Аухадеевы: всей гурьбой

Дата публикации: 19.11.2019 - 12:34
Просмотров - 183

 

Как-то на Дне Победы не могла скрыть изумления, когда для  снимка возле Арки памяти перед объективом неожиданно, плечо к плечу, выстроились… человек двадцать. Думала, коллектив, какая-то организация, оказалось – семья. Аухадеевы.

 Кто-то в плащ-палатке, другие  в пилотках, этакий боевой кулак. Вмиг прониклась их настроением, духом единства, гордости – всё это без лишних слов читалось на лицах.

Гульнара, Гуля – всего лишь листок на раскидистом генеалогическом древе. Но из таких, как она, собственно, и сформирована крепкая крона, род, богатый людьми, которых в городе знают многие. Знают и ценят  за дела, поступки, за соблюдение законов жизни, за особое отношение к прошлому.

Сегодня за чаем разговариваем «обо всём на свете» с Гульнарой – многодетной мамой, учителем музыки из пятой школы и просто человеком с летящей походкой.

- Ваша семья для меня не только с Победным маем ассоциируется. Перед глазами – татарский танец Рустама Аухадеева на одной из межнациональных встреч в городской библиотеке, а ещё вспоминаю детали рассказа Равиля Аухадеева об участии в хадже, о том, как он в эти дни раскручивает строительство мечети в Черногорске.

И всё же именно майское первое впечатление – одно из сильнейших.

- В семье, действительно, большая гордость и, пожалуй, цементирующая родственников сила – ветеран войны, полный кавалер ордена Славы, награждённый множеством медалей, в том числе «За отвагу», Минеахмат Сахабудинович Аухадеев. Его именем в Минусинске (родился свёкор в Знаменке, на минусинской земле) названа улица. Так что все мы в День Победы – в Бессмертном полку. И его портрет несём, и фотографии других родственников. Я выхожу со снимками бабушки и дедушки. Их заслуги негромкие, но они пережили в годы войны немало лиха и тоже заслужили место в почётном строю.

После парада собираемся в доме старшей невестки Надежды, потому что это изначально дом свёкра и свекрови. Он, конечно, уже переделан, «скроен» по-современному, однако дух прошлого ощущается, и памятная доска на фасаде добавляет определённого настроения. А ещё этот дом на улице Тельмана очень гостеприимный, просторный и может вместить много народа. А нам с роднёй того и надо. В День Победы собираемся человек по тридцать, с детьми. Общаемся, вспоминаем прошлое, делимся новостями.

Жаль, не успела пообщаться с героем лично. Говорят, муж характером очень похож на него. С супругом, Раисом, мы познакомились в ноябре 99-го, а его папа умер в январе. Хотя, видела его в детстве, на встрече в татарском клубе «Дуслык». Родители всегда брали меня с собой, там было интересно не только взрослым. Язык изучали, праздновали, было много разных тем для обсуждения, организовывали народные выставки, готовили исконные татарские блюда, приносили рукоделие, обменивались опытом, секретами. Так вот, на одной из встреч республиканское телевидение записывало с уважаемым человеком интервью. В 13 лет я и подумать не могла, что буду иметь отношение к его роду, что проникнусь традициями их многодетной семьи.

- У Минеахмата Сахабудиновича – семеро детей, ваш муж вырос среди братьев и сестёр, а вы единственная в семье. На этой почве теперь уже в вашем семействе возникают противоречия?

- Никаких. Мы уже и сами – многодетная семья с тремя детьми, причём всё это будто само собой сложилось.

С годами пришло понимание, что большая семья – это ощущение силы за спиной. Понимаешь: ты не один. Дела спорятся, всё решается проще, когда ты можешь помочь и тебе помогают. Хотя это важно не только в больших семьях. В семье, где я родилась, то же самое, у нас с родителями ровно такие же отношения. Чуть что, бегу к ним, они – моя опора. Получается, это, скорее, не правила для тех, у кого много или мало детей, а просто основа любой хорошей семьи: любовь, взаимопомощь, поддержка, радость за успехи.

- Какие поводы для встреч родственников особенно интересны и вам, и детям?

- Как правило, всей гурьбой встречаемся во второй день Нового года и едем кататься на горки. Настроение создаёт наш обязательный спутник - пыхтящий самовар (гвоздь программы!), угощения, шутки, веселье. В любую погоду!

И конечно, все любят дни рождения, свадьбы, с непременными песнями, танцами.

- К слову, как вы, профи, учитель музыки, оцениваете татарские мелодии, как они вам на сердце ложатся?

- Так и ложатся, так и будят душу – переливами, нежностью, пронзительностью. Очень красиво звучит курай, духовой инструмент из группы флейтовых. А как гармошка разговаривает? И она тоже издаёт звуки, похожие на плеск ручьёв о камни. И это не случайно! Татары исконно жили в степи. В музыке остались звуки природы – шелест травы, песни воды. Но главное, как услышу в музыке переливы – всё, наше!

- А в танце, согласитесь, ой как характер раскрывается. Чего лезгинка стоит или русский перепляс.

- Точно!  Девушки в татарском народном танце на цыпочках перемещаются, головы вниз, мужчины сзади, но не гарцуют, а лишь выказывают темперамент, свою главенствующую роль. Я вижу в этом больше – тыл, крепкий и надёжный. А ещё - характер народа. Все, кого я знаю,  добрые, тёплые, отзывчивые. Татары - заводной, весёлый народ. И не завистливый.

-??

- Если зависть есть, то она белая. Он вот это сделал? Надо до него подтянуться. Скажем, благоустроить двор, сделать его красивым, комфортным. Нет такого: «Эх, меня переплюнули!»

- В последнее время всё чаще вижу хакасов на праздниках в национальных костюмах. Особенно трогает, когда их используют на свадьбах. Костюм –  то, что пришло из глубины веков. И если его с любовью и удовольствием  шьют для себя и носят юные – дорогого стоит. Как у вас с костюмами или их деталями?

- Есть традиция непременно возвращаться из поездок с подарками, гостинцами. Это могут быть  национальные тюбетейки, фартуки, платья, вышивки, но чаще всего - платки. Так вот у меня этих платков… ну очень много. Белый, бордовый, с вышивками и без них. Разные, красивые! Когда надеваю? Иногда есть поводы для встреч, когда необходимо быть с покрытой головой. Или в дни праздников или, например, в дни поминовения усопших. Говорят, другой мир живёт молитвами тех, кто помнит о них на земле, а нам помогают молитвы небожителей…

Кстати, мы всем детям нарекали имя: приглашали муллу, он читал молитвы. У русских подобное действо называется  крещением, а у нас это обряд с кораном, когда ребёнку на ушко говорят имя родителей и его собственное имя.

Ребёнка выносят на подушке. Хорошим знаком было, что мои дети при этом не плакали, это было в оглушительной тишине.  Есть поверье, что после обряда мы на том свете, в вечной жизни, друг друга не потеряем.

Для таких событий тоже надеваем особую одежду, нередко – подаренную по какому-то случаю.

Кстати, у нас не принято отмечать какие-либо события с алкоголем, обычно чаёвничаем, со сладостями.

Разве что на Девятое мая «положено» пригубить. А так, в городе много родственников, знакомых, друзей, которые давно уяснили, что нам, когда встречаемся, нужно очень много чая. Это главный, любимый напиток. И бодрит, и разговоры под него душевнее, дольше, искреннее.

- В том числе – о детях.

- Точно! Кто как учится, чем увлекается, и ещё, ещё… Бесконечная тема.

- На троих детей, как ни крути, надо решиться. И не только в том смысле, чтобы, как говорят некоторые, прокормить. Главное – воспитать. При этом неизвестно, с каким характером человек появится на белый свет, как он пойдёт по жизни, насколько добрым или нервным будет ваше общение, каким он станет...

- Каким он станет – зависит в том числе и от семьи, и от меня, и от того, сколько сердца, души отдадим своим «малышарикам». Я – мама-мама, ношусь с детьми по кружкам, секциям, репетиторам. Стараюсь быть для них другом, опорой, по-настоящему незаменимым человеком. Правда, всякий раз, когда заканчивались декретные дни, безумно переживала, что будет недостаточно времени на самых родных и любимых.

Первый, Айрат,  появился, когда мне было 22. Помню клубок проблем – последний курс университета, курсовые, диплом. Академический отпуск брать, отставать от сверстников  категорически не хотелось. Помогла мама.

Наши мамы – это ж герои времени. Моя – трудоголик, работала ведущим экономистом расчётно-кассового центра. Имела дело с незащищённым экраном компьютера, а когда добавились стрессы из-за ухода близких, практически лишилась зрения. Тем не менее, она помогала с младенцем: «Учёбу не бросай!» Каждый день ходила ко мне как на работу. В итоге я успешно окончила университет, к этому моменту ребёнку исполнилось 10 месяцев.

После была эпопея с предпринимательством (новое интереснейшее направление, которое всё-таки пришлось свернуть – времена!),  декрет со вторым сыном.

Старший перешёл в пятый класс, когда узнали, что ждём пополнение, так у нас появилась Камиля, которую очень люблю.

- Что круче – когда рождается мальчик или девочка?

- Муж мечтал о сыне. Когда уже была в роддоме, сказал, что приснилось его имя, что назовём его  Айрат. Я посмотрела – переводится как изумление, удивление. Согласилась.

Когда второго называли, дал листок с именами: «Выбирай!»

Вариантов было немного: Булат, Азамат, Расиф, Рифат, Рамиз.

Решили, что мальчишка будет Рифатом – это имя созвучно с именем первого – Айрата.

Оба имени в Татарстане распространены. Для девочки выбирала имя сама. Подкупило, что Камиля, в переводе - совершенная, без изъянов.

- Папа и дети. Его роль особенная, веская?

- Раис очень много работает, дома бывает меньше, чем я. Однако он - безусловный авторитет. Сказал – так тому и быть. Хотя без споров не обходится. В отношениях с детьми присутствуют и строгость, и нежность, и то самое мужское влияние, которое важно и для мальчишек, и для Камили. Впрочем, он немногословный, это я любительница пообщаться. Мама раньше говорила – у нашего Раиса надо слово покупать! Причём, говорила на татарском.

- Значит, родная речь в семье звучит?

- Да, только вот дети говорят  неправильно – произношение не идеальное.

Мы не заставляем говорить на татарском, не назидаем: «Вы должны говорить, знать язык!» Просто разговариваем с мужем, родителями. Средний сын как-то с удивлением произнёс: «Странно, почему-то я уже понимаю, что вы говорите».        

У меня в семье так же было – не заставляли говорить, учить язык.

Просто бабушка общалась на родном наречии, у них был такой уклад в семье. И мы как бы само собой должны были это делать.

- Мы сегодня произносим высокопарное «знать свои корни». Интересно, а как это выражалось с позиции бабушки?

- Так, что это есть и не может не быть. Мир такой, и мы такие, и после нас так будет. Ей ничего не надо было говорить. Просто жизнь текла своим чередом, с ежедневными заботами, с веками сложенными правилами. Пожилые – они му-у-удрые.

Одно время с моей стороны был подростковый бунт против языка, замешанный, пожалуй, на стеснении, непонимании, отсутствии жизненного опыта. Я сама пришла к этому, когда выросла.

- А всё-таки что такое родная речь, как она в душе откликается?

- Это означает, что ты другой. И хотя мы все россияне, родной язык – это что-то тёплое, сокровенное. Татарский – мягкий, с множеством гласных звуков.

 Послушайте, мама – ани, папа – ати, я так называю родителей. А дети меня называют аника – уменьшительно-ласкательно, не знаю почему.

В детском саду Айрату говорили: «Иди, за тобой пришёл атика». И у Рифата то же самое. Так и повелось у нас – аника, атика. В телефонных контактах у парней мы так же значимся, и при друзьях не стесняются ласково нас называть.

При этом, соответственно, бабушка - это абика, дед - бабай.

С дедом забавная история вышла, когда старший ходил в ясли. У них была комната со скользким кафелем, и нянечка как-то сказала, мол, не ходите туда, детки, там бабайка.

Айрат рванул к двери, раз там дедушка. Когда не пустили, чуть слезами детсад не залил.

- Пришлось во многом себе отказывать из-за ребятни?

- Конечно. В первую очередь думаешь о детях. Старший сын учился – тянулись на репетиторство, поступил в университет. Результаты есть, просто это всё время, затраты. Но – для своей семьи, а для этого ничего не жалко. Важно, чтобы у всех всё было благополучно.

Интересно наблюдать за «троицей» и понимать, что все они абсолютно разные. Один любит точные науки, аккуратист, другой творческий, безмерно добрый. Камиля – это «драмкружок, кружок по фото», точнее, танцы и художка. А ещё просит записать её на скрипку и на фоно, и «пожалуйста,  на английский!»

- Есть какие-то особенности воспитания в татарских семьях? Какие-то незыблемые принципы?

- Это уважение, почитание старших. Чтить бабушку, дедушку – обязательно. Помогать им – непременное условие для воспитанного человека.

Стремимся привить трудолюбие, ответственность.

- Легко сказать! А как сделать так, чтобы тот, который «от горшка – два вершка», понимал, что это данность и ты не можешь повышать на старших голос, обижать их? У некоторых этого нет, то есть абсолютно. Такие вырастают и отбирают у родных бабулек пенсии…

- Воспитание - это во многом интуитивные вещи. Как таковых  бесед в менторском тоне в нашей семье, к примеру, нет. Могу, конечно, сказать, мол, я себе не позволяла вот этого… или что в ваши годы уже умела вот это – к примеру, в 13 лет стирала, уборку делала.

Всё как бы само собой, семья, жизнь показывают, как поступать правильно. Не знаю, связано это с какими-то национальными чертами, особенностями или нет.

- Традиционную татарскую кухню жалуете? Или всё перемешалось в домах, всё теперь как у всех? В нашей семье из поколения в поколение передаётся рецепт дрожжевых булочек с начинкой из густого варенья. Помню, как делала их бабушка: расхлопывала небольшие лепёшки из теста, в центр помещала начинку, да побольше! После закрывала будущую булочку, собрав тесто в хвостик. За этот хвостик булочку держали, когда окунали её, поочерёдно, в масло и тут же - в сахар. Потом булки клали на противень и отправляли в духовку. М-м-м! Правда, у бабушки в восточной Сибири начинка была исключительно из смородинового и малинового варенья (доморощенных ягод), а у нас – ещё из яблочного.

- У нас в семье у ребят вкусы разные. Среднему сыну за счастье - татарское блюдо, домашняя лапша. А старший борщ обожает. Соседи говорят – ух как ты своих балуешь, можно лапшицу-то пойти и купить. Но мои любят накатанную! А её нужно умудриться сделать правильно, тонюсенько.

Родственницы – такие рукодельницы, у них исключительно мелкая лапша получается! Я же, сколько ни стараюсь, такой качественной добиться не могу. Наверное, оттого что сама по себе мягкая, и лапша получается мягкой. Мама мне: «Жёстче надо тесто делать, вот и выйдут полоски тонкими». Процесс трудоёмкий – замесить тесто, тут же накатать, потому что промедлишь – она вмиг  высохнет, сломается.

Суп с такой лапшой великолепен свежим, он, как правило, делается из домашней курицы. По-хорошему, надо, чтобы её зарубил мусульманин (смеётся) – чистый человек. Свекровь за этим строго следила.

- И до сих пор приходится самим держать кур?

- Некоторые держат, колют их по всем правилам. Но сейчас и магазины есть для мусульман, с халяльной продукцией.

- Кулинарный талант – это наследственное?

- Видимо, да. От мамы знаю, что дедушка Нориахмет был пекарем на крейсере «Аврора». Могу предположить, что дело своё выполнял с душой, ответственно. Татары здорово готовят, и если к этому прибавить врождённые усердие и трудолюбие, наверняка дедушку ценили.

- Вы с юных лет были вхожи в татарский клуб «Дуслык». В городе есть и другие объединения по национальному признаку. Как думаете, это стоит беречь, развивать?

- Конечно. И встречаться, чтобы знать, с кем ты живёшь рядом. Делать открытия: «А что у них? Что можно почерпнуть для себя? У нас такого нет, может, взять на заметку?»

Общение представителей разных национальностей интересно ещё и тем, что в культурах разных народностей очень много общего. Главное сводится к тому, чтобы во взаимоотношениях были добро, любовь, чтобы человек не заходил за флажки, не делал плохого кому-либо или себе.

- Дети, не успеете оглянуться, начнут создавать собственные семьи. В такие дни нужно будет, напутствуя, сказать им самое веское, сокровенное, что они должны запомнить, пойти с этим в жизнь. Какие слова нужно будет вложить в сердца и души?

- Скажу, что главное – это любовь, уважение друг к другу. Нужно слышать свою половинку, смотреть в одну сторону, жить так, чтобы вдвоём было интересно. Скажу: «Создавайте свой мир, собственную планету, идите по жизни смело и справляйтесь с любыми задачами».

Марина КРЕМЛЯКОВА, фото из архива

 Гульнары Аухадеевой. "ЧР" №91 от 19 ноября 2019 г.

Новости по теме: