Хорошо ли тебе спится, мама?

Дата публикации: 24.03.2020 - 10:44
Просмотров - 191

На окраине города тихо, пустынно и серо – ни рекламных баннеров, ни мигающих магазинных вывесок, ни огоньков светофоров. И даже фонарей, освещающих дорогу оранжевым светом, нет. Покосившиеся, маленькие домики, полувековые бараки бережно хранят тайны своих обитателей. Но, как известно, всё тайное становится явным. Особенно для людей в погонах. Правоохранительные органы рано или поздно приходят в дома, где за закрытыми дверьми творится неладное: если мужчина поднимает руку на жену, если оба они «закладывают за воротник», если дети уходят в школу грязные или голодные, а то и вовсе забывают дорогу домой.

На учете в отделе по делам несовершеннолетних ОМВД Черногорска стоит 55 семей, детей - 88. Термин «неблагополучные» сейчас произносить не принято, во всяком случае, в официальных документах и отчетах. Предпочтительнее фраза «находящиеся в  социально опасном положении», а то могут обидеться, что вешают на них ярлык, мол, понятие «благополучия» у всех разное. Тем более что брать под контроль любую подозрительную семью сейчас нельзя – нужны веские основания, к коим, к примеру, не относятся даже антисанитарные условия в квартире. Родители могут растить детей среди хлама и мусора, кормить вместе с собаками, но если они не пьют и не исчезают из дома, если в холодильнике есть хоть что-то из съестного, то поводов ставить их на учет нет.

В то же время контролирующие органы (ОДН, отдел опеки, управление социальной поддержки) могут в любой момент посетить их и принять меры, если увидят, что мамы и папы игнорируют свои родительские обязанности.

Рейды же по семьям, которые стоят на учете,        проводятся регулярно. Часто их инициирует пожарный надзор, который оценивает, как в доме соблюдаются правила пожарной безопасности: правильно ли устроена печка, в целости ли электропроводка, правильно ли выбрасывается зола и хранится уголь и др. Вот и на прошлой неделе представители МЧС России в сопровождении коллег из полиции и УСПН выехали по адресам, которые вызывают особую тревогу, – и в плане воспитания детей, и в плане профилактики пожаров.

 

Пусть мамины руки будут в муке

Ведущий инженер второго пожарно-спасательного отряда МЧС России по РХ Вера Кузьмичева и пожарный инспектор Анастасия Рахманова, старший инспектор отдела по делам несовершеннолетних Елена Баженова, а также специалист УСПН Лилия Маркова выехали в Девятый поселок, где много частного сектора, а значит, печного отопления. По статистике, зимой основной причиной пожаров становится именно нарушение правил эксплуатации печи: кто-то забывает очистить дымоход от сажи, кто-то игнорирует трещины, другие бросают в опасной близости предметы, которые могут вспыхнуть от одной искорки, разгореться в огромное пламя и в итоге оставить без жилья.  Особенно остро проблема стоит в домах старой постройки, а проблемные семьи могут позволить себе только такое жилье.

Молодая семья, к которой едем первой, на учете в ОДН находится не так давно, но у Кати и Вовы уже дважды забирали детей, когда они пускались во все тяжкие.

Сейчас обстановка в доме спокойная, нас с любопытством встречают две белокурые кудрявые девчушки, которые ждут на обед пирожки. Катя как раз раскатывает тесто, вынужденно делает перерыв, пока сотрудники пожнадзора осматривают проводку, печку, розетки. Вера Сергеевна объясняет ей, что притопочный лист должен быть определенного размера (50 на 70 см), что разложенные поблизости легко воспламеняющиеся предметы нужно убрать, а трещины на печке замазать огнеупорным материалом.

 - Недавно в нашем городе был случай отравления угарным газом без пожара из-за того, что была забита сажей труба,  погибли 4-летний ребенок и 19-летний парень, - рассказывает Вера Сергеевна. – Не перегружайте сеть! Не оставляйте без присмотра включенные электроприборы. Даже выключенный телевизор при скачках напряжения может воспламениться. Вынимайте из розетки зарядное устройство телефона, маленькие дети могут брать его в рот,  их ударит током, а при скачках напряжения оно может  воспламениться… Вот здесь нужно заменить вилку! 

Анастасия Рахманова вручает памятку по пожарной безопасности, листовку с номерами экстренных служб и просит тщательно присматривать за детьми. 

Комиссия закрывает за собой дверь с относительно спокойным сердцем – в доме тепло, спокойно и все сыты. Дай Бог, чтоб так было всегда, и рука молодых родителей больше не тянулась ни к рюмке, ни к наркотикам. Мамины руки должны быть в муке, шоколаде и мыле, которым она намыливает кудри малышей.

 

Дом или конура?

Неподалеку живет еще одна семья, отец с 15-летней дочерью. Три года назад от рака умерла мама девочки, и теперь в доме хозяйничают они вдвоем. Ну как хозяйничают…

 Через покосившиеся ворота входим в заваленный мусором двор, в огороде – двухметровый сухостой. В сенках – завалы хлама. На пороге дома в нос бьёт резкий запах сигаретного дыма и затхлости, давно не стиранных вещей, не мытых полов. На стенах – копоть, как после пожара.  Ко всему прочему здесь немногим теплее, чем на улице. Не дом, а конура. Кажется, что жить в такой обстановке нормальный человек не может. Наверное, именно поэтому девочка стала убегать из дома, за что семью взяли на контроль. 

 - Топим раз в два-три дня, нам хватает, - пожимает плечами хозяин дома на вопрос, почему так холодно.

 - Печь нужно штукатурить! Есть большие прогары, через которые выходит угарный газ! Это очень серьезно! Как так получилось, что у вас стены закоптились?

 Иван Николаевич хриплым голосом попытался что-то объяснить, свалить на качество угля, но сотрудников пожнадзора этим не убедил.

 - Я с детства юный пожарный, я сам всё знаю!

 - А почему тогда в доме курите?

 - А где мне курить?

 - А ребенок? Подумайте о ней!

- Она сама уже курит!  

Потом у мужчины стали спрашивать, что будет обедать сегодня девочка. Он кивает на гороховый суп. На полу стоит грязная кастрюля. 

 - Нормально у меня дома! Что вы ко мне пристали? Я четвертую неделю не могу выйти, болею! Сегодня впервые ездил договариваться о работе, завтра поеду, - оправдывается папаша. 

 - Да сколько можно  болеть? Вы постоянно болеете! Это похоже на отговорки! – не верит Елена Владимировна.

 - Я разве виноват, что ко мне всякая зараза липнет?

Вера Сергеевна допытывается, почему в огороде сухостой в человеческий рост.

 - Так трава растет как на дрожжах! А соседа с грузовичком не могу дождаться, чтоб вывезти…

- Сделайте компостную яму! Траву надо убирать! Иначе будет штраф. Через месяц приедем, проверим!  Дочь подключайте!

 - Она не хочет помогать! Как заставить? Вы же сами говорите, пальцем её не трогать! 

На всё у Ивана Николаевича есть ответ.  Какой растет девочка в такой обстановке, не трудно представить.

 

Если рюмка на столе…

В бараке на ул. Кирова комиссия застала только четверых детей, двое из которых соседские. В полутьме и ужасном бардаке они смотрят мультики по телевизору. На столе, накрытом потертой клеенкой, три пустых стопки.

- Она никогда детей одних надолго не оставляет, видно, где-то у соседей. Когда муж уезжает в командировку, она может загулять. И когда не пьет, здесь чистота идеальная, а сейчас… Пойду поищу, - с этими словами Елена Владимировна выходит на улицу, попросив нас подождать у ворот.

 - Без взрослых мы проходить дальше порога не будем, но визуально печь в хорошем состоянии. Только ведро пластиковое так близко ставить нельзя. Вообще на  притопочном листе ничего не должно стоять, - говорит Вера Сергеевна.

 - А вообще такие рейды эффективны? – пока есть время, спрашиваю у сотрудниц пожнадзора.

 - Да, около 70 процентов недочетов люди исправляют, к нашим замечаниям прислушиваются.  Чего мы только не видели! Были и самовольные подключения к линиям электропередач по улице Гоголя, в другой семье печь была в таком ужасном состоянии, что кирпичи выпадали, держались с помощью ДВП... Особенно хорошо реагируют те, у кого есть дети.

Пока Елена Владимировна искала горе-мамашу, Лилия Алексеевна объяснила, что вообще-то оставление детей без присмотра (читай – в  опасности) – это повод  лишить её родительских прав. Однако сегодня центр, до сих пор в народе именуемый «Чайка», переполнен, иначе  инспектор ОДН немедленно забрал бы ребятишек.

Маму все-таки нашли в одном из соседних домов, привели в чувство беседой, попытались объяснить, почему нельзя пережимать электрический провод дверью: из-за нарушенной изоляции может произойти короткое замыкание сети, как следствие - пожар.

 

Четверо по лавкам

 Газель выдвигается в посёлок седьмой шахты. Почти месяц назад инспекторы ОДН забрали отсюда четверых детей. Ребятишки 4 и 6 лет находятся в «Чайке», 5-месячный и полуторагодовалый малыши - в детской больнице. Их маму уже лишали прав – в отношении старшей дочери, но прошлый горький опыт её ничему не научил – она проводит время в обнимку с бутылкой «беленькой», забывая, что дома семеро по лавкам. Вот и 29 февраля ее не оказалось дома, она бросила ребятишек совсем одних.

Непонятно, как бы окончилась история, если бы инспекторы не пришли в тот день с проверкой. Картина, которая развернулась перед ними, до сих пор вызывает шквал эмоций у Елены Владимировны Баженовой: 

 - Вызвали нас соседи, сообщили, что дети дома одни. Пятимесячный малыш катался голенький по дивану… Как только он не упал… Я пыталась найти, во что его одеть и не нашла. Завернула в одеяло. Он был такой холодный… Врач, которая его осматривала, сказала, что недалеко было до переохлаждения. Только через 12 дней мамаша мало-мальски очухалась и пришла к нам в отдел. Судьба этих детей под большим вопросом.

Молодая худощавая женщина встречает нас округлившимися глазами – то ли от страха, то ли от чрезмерного употребления спиртного.

 - Вы когда за детьми собираетесь? – спрашивает ее комиссия. Забрать детей можно было и на следующий день, но почему-то дама не торопится это делать. И в который раз обещает, что поедет за детьми завтра.

Дома тепло, тихо, и кажется, что женщина решила себе устроить отпуск. Вместе с ней – два брата. Один сладко спит на детской кроватке, с другим – смотрят телевизор.

 - Вы спите хорошо? Зная, что дети в приюте? – задает риторический вопрос Елена Владимировна, на что дама молча опускает глаза.

Сотрудники МЧС осматривают печь и пытаются донести до хозяйки важную информацию – что нет притопочного листа, что прогары нужно оштукатурить, а за приборами всегда следить. Лилия Алексеевна проходит посмотреть, что есть в холодильнике.

 - Вы считаете, этого достаточно, чтобы накормить четверых детей?

 - Я скоро получу детское пособие.

 - Какое пособие? Его выплата приостановлена из-за того, что дети находятся в госучреждении.

 - Я заберу детей! Куда мне идти?..

 - Вам же уже объясняли! Сначала в отдел опеки.  Поедете с нами сейчас в опеку? Мы вас подвезем. 

Сначала женщина соглашается, но только она садится в микроавтобус, все остро чувствуют запах перегара.  В таком состоянии специалисты отдела опеки не позволят забирать детей. Да и вообще, стоит ли возвращать их в отчий дом? Это большой вопрос. 

 

Кручу, верчу, запутать хочу

Последний адрес в этом рейде - в Аэродромном поселке. К дому приходится пробираться через жуткую грязь и завалы мусора, через огромную лужу в дом идет кабель, сразу видно, что протянут он через соседский забор.

- А что это у вас за провод?! – Вера Сергеевна делает вид, что не видит самовольного подключения. На самом деле ей как специалисту с большим опытом работы сразу всё ясно.

 - Ну просто провод!

- Электрический, что ли?

- Нет, конечно! Давайте ножницами перережем! – девушка готова рискнуть жизнью  - так далеко зашла в своем вранье.

      Проходя через загаженные собакой сенки, инспектор ОДН кивает на бардак в доме, а сотрудницы пожнадзора осматривают печь и дают рекомендации по поддержанию её в «боевом» состоянии.

Елена Владимировна между тем интересуется, что дети будут есть на обед, когда вернутся из школы.

 - Я пока не готовила, вечером собираюсь, - отвечает женщина, чем удивляет комиссию: все, как мамы, понимают, что ребенка надо накормить, когда он приходит голодный после уроков, а не тянуть с этим до вечера.

Анастасия Рахманова еще раз осматривает кабель, который питает дом, объясняет, чем чревато самовольное подключение. Оказалось, за домом числится огромный долг за электричество, и таким вот образом живущие здесь люди решили проблему, когда Россетти отключили им свет. Хозяйка дома, которая вынуждена была признаться в этом, выходит из себя и неожиданно начинает кричать на нас, вспоминая ссору с какими-то недругами и бросая обвинения, что не приняты меры для её защиты.

 - Вы бы лучше такой же консилиум собрали, чтоб с соседями разобраться! Я пойду в прокуратуру! – дерзит она, забывая, что перед ней сотрудник полиции при исполнении, а вопросов больше к ней, чем к людям в форме. 

Представителей контролирующих органов трудно чем-то удивить, в том числе такими выпадами в их сторону. Приходится отстраняться и пропускать грубость мимо ушей, ведь такие  визиты наносятся не из вежливости, а чтобы вовремя помочь детям, забытым собственными родителями, накормить их, одеть, отмыть, научить, пока еще не поздно, что такое хорошо и что такое плохо. Берут большие сомнения, что мамы и папы, которых мы видели в рейде, объяснят им это лучше. Они и сами давно запутались в простых и неоспоримых истинах.

Анастасия ХОМА,

фото автора 

«ЧР» № 21 от 24 марта 2020г.

 

 

 

Новости по теме: