К 75-летию Победы. Грохот лавы - будто пушек бой

Дата публикации: 25.02.2020 - 22:04
Просмотров - 390

- Прочитала информацию об установке бюстов Героев Советского Союза в сквере «Крылья Победы» и подумала, а почему только Героев Советского Союза, а не Героев Социалистического Труда? – начала свой разговор Валентина Антонова, которую многие черногорцы хорошо знают и помнят, как организатора музея истории города. - Ведь они тоже ковали Победу, без тыла не было бы успехов на фронтах. Недаром же сказано в стихотворении Алексея Недогонова: «Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд...»

 

С ДОНБАССА В ЧЕРНОГОРСК

Первыми Героями Соцтруда в нашем городе стали шахтёры Пётр Тимофеев и Георгий Семикобыла. Высокое звание им было присвоено к празднованию первого в истории нашей страны Дня шахтёра. И хотя отмечался он уже в мирные годы, в 1948-м, награждали Героев за дела военной поры.

Пётр Тихонович Тимофеев приехал в Черногорск осенью 1941 года. До этого слышал о Сибири лишь рассказы. Родился он в бедной крестьянской семье, жившей в Воронежской губернии. В четыре года мальчик остался без отца, а в восемь лет уже пошёл работать, помогать матери. Выбор у детей был в то время невелик, ни о какой школе не могла идти речь – пастух у помещика, вот и вся карьера.

Революция открыла перед парнем новую дорогу. В 1921 году он уехал на Донбасс, стал шахтёром. Впоследствии окончил курсы ликбеза, затем рабфак, потом были курсы горных мастеров и первый курс строительного техникума. Словом, к началу войны Пётр Тихонович был опытным, грамотным специалистом.

Вскоре после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз началась масштабная эвакуация предприятий из западных областей нашей страны на восток. Уезжали заводы и фабрики, эшелонами шли оборудование и люди, которым предстояло в сжатые сроки наладить работу на новом месте, приступить к выпуску продукции. С одним из таких эшелонов осенью 1941 года уехал с Украины и Пётр Тимофеев. Место назначения – Черногорск, шахта № 7, должность – горный мастер.

ОНИ ПРИБЛИЖАЛИ ПОБЕДУ

- В годы войны работникам тыла приходилось не легче, чем на фронте, - говорит Валентина Антонова. - Сутками, если не неделями жили в шахтах, не поднимаясь на-гора. Голодали, не досыпали, мёрзли, но отгружали уголь. Когда я ходила, собирала материалы о фронтовиках, о работниках тыла, то обошла больше тысячи черногорцев. Люди рассказывали многое. Жаль, что не сохранились записи. Ведь раньше в музее не было техники, как сейчас: магнитофонов, компьютеров. Да у нас даже печатной машинки не было, всё от руки записывали. И на тех листочках была бесценная информация о том, как жили и работали в годы войны.

Слушая рассказ Валентины Васильевны, вспомнились книги  Владислава Титова, который так же, как и Пётр Тимофеев, работал на шахте Донбасса. Спасая людей, он лишился обеих рук, и хотя не воевал, но был сыном военной поры и не понаслышке знал, как работали в те годы. Не могу не процитировать фрагмент из его «Проходчиков»:

«А крепкий известняк никак не хотел превращаться в глину, подавался туго, с визгом, с россыпью колючих искр, порода стонала и крошилась, как будто на самом деле старалась сберечь вековую тайну. Пот застилал глаза, немели мышцы рук <…>  Говорили мало, только о самом необходимом, потому что произношение слов тоже отбирало силы. Надо… Над ними никто не стоял, не подгонял, не повторял этого слова, оно сидело внутри каждого из них, пылью кружилось в каменной круговерти забоя, они видели его там, на-гора, в глазах уходящих со смены и заступающих на подземную вахту рабочих лавы, ощущали в крепких, без слов рукопожатиях.

Надо… А грохот лавы с каждым днем приближался, он становился все отчетливее и мощней, и уже явственно ощущалось, как дрожит угольный пласт, пищит и стреляет мелкой антрацитовой крошкой. Лава, как чудовищный, разъяренный зверь, настигала их, пожирая пласт. Позволить настичь себя проходчики никак не могли. Если нагонит, то стихнет грохот, оборвется черная река, иссякнет тот поток, ради которого все они надевают жесткие шахтерские робы и спускаются в глубь земли, в самое ее чрево».

А шахтёры военной поры тем более не могли позволить себе, чтобы иссякла лава, чтобы шахта перестала выдавать на-гора уголь. Ведь в первые же месяцы войны страна потеряла более 60 процентов мощностей по добыче угля. Уральские заводы требовали чёрного золота, фронту нужны были танки и пушки, снаряды и «катюши». Основная тяжесть добычи легла на Кузбасс, наш Черногорск тоже изо всех сил помогал ковать Победу.

  - Это сейчас в Хакасии полно разрезов, а тогда Черногорск был единственным местом, где добывали уголь, - говорит Валентина Антонова. - Сплошным потоком от нас уголь уходил на Урал. Были организованы специальные училища, мальчиков 16 лет брали на работу, девчонки по 17-18 лет сутками работали под землёй. Мы часто встречались в музее на чаепитиях, они вспоминали молодость, рассказывали о жизни. Как ночевали в шахтах, по сути, жили там, как трудились.

В годы войны в Черногорске были построены три новые шахты, но людей катастрофически не хватало, мужчины ушли на фронт, потому и встали на их место жёны, дети. В «Очерках по истории Хакасии» приводятся данные о том, что хотя Черногорский рудник обеспечивался рабочей силой за счёт государственных трудовых резервов, нехватка профессионалов была огромной. Только представьте, за четыре военных года коллективы шахт обновились на 90 процентов!

Более трёх тысяч выпускников ФЗО спустились в шахты в военные годы: навалоотбойщики и бурильщики, шахтовые слесари и машинисты врубовых машин. И большая часть среди них – женщины.

Когда в стране развернулось движение двухсотников, которые работали под лозунгом: «За себя и за товарища, ушедшего на фронт», то одной из первых двухсотниц Хакасии была К.Лысенко, работавшая на шахте № 7. Она совместила две профессии – моториста и навалоотбойщика. За высокие достижения её наградили Почётной грамотой Наркомата угольной промышленности. Последовательницы Лысенко, также комсомолки шахты № 7 Распопова, Иванова, Ливадная, Саражакова, работая на двух моторах, смогли повысить производительность в три раза.

Пётр Тимофеев, напомню, в то время был горным мастером на этой шахте. В общей сложности за войну наши шахты выдали на-гора около 4 миллионов тонн угля. И сейчас это внушительная цифра, а по тем временам, учитывая уровень технической оснащённости, подготовку кадров, это был настоящий подвиг. Сложно представить, как, к примеру, давала по две-три нормы за смену бригада забойщиц под руководством В.Гайдуковой.  Как работали горняки Сергея Логинова на третьей шахте, дававшие до двух норм за смену, и это при половинном составе бригады.

И не даром первый профессиональный праздник, который учредило советское правительство после войны, – был День шахтёра.

 - Мы много разговаривали с дочерью Петра Тимофеева, - вспоминает Валентина Васильевна, - она рассказывала об отце, о его семье. А она была очень большая, свои дети, приёмный сын – мальчик из Испании. Кстати, когда дети Петра Тихоновича подросли, то двое сыновей пошли по стопам отца, стали шахтёрами. А когда в Девятом посёлке стали строить новые дома, то на ул.Стахановская дом под номером 1 был передан Тимофееву. Так черногорцы отблагодарили шахтёра за вклад в Победу, за труд на шахте.

Впоследствии, уже в мирные годы, Пётр Тимофеевич не стал возвращаться на Донбасс, остался в Черногорске. Был назначен начальником участка на ставшей родной седьмой шахте.

СТРОИТЕЛЬ ЧЕРНОГОРСКА

Имя Георгия Семикобылы известно в Черногорске многим. Старшее поколение отлично помнит, что благодаря именно ему в городе появились стадион «Шахтёр» и профилакторий угольщиков «Чайка»,  база МТС и временные очистные сооружения. Именно при нём развернулось масштабное строительство в городе – домов и детских садов, школ и предприятий. Асфальтировались улицы и высаживались деревья. Годы, когда в Черногорске управляющим «Хакасуглём» был Георгий Сергеевич, без преувеличения можно назвать золотой эпохой города. Почти два десятка лет он отдал Черногорску, с 1951 года по 1970-й.

Именно поэтому Георгия Семикобылу считают нашим Героем Соцтруда. Хотя, как и Тимофеев, он до войны работал на Донбассе, в военную пору – в Забайкалье, и за трудовые достижения на Дальнем Востоке, был отмечен высшей наградой. Но столь велик был его вклад в развитие Черногорска, что невозможно уже представить наш город без Георгия Семикобылы.

- В 1983 году мы впервые попробовали собрать и издать биографии Героев, - в руках у Валентины Антоновой старый буклет: старая бумага, несколько размытая печать, но это один из первых сборников, рассказывающий о героях войны и тыла, выпущенный типографским способом. - Конечно, полиграфические изыски нам были недоступны, но главное, что хоть так смогли издать.

Напомню, что именно Валентине Васильевне черногорцы обязаны появлением музея истории. Она была инициатором, главным собирателем и хранителем документов. До 90-х годов музей ютился в обыкновенной четырёхкомнатной квартире, в доме № 3 по Калинина. Экспозиция в каждой комнате тематически была посвящена определённому историческому этапу. Годам Великой Отечественной войны принадлежал свой зал.

- Каких только людей мы ни приглашали в Черногорск! – вспоминает Валентина Васильевна. - Михаил Матусовский, автор песни «Нас оставалось только трое на безымянной высоте», выступал у нас. Нашла его данные через «Блокнот агитатора», мы возили его по всем предприятиям. Приезжал военный прокурор по делу молодогвардейцев. Это были настоящие очевидцы тех крупных событий, и в Черногорске мы проводили с ними публичные встречи.

Но больше всего Валентина Антонова с благодарностью говорит о простых черногорцах, которые помогали сохранить документы военной поры. Как приходили в музей и отдавали дорогие реликвии, как не спешили выбрасывать в мусорные баки старые документы, а приносили их в музей, вдруг пригодятся.

- К нам в музей приезжала жена Героя Советского Союза Василия Тихонова, - говорит Валентина Антонова, - я переписывалась с родственниками Николая Янкова, и они присылали свои воспоминания об отце. И очень рада, что наконец-то в Черногорске появится настоящая аллея Героев. Но только обидно, почему там не будет Героев Соцтруда, их вклад в Победу был не меньше, чем у фронтовиков. Об этом надо помнить, надо рассказывать молодому поколению. Я мечтаю, что всё же власти города и республики, военно-историческое общество, угледобывающие предприятия найдут возможность и на аллее с девятью бюстами Героев Советского Союза появятся два - Героев Соцтруда.

Валентина КОРЗУНОВА, фото автора и из архива музея истории Черногорска.

«ЧР» №13 от 25 февраля 2020 г.

На фото: Валентина Антонова, эстакада шахты №8

 

Новости по теме: