Энергетика без угля – возможна? И так ли необходима?

Дата публикации: 18.06.2020 - 13:04
Просмотров - 560

Каким будет наше будущее, возможно ли оно без угля и со здоровой экологией? И так ли вредна угольная генерация, как порой говорят общественные экологи? На эти и множество других вопросов дал ответ в прямом эфире официального аккаунта СГК в инстаграм технический директор Сибирской генерирующей компании Олег Петров.

Надо отметить, что Олег Петров для Хакасии человек не чужой. Несколько лет он работал директором Абаканской ТЭЦ, хорошо знает наши экологические проблемы. Прекрасно образованный специалист-производственник, который прошёл все ступени служебной лестницы, начав трудовую биографию на Минусинской ТЭЦ с должности машиниста-обходчика. Профессионал, досконально разбирающийся в энергетике и смежных областях, ответил на десятки актуальных вопросов.

 

РЕАЛЬНОЕ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ

- Существует перспективный проект по подключению Черногорска к Абаканской ТЭЦ. На какое оборудование ориентируется СГК – импортное или российское? Ведь в условиях пандемии часть контрактов с зарубежными партнёрами оказалась под угрозой срыва. Может быть, имеет смысл акцентировать внимание на отечественном оборудовании, реально решать проблему импортозамещения?

- При строительстве мы, безусловно, ориентируемся на продукцию отечественных производителей. По перспективному проекту могу сказать, что основное оборудование будет российское, исключение – пара конденсатных насосов максимум. Мы давно ориентируемся на отечественного производителя. Всё основное оборудование – котлы и турбины,  которые эксплуатируются в нашей компании, российского производства. Вспомогательное оборудование тоже на 90 процентов российское. Есть немного импорта в электрике, но и то элегазовые выключатели частично сделаны в России. Есть автоматические системы управления технологическими процессами как импортные, так и российские. Причём, надо отметить, что мы очень хорошо научились обслуживать и ремонтировать импортные системы, мы достаточно в них разобрались, и, как говорится, если не дай Бог что, то мы сможем перехватить и обслуживание, и наладку этих систем.

 

ТЭЦ – ГЛАВНАЯ УГРОЗА ЭКОЛОГИИ?

Часть жителей Красноярска уверена в том, что одной из основных причин плохой экологической обстановки в городе по атмосферному воздуху являются выбросы из трубы ТЭЦ. Олег Петров дал развёрнутый ответ по этому вопросу, и, что крайне важно, всё, на чём он акцентировал внимание, крайне актуально и для Черногорска.

- Как бывший житель Красноярска могу сказать, что город никогда не был экологически чистым. Особенно в советские времена. Сейчас там не стало таких предприятий, как ЛДК, Красфарма, КрасМаш, где куча труб была на правом берегу, и всё дымило и чадило.

 Проблема Красноярска связана с тем, что все выбросы, которые производятся в городе, очень плохо рассеиваются. Город находится в котловине, образованной отрогами Саян, плохо продувается. плюс вечно незамерзающий Енисей  создаёт паровое облако, по оценке специалистов, на высоте 100-110 метров и не даёт рассеиваться газообразным выбросам. Город очень сильно зависит от наличия или отсутствия ветра.

У наших ТЭЦ нет выбросов первого класса опасности, таких как бенз(а)пирен, который выбрасывает автотранспорт и печное отопление, только вещества третьего класса опасности. И их по Красноярску за последние десять лет мы сократили примерно на 20 процентов за счёт внедрения более современных технологий. Сейчас продолжаем модернизацию оборудования на Красноярской ТЭЦ-1, фильтры, которые мы устанавливаем, должны улавливать 99 процентов всех твёрдых частиц. А твёрдые частицы – это тот дым, который мы видим из труб. Мы ставим современные электрофильтры с классом очистки, который позволит нам достигнуть европейских эконорм по выбросам. В частности, 50 микрограмм на кубометр газа – это европейская норма. Российская составляет 150 микрограмм.

Мы внимательно сейчас рассматриваем города нашего присутствия по поводу источников выбросов. Стоит задача оборудовать наши трубы приборами экологического контроля – благодаря этому мы сможем получить полную картину по выбросам, и, соответственно, будем принимать действенные решения.

Пилотным проектом идёт Красноярск, в этом году мы начинаем устанавливать на ТЭЦ-2,ТЭЦ-3 и ТЭЦ-1 новые приборы. Система, согласно техзаданию, должна заработать в этом году.

Предполагается, что данные приборов напрямую будут поступать на наш диспетчерский пункт и в Росприроднадзор. Как Росприроднадзор распорядится этими данными, предоставит ли доступ общественным экологам – мне неизвестно, но надеюсь, что данные будут доступны общественности. Нам скрывать нечего, мы открыты для экологов – это кредо СГК.

 

ОЧИСТКА 99,7  ПРОЦЕНТа

- Абаканская ТЭЦ тоже не даёт выбросов бенз(а)пирена? И как обстоят дела с другими вредными веществами, сколько их отправляется через трубу в атмосферу?

- ТЭЦ не даёт выбросов бенз(а)пирена вовсе, а вообще уровень очистки уходящих газов составляет 99,7 процента. Энергоблок, введенный в эксплуатацию в 2014 году, имеет пятипольный электрофильтр марки «Альстом» - это французская разработка, но российское исполнение. Его уровень очистки – 5 микрограмм на кубометр! А евростандарт, как я уже сказал, разрешает 50 микрограмм вредных веществ на кубометр.

Так что перевод Черногорска на Абаканскую ТЭЦ частично решит проблему экологии. Мы закроем как минимум два низкотрубных теплоисточника, а объем вредных выбросов от Абаканской ТЭЦ практически не изменится. 

Отмечу, что в Минусинске из-за географического положения ситуация гораздо хуже, чем в Красноярске. Проблему можно решить, на мой взгляд, только переводом частного сектора на центральное отопление либо на электроотопление.

Минусинск и Абакан полностью показывают характерную картину экологии городов, расположенных в котловинах и не продувающихся ветрами. Но при этом ТЭЦ вынесены далеко за город с учетом розы ветров. В Минусинске расстояние до станции порядка 7 км, в Абакане около 4 км. 

Так что тут в энергетиков камень не бросишь, основной объем загрязнения дают транспорт и печное отопление.

 

ТАК, МОЖЕТ, ПЕРЕЙТИ НА ГАЗ?

- Одна из популярных точек зрения, что проблему экологии региона решит перевод ТЭЦ и ГРЭС на газ. Так ли это?

- Есть много публикаций в прессе, где сказано, что газификация Красноярска обойдётся бюджету примерно в 150 млрд рублей. В пересчёте на условное топливо стоимость угля в 2-3 раза ниже, чем газа. Так что надо оценить, устроит ли нас цена теплоэнергии, которая возрастёт, по средним оценкам, процентов на 30-40. Это, во-первых.

Во-вторых – что мы будем делать с угольными разрезами, которые останутся невостребованными в крае? Что будем делать с людьми, которые работают на сопутствующих предприятиях, живут в этих моногородах? Что будет с железнодорожниками, которые останутся без перевозок? Что будет с десятками тысяч людей, если учесть, что каждое угольное предприятие имеет 3-4 предприятия-смежника? С закрытием разрезов  закроются и они, им некого будет обслуживать.

Стоит ли это делать? Или имеет смысл вложить средства в модернизацию угольных активов, чтобы повысить экологическую безопасность станций?

Наша компания активно работает именно в этом направлении, мы вкладываем значительные собственные средства в модернизацию оборудования, в частности, за счет собственных средств строим новую трубу высотой 275 м на Красноярской ТЭЦ-1. Стоимость проекта составит 1,3 млрд рублей, зато это позволит улучшить рассеивание выбросов.

 

ФИЛЬТРЫ ХОРОШИЕ,

А УГОЛЬ ПЛОХОЙ

Ещё один вопрос, который прозвучал в ходе прямого эфира, касался того, что, по мнению части населения, одна из причин плохой экологии и чрезмерно дымных выбросов - плохой, низкокачественный уголь, который покупают для ТЭЦ.

- Надо понимать, что такое хороший и плохой уголь, в чём отличие. Уголь Канско-Ачинского бассейна, который используют наши станции, имеет зольность всего 7 процентов и при этом достаточно калориен. У него один из самых низких показателей по содержанию серы из всех углей, которые есть на территории России. Соответственно, серы нет в выбросах ТЭЦ, работающих на буром угле, зато её даёт сжигание каменного угля при печном отоплении и на маленьких котельных.

Второе – содержание азота в буром угле минимально. Поэтому по своим характеристикам канско-ачинские угли близки и даже, можно сказать, почти равны по выбросам при сжигании природному газу. Если мы будем сжигать природный газ и наши угли – выбросы будут одинаковые, а цена газа при этом гораздо выше. Единственное, при сжигании угля есть твёрдые частицы, которые вылетают из трубы, но для этого и нужно устанавливать высококачественные, современные фильтры, которые позволят собрать летучую золу.

 

 УГОЛЬ – ЭТО ДЛЯ ОТСТАЛЫХ, ПЕРЕДОВЫЕ СТРАНЫ ЖИВУТ БЕЗ НЕГО

Также Олег Петров прокомментировал распространённое обывательское мнение, что уголь используют исключительно бедные страны. Высокоразвитые, ориентированные на экологию страны Запада, мол, давно отказались от шахт, разрезов, ТЭЦ и ГРЭС. Словом, угольная генерация только для отсталых. Но так ли это? Есть ли будущее у угля?

- Я верю в угольную генерацию, и не потому что работаю на угольных станциях и всю жизнь занимаюсь именно вопросами угольной генерации, а потому что данный вид топлива имеет определённый коммерческий смысл. Оно достаточно дешёвое. А то, что есть некоторые экологические минусы, это решаемо. Просто раньше к преодолению этих проблем не было ни политической воли, ни требований населения. Экологическая тематика только в последние годы активно закрепилась на повестке дня. Зато развитие угольной генерации, прежде всего, её экологической составляющей создаст новые рабочие места, новые драйверы для развития промышленности, в том числе, и научного потенциала.

Я видел разные станции на угле. Например, в Польше есть такой город Белхатув. Евросоюз построил полякам станцию, которая практически ничего не выбрасывает в атмосферу. Работает станция на буром угле. Очистные фильтры улавливают даже углекислый газ, превращают его в лёд и сбрасывают в глубинную скважину под землю, чтобы он там разлагался. У станции полностью отсутствует дымовая труба, а все газы, которые образуются при сжигании топлива, улавливаются, перерабатываются и утилизируются. Золошлаковые отходы также идут в дело: из золы получают щебень, делают гранулы химических веществ и так далее.

Сама станция занимает очень маленькую площадь, но её инфраструктура, которая обеспечивает экологическую составляющую, расположена на гораздо более обширной территории.

Так что экологичные технологии есть. И рано или поздно мы тоже к этому придём. Многое упирается в вопрос финансирования. Но если появятся кредитные ресурсы на приемлемых условиях, будут доступны и такие технологии.

Конечно, идет активное развитие технологий в сфере ВИЭ – возобновляемых источников энергии, например, ветра и солнца. Но ветер и солнце достаточно нестабильные ресурсы. Ветер дует не всегда, солнце по ночам не светит – и что делать? Когда мы решим проблемы аккумуляции той энергии, которую вырабатывают солнце или ветер, тогда можно будет говорить о масштабном использовании этих источников.

А пока весь мир работает на сжигании угля и газа. Да, говорят, что уголь загрязняет окружающую среду, и его использование – это показатель отсталости экономики. Между тем уровень угольной генерации в России всего 14 процентов. А в Европейском Союзе, например, свыше 20 процентов. В Индии и Китае более 50 процентов. В США угольная генерация составляет более 30 процентов.

Довести угольную энергетику до приемлемой экологической чистоты можно и нужно. В принципе, мы этим уже занимаемся, понимая, что за чистотой экологии – будущее наших детей и внуков.

Подготовила Валентина КОРЗУНОВА,

фото СГК

«ЧР» № 45 от 18 июня 2020г.

Новости по теме: