Вернемся к нашим баранам?

Дата публикации: 13.11.2019 - 15:06
Просмотров - 388

      На прошлой неделе солидная делегация из республиканского правительства, во главе с Валентином Коноваловым, побывала на предприятии, которое до сих пор занимается в том числе обработкой шерсти. 

Разыскивая «десант» из столицы Хакасии, мы поначалу отправились к фабрике ПОШ. Именно туда, согласно тексту рассылки, пригласили журналистов. В душе мелькнула искорка надежды: вроде пытались как-то спасти это здание, неужели что-то здесь получилось, затеплилось, да ещё такое, что заслужило внимание?

Увы. Оказалось, нужно было ехать в Усть-Абакан, свернуть с трассы, немного не дотянув до Черногорска. Бывшая фабрика ПОШ, с её грустным советским фасадом, осталась позади, надежда рассеялась, как дымок из выхлопной автомобильной трубы.

На Усть-Абаканских землях базируется ООО «Сибвул» - предприятие по первичной обработке шерсти, которым командует Юрий Сергеевич Ситников. Гости обошли территорию предпринимателя, заглянули в цеха, поговорили с руководителем фирмы.

В Черногорске Юрия Сергеевича многие отлично помнят как бывшего руководителя той самой известной на всю страну с советских времён Черногорской фабрики ПОШ. Видимо, когда всё стало разваливаться, директор не в силах был наблюдать за трагедией  как посторонний и принял решение продолжить дело, которое отлично знал, которому отдал много лет. И организовал, на других площадях, не претендуя на былой размах советского предприятия, собственное дело.

Закупал, с небольшим коллективом, шерсть в сёлах, обрабатывал её, придумал делать теплейшие, лёгкие одеяла с натуральным наполнителем. А там, ориентируясь на спрос, добавил в перечень продукции одеяла, подушки для тех, кто боится аллергии от овечьей шерсти – с искусственным утеплителем. Ещё специалисты «Сибвула» начали шить постельное бельё и предлагать всё это как в реальных, так и в виртуальных магазинах (время диктует свои правила).

Что заинтересовало высоких гостей? Прежде всего, безусловно, первичная обработка шерсти – овечьей, козьей, верблюжьей. То есть направление, которое делает ООО игроком сельхозрынка Хакасии и не только.

Они выяснили, что предприниматель использует собственное оборудование, что здесь перерабатывают порядка 3 тысяч тонн шерсти в год (выходит полторы тысячи тонн в мытом виде), изготавливают до 28 тонн фитильной пряжи (грубой, для хозяйственных нужд), в планах – запуск линии по производству войлока. На предприятии занят 51 человек.

Юрий Сергеевич поделился подробностями овечьего бизнеса - темы, о которой нередко писали лет двадцать назад, а теперь это большая редкость. Однако на Усть-Абаканских землях, откуда ни возьмись, выросли современнейшие корпуса «Баранины Хакасии», специализирующейся на переработке мяса, а недалеко от Черногорска упрямо моют шерсть, не оставляя это занятие на протяжении десятков лет.

- В Министерстве сельского хозяйства и продовольствия Хакасии есть программа по развитию овцеводства в регионе, - пояснил предприниматель, - поставлены задачи, во-первых, по увеличению поголовья овец в республике (по данным Минсельхозпрода Хакасии, общая численность поголовья овцы в республике составляет сегодня 360 тысяч). Во-вторых, по улучшению качества их шерсти, то есть по улучшению породы. Тем более, площади в республике позволяют держать, как раньше говорили, «тучные стада», раньше в Хакасии насчитывалось до полутора миллионов овец. И пожары, кстати, были редкостью – чему гореть, если степные травы съедены и выбиты тысячами копыт? Экологи в те времена били тревогу, что овцы «выбивают» степи . А сейчас идёшь – по пояс трава...

Шерсть для нужд «Сибвула» закупают в разных уголках страны – в зависимости от потребности.

В Хакасии и Туве это так называемая грубая шерсть. В Забайкалье ещё осталась мериносовая овца, с её однородной тонкой шерстью. Однако качество падает – чувствуется, что ценное поголовье вырождается, племенной работой не очень-то занимаются. Держатся «потихоньку, помаленьку».

- По советским временам, то, что сейчас называют мериносной шерстью, к таковой вряд ли отнесли бы, - делится Юрий Сергеевич. - В чём отличие от грубой? Тонкорунная - 20-23 микрон, грубая - 30. К тому же тонкорунная шерсть белая, цветной у мериносов не бывает. Такая распространена в Калмыкии, Дагестане, есть в Ставрополе. Полугрубую шерсть предлагают в Бурятии.

Предприятие работает с шерстью не круглый год. В прошлом году перерабатывали сырьё до февраля, нынче, по прогнозам руководителя, «дай Бог, проработать декабрь, и сырьё закончится, будем стоять пять месяцев».

- Не хватает шерсти?

- Всё зависит от спроса. В прошлом году был спрос на мытую шерсть и большая конкуренция на закуп немытой. В этом году обратная ситуация. Шерсти полно везде, сбыта нет.

К тому же, не хватает оборотных средств, чтобы сделать достаточные для круглогодичной работы запасы.

- Ценно, что вы не только продаёте мытую шерсть (а её скупают в основном иностранцы, есть потребители из Подмосковья), но и кое-что из неё производите. Какая шерсть по видам, для чего используется?

- Пряжу и войлок делаем из грубой шерсти от хакасских овечек, её закупают, в частности, для железной дороги. На одеяла идёт полутонкая шерсть из Горного Алтая.

Юрий Сергеевич досадует, что в России практически не осталось текстильного производства, где выпускали бы костюмные, плательные ткани гражданского ассортимента. Это боль, поскольку в Черногорске такие производились, причём были образцы отменного качества. Две фабрики – первичной обработки шерсти и камвольно-суконный комбинат, работали партнёрски. И угасли, пали, одна за другой…

«Сибвул» живёт, потому что производство компактное, к тому же здесь не боятся многозадачности. Не идёт одно – выручает другое.

Наклёвывалась, было, интересная перспектива по выделке шкур крупного рогатого скота, лошадей. По договору китайские партнёры должны были поставить оборудование, они же готовились закупать обработанные шкуры. Однако в промышленности Китая начались катаклизмы, многие закрылись, оказались без денег.

- Но ваш-то шерстяной островок сбережёте?

- Будем стараться! Делаем это многие годы, надеемся на развитие овцеводства в республике, на фермеров, которые возрождают стада.

Замкнутый круг безнадёги должен быть разорван. Сельчане, было время, сетовали, что некуда сдавать бараньи мясо и шерсть. Мол, и зачем тогда скот разводить? Теперь вам, пожалуйста, «Баранина Хакасии» и тот же «Сибвул» с его интересом к шерсти. А что до программы развития овцеводства в Хакасии, её в настоящее время рассматривают в Минсельхозе России. Есть планы представить её  на Российском инвестиционном форуме, который пройдет в феврале 2020-го.

Марина КРЕМЛЯКОВА,

фото Валентины Корзуновой. «ЧР» №90 от 14 ноября 2010 г.

Новости по теме: