Без хирургии: Временно или навсегда?

Дата публикации: 24.03.2020 - 10:35
Просмотров - 356

В понедельник утром по городу разнеслась весть о том, что хирургический корпус Черногорска предполагается перепрофилировать под клинику для коронавирусных больных. У многих из горожан была реакция, близкая к панике: хирургия – это не просто здание и не просто больница, а нечто большее. Её строили десятилетия, радовались новому оборудованию, обустройству отделений. Гордились. Знали, что уровень докторов высокий, что больница «под боком», и если что, люди в белых халатах, профессионалы обязательно спасут, вернут к жизни.

 

Некоторые черногорцы,  узнав, что глава республики Валентин Коновалов и министр здравоохранения РХ  Владимир Костюш приедут в хирургический корпус, встретили их у входа в приёмный покой и задали вопросы. Приводим их практически в виде стенограммы, чтобы была понятна логика простых людей и власти.

Коновалов: - Мера временная и вынужденная. Вы, если следите за новостями, видите, как разворачивается ситуация в других странах. На сегодняшний день на федеральном уровне принято решение, что у нас должно быть учреждение, которое будет обслуживать больных пневмонией, людей, которые подвержены риску смерти в том числе.

Черногорский хирургический корпус - единственное из зданий, которое соответствует требованиям Минздрава России. Мы рассматривали здания в Абакане, но Минздрав РФ их бы не пропустил.

При этом просил бы жителей отнестись с пониманием, потому что, хоть ситуация и под контролем (в республике один заражённый, соответствующее лечение ему в инфекционной больнице оказывается), но если будет вспышка и пойдёт поток заболевших, у каждого из нас это могут быть родственники, близкие, знакомые, их нужно будет адекватно лечить. Если у нас не будет зарезервировано подобное учреждение, как показывает опыт Италии, это может привести к ужасным последствиям.

Поэтому сегодня у нас нет другого пути. Нет в республике другого здания, которое подходило бы под критерии, которые выставил Минздрав РФ. Эти критерии относятся в том числе к оборудованию, и это должно быть отдельно стоящее здание.

Черногорцы: - Наше хирургическое отделение обслуживает 77 тысяч населения, плюс Сорск, Боград и т.д. Рядом – родильное отделение.

Коновалов: - Наша бы воля… Нет выхода. Что предлагаете?

Черногорцы: - Мы вас не понимаем.

Коновалов: - Никто не может дать гарантию, что ситуация не будет осложняться. Заболеть может каждый, и тогда будете говорить по-другому.

Черногорцы: - Вы говорите – хирургия подходит, на ней сошёлся свет клином. В Девятом посёлке есть медсанчасть шахтёров, есть психоневрологический диспансер. А в Москве строят больницу для таких целей, как они рассказывают в репортажах, в чистом поле. Переоборудуйте отдельно стоящее здание – медсанчасть шахтёров!

Костюш: - Во-первых, Валентин Олегович, хотел бы сказать слова благодарности медицинским работникам, которые соглашаются работать в этих условиях ради того, чтобы были предприняты те меры, которые сегодня необходимы.

Первое требование, чтобы спасать ваши жизни (сегодня три ваших жителя лежат в стационарах, в республиканской и в инфекционной больнице лечатся с пневмониями). В крайне сложной ситуации, когда есть необходимость для заболевших находиться в специальных условиях, нужны соответствующие решения.

Чтобы организовать стационар для лечения больных с пневмонией, на входе должен быть компьютерный томограф и возможность проводить исследования (попробуйте в Девятом посёлке это сделать), необходимо отделение реанимации и малое количество пациентов в палатах.

Мы рассматривали республиканскую инфекционную больницу, детскую республиканскую, Усть-Абаканскую районную больницу. Я предлагал сделать отделение в помещении - вставке в республиканской больнице (единственный стационар, где на входе есть компьютерный томограф). Но это не отдельно стоящее здание. Единственное здание, которое соответствует требованиям, где есть все условия для лечения пациентов, только в этом хирургическом корпусе. На это время мы должны перевести сюда всех пациентов – и детей, и взрослых.

Черногорцы: - Люди резко против.

Коновалов: - Позиция «Мы против» - это не позиция в данной ситуации. Мы находимся в «пред ЧС». Что предлагаете?

Черногорцы: - Оборудуйте больницу в здании медсанчасти шахтёров. Установите оборудование.

Костюш: - Мы на этой неделе должны больницу открыть. С сегодняшнего дня прекращаем плановую госпитализацию в хирургию, кроме жизненно важных показаний.

Черногорцы: - Тридцать лет строился корпус, это не просто здание, это для черногорцев большее. Черногорцев нельзя лишать этой больницы.

Костюш: - Ни о каком уничтожении больницы речь не идёт.

Черногорцы:  - Нет ничего более постоянного, чем временное. Если здесь станут лечить коронавирусных больных, это точка невозврата.

Костюш: - Во всех субъектах перепрофилировали стационарные здания под то, чтобы лечить лёгочные заболевания.

Черногорцы: - Почему инфекционная больница не подошла?

Костюш: - Потому что там нет компьютерного томографа, и мы больного с коронавирусом должны возить в другой стационар, если ему необходимо обследование.

У вас сегодня в хирургии 80 человек находятся на госпитализации, 11 человек со скелетным вытяжением, которые будут переведены в травматологическое отделение. Хирургические пациенты будут госпитализированы.

Травмпункт будем разворачивать в поликлинике, чтобы работал в круглосуточном режиме.

Черногорцы: - Валентин Олегович, вам надо часов в 10 заехать в городскую поликлинику и посмотреть, что там происходит, какие очереди.

Костюш: - Здесь будут лежать больные пневмонией, на сегодня их 60 человек. Обследуем их, чтобы избежать заражения.

Черногорцы: - Вирусная инфекция? Хирургия сюда не заедет никогда. Вирус не изведёте на сто процентов.

Костюш: - Сегодня сколько с вирусной инфекцией сюда попадет острых хирургических больных? С гнойно-септическими осложнениями?

Черногорцы: - И ещё добавите коронавирус! Непродуманное решение.

Коновалов: - Ещё раз! Это учреждение, которое подходит по критериям. Хирургии город никто не лишит. Как только уйдёт режим ЧС…

Черногорцы: - Инфекция может не уйти, объясняют, что она может вернуться осенью. И ещё. В хирургии – единственная реанимация в городе. Какие нормативы по реанимации для города? Давайте искать другие варианты, пожалуйста, не трогайте эту больницу.

Коновалов: - Можно создать группу, включить активистов. Но это мера вынужденная, прошу отнестись с пониманием.

Черногорцы: - Не понимаем вас. Примите нашу сторону! Оборудование просите под ЧС. Не довезут многих больных из Черногорска в острых случаях до Абакана. А ещё есть в медицине такое понятие как выхаживание, этим занимаются родственники. Им как из Черногорска ежедневно ездить в Абакан? Президент сказал недавно, что у людей нельзя отнимать то, что было. Нельзя ухудшать условия их жизни!

Коновалов: - Я вас услышал. Будем принимать решение.

Заметим: черногорская хирургическая больница в основном оказывает экстренную медицинскую помощь (до 75 процентов от всех пациентов), многих из них привозят на «Скорой». Принимают пострадавших в ДТП с трассы М-54, не отказывают пациентам из Боградского, Усть-Абаканского районов, если они сюда обращаются.

Многое ещё можно сказать, да только теперь будем ждать решения властей. Такой он – режим «пред ЧС». Не зря, видно, говорят, что мир после вируса уже не будет прежним.

…Мир – не будет. А хирургия в Черногорске быть должна, люди об этом сегодня пишут письма по инстанциям и надеются, что их в самом деле услышат.

 

Анастасия Филиппова, председатель ассоциации «Развитие фармацевтической отрасли «Аптечное дело»:

- Это, на мой взгляд, решение необдуманное. Если рассматривать моё мнение как медицинского специалиста, вот на что обращаю внимание. Если будет перепрофилирование больницы из хирургического профиля в пульмонологический или, тем более, инфекционный, обратная дорога вряд ли будет возможной.

Если будет принято решение о перепрофилировании, потеряем хирургическую больницу.

Кроме того, в городе должен быть травмпункт. И не в формате проведения приёма, а с полноценной помощью.

Кроме того, «забор в забор» находится здание роддома. Это, на мой взгляд, большой риск.

Должен быть очень взвешенный подход при принятии решения.

 

 

Альбина Киселёва, пенсионер:

- Как можно забрать у города хирургию? Пока я с Девятого посёлка с переломом или аппендицитом доеду до Абакана, возникнут осложнения.

Мы гордимся больницей и надеемся на разумное решение. При этом замечу: у нас нет ничего более постоянного, чем временное.

Марина КРЕМЛЯКОВА, фото автора

 

«ЧР» № 21 от 24 марта 2020г.

Новости по теме: