Когда проснётся Албынжи

Дата публикации: 24.03.2020 - 10:47
Просмотров - 821

Нынешний год объявлен в республике Годом хакасского языка. Планируются различные фестивали, конкурсы, акции. Но мы хотим рассказать об уникальном проекте, который вовсе не был приурочен к официальным мероприятиям, однако наверняка заинтересует хакасской культурой даже тех людей, которые прежде и не помышляли о тахпахах* и нымахах.**

Фильм в жанре экшн «Харах Оды» был снят силами энтузиастов, сотрудников телекомпании РТС и актёров местных театров. Пока лента путешествует по кинофестивалям и широкому кругу зрителей недоступна. Впрочем, через несколько месяцев планируется выход «Харах Оды» на большой экран в кинотеатрах республики.И тогда вы узнаете, чем закончились поиски Бога главным героем Аяном. Смог ли вернуть он себе любимую жену, и всегда ли духи злы к человеку. А главное, вместе с Аяном попытаетесь ответить на вопрос – кто виновен в наших бедах.

ВОЛШЕБСТВО КОВЫЛЬНОЙ СТЕПИ

С детства помню просто изданную небольшую книжку хакасских сказок и ощущение от них. В этих историях не было страшных дэвов Кавказа, общительных птиц и зверей из фольклора северных народов, не возникало чувство одновременно чего-то прекрасного и страшного, как при чтении русских сказок. Зато от хакасских веяло каким-то потрясающим покоем, летним небом и теплой степью, где в ковыльных морях плыли лошадиные косяки, а в воздухе тонко витал горьковатый аромат полыни.

Лицо обветренное камня

ладонью робкой

                      приласкать...

Молчат степные

                             изваянья.

Молчат...

Им есть о чем молчать.

Так писала поэт Наталья Ахпашева.

 ОТ «КНИГИ СТЕПЕЙ»

 К «ХАРАХ ОДЫ»

Лет пять назад республиканская телекомпания запустила проект «Книга степей» - серию короткометражных фильмов, созданных по мотивам хакасских сказок, легенд и мифов. Съёмочная группа подобралась из творческих людей, таких, что им показался маловат формат проекта, и услышав о конкурсе грантов Министерства культуры РХ, режиссёр Михаил Мерзликин с товарищами подали заявку на конкурс. В планах было создание короткометражки по хакасской легенде «Серебряная книга».

Минкульт идею поддержал, грант был выигран, и группа приступила к работе. Впрочем, очень быстро выяснилось, что 300 тысяч рублей – сумма гранта, маловата для реализации всех идей, и команда начала поиск единомышленников, которые бы согласились поработать за символическую плату или вовсе на добровольных началах. Как показало время, бескорыстных творцов в республике хватает.

- Я по образованию историк, этникой, фольклором Хакасии увлечен уже давно, - говорит Михаил Мерзликин. – Поэтому база у меня была. Конечно, на помощь приходили специалисты и книги. Труды Кызласова, Бутанаева, Бурнакова посвящены хакасской культуре и фольклору. Помимо этого существует богатая литература по тюркской истории, оттуда тоже брал какие-то моменты. Но главное, мы ставили задачу снять такой фильм, какого ещё не делали в Хакасии. Это не точное следование сказке, скорее вариации на тему, снятые в современном стиле.

В конце декабря минувшего года в КЦ «Луначарский» прошёл закрытый предпремьерный показ «Харах Оды», о чём «ЧР» уже писал, впрочем, тогда без подробностей. Сегодня тоже не стану раскрывать всех секретов фильма, пересказывать сюжет, но не могу не остановиться на некоторых моментах.

Во-первых, по ходу съёмок группа вдруг выяснила, что короткометражка не получается, слишком много материала, и он требует если не полноценного метра, то хотя бы чего-то среднего. В итоге продолжительность ленты составила почти час.

Во-вторых, съёмки велись в формате POV (point of view), иначе говоря, от первого лица. Кто играл в компьютерные игры, прекрасно понимает, о чём идёт речь. Кто не играл – остаётся только прийти и посмотреть на экране, как это выглядит.

- Мы снимали одну из сцен, потом посмотрели, и я подумал – надо переснимать, слишком мягкая она получилась, - вспоминает Михаил. - В нашей стилистике надо пожёстче. Потому и камера у нас резко работает, в рваном ритме. Конечно, это не всем нравится. По нашим опросам, большинство людей в возрасте за сорок не одобряют такой подход, зато молодёжь именно на это обращает внимание, и ей нравится. Понимаете, у нас не было желания снять фильм, который бы всем пришёлся по нраву. Мы хотели рассказать сказочную историю, основанную на хакасском эпосе. Сделать её интересной, привлечь внимание к культуре. Пожалуй, больше с ориентацией на молодёжь. Поэтому с техникой съёмки понимали, что идём на риск.

Честно скажу, формат POV – на любителя. Плюс особый режим движущейся камеры вводит неподготовленного к такому зрелищу зрителя в несколько неуравновешенное состояние. Так что иные даже отмечали головокружение.

Но у такого подхода есть свои плюсы. Погружение в фильм получается более полным, и молодёжи интересен именно такой стиль съёмок. А ведь это очень важно, чтобы молодое поколение интересовалось культурой предков, мифами и легендами, это самый короткий путь к изучению языка сказок.

УВИДЕТЬ ХАКАСИЮ И… ВЛЮБИТЬСЯ В НЕЁ

Вслушайтесь в мелодику хакасского эпоса «Албынжи»:

От подножья тасхыла,

                         покинув юг,

Мчался на север

                     Хан-Харасуг,

Хан-Харасуг -

                   звонкий ручей,

Приютил ты много

                 хороших людей,

Напоил ты немало

          степных табунов,

Хан-Харасуг -

     сын земных пластов,

Разгульная сила

                в твоих волнах,

Счастливая жизнь

         на твоих берегах…

Согласитесь, даже на русском языке это звучит ярко и характерно. Создаётся образная картина, ты видишь эти горы, реку, степи… Когда же слышишь текст на хакасском, то само его звучание настраивает на определённый лад, даже без знания языка.

А как играет природа Хакасии! Снималась лента в нескольких районах республики – в заповеднике «Оглахты» и музее под открытым небом «Усть-Сос», долине Бабик и Ивановских озёрах, горной гряде «Сундуки» и музее-заповеднике «Казановка». Честное слово, после «Харах Оды» даже несколько изменилось отношение к этим местам! И без того любимые они стали ещё дороже, ещё ярче. Более зримо представляешь себе, как несколько веков назад жили в юртах на берегу Енисея хакасы. Как гуляли косяки лошадей в долинах Западного Саяна или Кузнецкого Алатау.

Глядя на изумительную природу, уже не удивляешься, почему хакасы так одухотворяли природу. Почему чуть не каждый ручей, сопка, дерево имели своего духа. Они на самом деле живые. И, как в жизни, духи не всегда добрые, были и злые, и даже такие, чьё имя нельзя упоминать, чтобы не навлечь на себя беду.

 

ЖИЗНЬ В ТЕАТРЕ ТЕНЕЙ

Один из наиболее ярких эпизодов в фильме, на мой взгляд, это сцена в юрте шамана, когда он вспоминает о появлении Поончах – того самого духа, чьё имя под запретом. Представьте: тёмное помещение, горит очаг, шаман рассказывает историю, и она оживает тенями на стене. У кого как, а у меня в этот момент григовский «Танец в пещере горного короля» сразу зазвучал. Настолько живые и жутковатые картины получились!

- Художник компьютерной графики Константин Корзунов один делал всю работу, а её было немало, - рассказывает Михаил Мерзликин. – Когда-то давно, еще к «Книге степей», я предлагал ему сделать нечто подобное тому, что было в «Гарри Поттере и Кубке огня». А он предложил попробовать поговорить с артистами театра кукол «Сказка», чтобы они сыграли историю.

На совершенно волонтёрских началах театральная семья Тимофеевых – Андрей, Елена и Елисей, и  артистка «Сказки» Ирина Токарева безупречно провели марионеток через историю. Глядя на сцену, даже не верится, что это куклы, а не живые люди.

- Вообще работать над фильмом было интересно, - поделился художник компьютерной графики Константин Корзунов. – Задачи были серьёзные, масштабные, мягко скажем, превышающие возможности нашей техники, но всё же большую часть удалось решить. С актёрами «Сказки» было очень увлекательно работать, они настоящие мастера. Вообще, я хоть и не много работал в поле, но всё же заметил, какой классный актёрский состав подобрался для фильма. От них такая энергетика идёт…

ГЕРОИ И ДУХИ ВЕРНУЛИСЬ К НАМ

- Я всегда критично к себе отношусь, - говорит актёр Хакасского драматического театра им. Лермонтова  Максим Султреков. – Первый раз смотрел себя в фильме со стороны и сразу увидел недостатки, что-то бы сейчас сыграл иначе. Участие в проекте многое мне дало, в первую очередь вдохновение после непростого театрального сезона. Я рад, что таким образом рассказывается о хакасской культуре – через сказки и предания. Хотел бы продолжать работать в таких темах. Проект хорош тем, что воспитывает подрастающее поколение, образовывает его, молодежь начинает понимать, что нужно знать свою культуру. Даже те хакасские ребята, которые не говорят на хакасском языке, не знают эпос, тут кое-что увидят. Они смогут увидеть, какая глубокая и интересная культура в Хакасии. Мы порой сами смеемся, есть эпос «Властелин колец», но если расписать так наш хакасский эпос, то пять «Властелинов колец» появятся! Здорово, что Миша стал этим заниматься, что представил много духов – и гор, и реки, и тайги. И даже таких страшных, как Поончах, чьё имя не произносят, и все его боятся. У нас до сих пор есть поверие такое. Хочется, чтобы Миша продолжал в том же духе и удивлял нас.

О важной просветительской роли «Харах Оды» говорила и исполнительница ведьмы в фильме актриса драмтеатра Светлана Чаптыкова.

- Когда была маленькая, думала, что все знают – мы живем в мире духов. Есть горные духи, духи воды, духи огня. Что нельзя в воду плевать и бросать камни, иначе духи обидятся и отомстят. У нас это было в крови. Уверена, факт того, что в Хакасии зародилось такое кино, знаменательное событие. И то, что молодежь хочет знать свои корни, знать, откуда мы, зачем пришли в этот мир и куда идем, – замечательно. А мы идем в сторону добра. Хотелось бы поздравить республику с рождением настоящего режиссёра, пожелать ему и дальше снимать такие фильмы. Для этого от имени семьи Чаптыковых подарила книгу Василия Радлова. Это второе издание на двух языках: русском и хакасском, здесь собраны наши сказки, легенды, предания, песни. Надеюсь, что это поможет Мише в работе.

Немаловажно, что на показе присутствовал министр культуры Хакасии. Ведь от его поддержки немало зависит – быть или не быть новым фильмам по хакасским, а то и русским сказкам. Причём Леонид Ерёмин высоко оценил премьеру наших кинематографистов.

- Мне понравился подход, он такой современный, - отметил министр. - Думаю, что этот фильм станет первым в целом цикле. Если у нас только одних алыптык нымахов больше трёхсот. А если брать сказки, кипчаки и так далее, то раза в два больше. Хакасская духовная культура формировалась на протяжении тысячелетий. Этот мир, для европейского сознания существует, пожалуй, уже два с половиной столетия, с этноэкспедиции Миллера. Но при этом мир, почти неизвестый современному населению Хакасии.

Один из зрителей, девятиклассник Бруно, эмоционально охарактеризовал увиденное:

- Для меня было открытием увидеть такой фильм. Раньше снимали ленты, но обычные. А тут команда удивительных людей сделала удивительный фильм, что-то неописуемое! Прежде я не увлекался хакасскими сказками, вообще не читал их. А посмотрев «Харах Оды», многое понял о нашем фольклоре. Оказывается, у нас столько духов есть. Ещё удивило, что фильм от первого лица. Ты видишь глазами героя, что с ним происходит, и сам как будто погружаешься в ту реальность. Это очень интересный опыт. И еще подумал, если сравнить самые знаменитые российские фильмы, о которых много говорят, и этот, хакасский. А ведь они почти на одном уровне. Правда. Наш фильм интересный, оригинальный, снят по-особому. Думаю, что он станет интересен моим сверстникам, и благодаря ему они узнают о хакасском эпосе. Может быть, заинтересуются. Это здорово! Да мне и самому стало интереснее узнать о культуре хакасов.

Сказание об Албынжи заканчивается так:

От счастья ликует

                   родимый край.

Победы творец

         Албынжи-богатырь

Охраняет народа

               счастливый мир.

Он каждому роду

                     главою стал,

Он мысли и правде

                  просторы дал,

Он славой народ свой

                    навек увенчал.

Думаю, было бы замечательно для всех нас, когда бы почаще ликовали Албынжи и Илья Муромец, Гульчечек и Сосруко, Лопшо Педунь и Рэу. Чтобы о богатстве наших народных культур помнили не во время редких официальных праздников, а  всегда. Чтобы снимали фильмы и писали книги, и тогда, пожалуй, не нужным станет объявлять Год языка, потому смерть ему грозить уже не будет.  

Валентина КОРЗУНОВА, фото Янины Рейфер

 

 

*тахпах -  наиболее распространенный вид стихотворного творчества и песенной культуры  хакасов. По форме эти песни представляют четверостишья и восьмистишья.

 

** нымах - один из основных жанров устного народного творчества у хакасов.

Представлен преимущественно прозаическими художественными произведениями волшебного, авантюрного или бытового характера с установкой на вымысел. В сказке всегда имеется фантастика.

«ЧР» № 21 от 24 марта 2020г.

 

 

 

Новости по теме: