – 30 километров трубопроводов на 53 участках магистральных и внутриквартальных теплосетей. Для чего СГК в четыре раза увеличила финансирование ремонтной и инвестиционной программ в городе — до 1,2 млрд рублей.

Как отмечал Игорь Лузанов, работы было столь много, что не хватало местных подрядных организаций, пришлось приглашать специалистов из других городов края, и даже из соседних регионов.

В ближайшие 10 лет СГК инвестирует 7,8 млрд рублей в систему теплоснабжения Барнаула. Большая часть средств - 5,4 миллиарда рублей - будет направлена на перекладку тепловых сетей: за 10 лет в городе заменят 132 километра трубопроводов.

- Что важно, мы производили и будем производить замену труб в максимально короткие сроки с минимальными неудобствами для потребителей, - подчеркнул Игорь Лузанов. – Также работаем в тесном контакте с жителями города, заранее оповещаем, где и когда будут перекрыты дороги, где и на какое время отключим горячую воду и т.д. Главное, чтобы жители владели полной информацией, тогда и недовольства меньше, ведь есть понимание.

ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ

Читатели наверняка задаются вполне справедливым вопросом – с какой радости СГК тратит свои ресурсы, зачем им проблемные сети и города? Что они с этого будут иметь?

 Дело в том, что главное отличие ТЭЦ от котельной - это работа по принципу когенерации, когда при выработке тепла попутно производится электроэнергия, уменьшая себестоимость гигакалории. Поэтому для владельцев тепло-, электростанций, конечно, важно по максимуму загрузить агрегаты. И если есть свободные мощности, то, конечно, желательно перевести их в разряд занятых. А так как у многих ТЭЦ такие избытки вырабатываемой теплоэнергии есть, то они и заинтересованы в подключении новых потребителей. Как, к примеру, Абаканская ТЭЦ.

Более того, если компания обладает статусом единого поставщика теплоэнергии, то есть имеет в своём ведении не только ТЭЦ и котельные, но и городские теплосистемы, то она крайне заинтересована в том, чтобы как можно быстрее, с наименьшими затратами и потерями доставить продукт потребителю. Это при прежней системе, когда у котельных один собственник, у теплосетей – другой, не было особой заботы о недопустимости потерь тепла при транспортировке.

Об этом, в частности, шла речь на расширенном совещании о перспективах развития теплоснабжения в Алтайском крае, которое прошло в Барнауле в середине октября.

- Самое главное в законе об альткотельной, что тепло не только надо произвести, но и донести до потребителя, - отметил заместитель министра промышленности и энергетики Алтайского края Владимир Локтюшев. - И мы должны были понимать, почему проблемы были раньше. Мы тратили 570 миллионов из краевого и муниципальных бюджетов на ремонт сетей, но толку было немного. А сейчас расчёт идет от последней точки – сколько тепла получил потребитель, за столько и заплатит. Поэтому СГК так активно ремонтирует теплосети, для них очень важно минимизировать потери при транспортировке тепла и горячей воды.

Более того, последние изменения в федеральных законах активно ориентируют собственников предприятий, вырабатывающих тепло, на экологические требования. Но, как не сложно понять, заняться такой работой по плечу отнюдь не бедной организации – закрыть старые чадящие котельные, закупить современные циклоны и фильтры для газоочистки на объекты теплоснабжения.

- Мы социально ответственная компания, - подчеркнул Игорь Лузанов. - Потребитель – для нас всё. Мы не можем работать нелояльно, задирать цены, в этом случае поднимется волна протестов и нас просто смоет. Всё же мы живём не в крепостное время, даже с учётом соглашений и концессий. У нас выручка с дельты, и нам не выгодно перегревать теплоноситель при дырявых трубах. Нам нужно оптимально донести тепло конечному потребителю без потерь. Тогда у нас будет выручка. И без лишнего напряжения для сетей по температуре и давлению. Нам не выгодно, чтобы трубы быстро выходили из строя. Да, идут разговоры о том, что может быть экологичнее перейти на газовое отопление, но хочу заметить, вредные выбросы там тоже значительны, к тому же обойдётся такое отопление, как минимум, в два раза дороже, чем углём.

Примечательные данные представил на совещании заместитель начальника управления Алтайского края по государственному урегулированию тарифов Олег Колосков. Заявления о том, что альткотельная, по мнению большинства, ведёт к росту тарифов и более затратна для населения, по его мнению, на самом-то деле беспочвенны.

- Сегодня основной принцип формирования тарифов предполагает систему: затраты плюс пять процентов на развитие, - прокомментировал Олег Колосков, - то есть тариф состоит из издержек и прибыли. Причём, чем больше издержек, тем выше прибыль. Собственнику выгодно по максимуму составить тариф, тогда и 5 процентов в сумме будут больше. Альткотельная зависит от другого. И дерегулирование даёт возможность избавиться от этой зависимости. Более того, это щадящий вариант для потребителей по платежам. Мы делали расчёты, и получилось, при сопоставимом уровне инвестиций за 10 лет по альткотельной потребитель заплатит меньше, чем если бы платил по старой схеме. Только по Барнаулу по старому тарифу в конечном итоге потребители бы заплатили на 6 млрд рублей больше, чем по тарифу альткотельной.

Также Олег Вячеславович напомнил, что снижение объёмов полезного отпуска увеличивает стоимость ресурса, больше средств требуется на содержание инфраструктуры. Именно поэтому в выигрыше находятся большие ТЭЦ, за счёт объёмов они могут минимизировать стоимость.

- Единственный источник возмещения инвестиций, как ни крути, – это потребители, - заявил Олег Колосков. - Другого источника нет. Да, существует программа развития и реформирования ЖКХ Алтайского края, которая предусматривает 11 млрд рублей. Но на эти средства можно тушить пожары и устранять аварии, но не развиваться и модернизировать систему. По нашим подсчётам, мы сегодня тратим порядка 5 млрд рублей на то, чтобы генерировать потери, которые улетают в атмосферу на теплосетях, по сути, топим улицу. Но если мы заботимся о населении, хотим снизить финансовую нагрузку на людей, необходимо так реорганизовать систему, чтобы потери были минимальны, затраты на отопление и горячую воду не били рядового потребителя по карману. И у нас, я считаю, есть механизмы для решения этих вопросов.

Валентина КОРЗУНОВА, фото автора

"Черногорский рабочий" №85 от 29 октября 2019 г.

Новости по теме: